О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

новость Приговор по "Болотному делу" огласят 21 февраля

05.02.2014
Болотный суд: последнее слово обвиняемых. Фото А.Барошина
Болотный суд: последнее слово обвиняемых. Фото А.Барошина
Реклама

Оглашение приговора восьми "болотным узникам" состоится 21 февраля в 12:00. Об этом судья Наталия Никишина сообщила на заседании после последнего слова обвиняемых, сообщает корреспондент "Граней".

Заседание началось с выступления адвокатов Дмитирия Динзе, Алексея Мирошниченко и Вячеслава Макарова. Сергей Кривов зачитал речь арестованного Сергея Мохнаткина, своего общественного защитника.

Первым из "болотных узников" с последним словом выступил Ярослав Белоусов. После него свои речи произнесли Степан Зимин, Андрей Барабанов, Алексей Полихович, Александра Духанина, Артем Савелов. Все они отрицали свою вину и просили суд вынести оправдательный приговор (РЕЧЬ АЛЕКСАНДРЫ ДУХАНИНОЙ).

Последнее слово Кривова продолжалось более четырех часов. Он тщательно проанализировал все представленные обвинением и защитой доказательства. Кривов заявил, что невиновен, а "Болотное дело" было создано, чтобы скрыть срыв властями мирной акции. В заключение Кривов сказал, что не признает суд. Федеральные судьи назначаются лично президентом и, значит, являются заинтересованной стороной конфликта, подчеркнул он.

Аудиозапись: "Комитет 6 мая". Фото: А. Барошин, Д. Борко, Д. Бочкарев.

Болотный процесс: последнее слово подсудимых
В холле суда собрались более 150 человек. Там была организована трансляция. Многие остались на улице. На заседание пришла глава МХГ Людмила Алексеева, которую пустили в зал. Геннадию Гудкову, Сергею Пархоменко, Илье Яшину в зал заседаний пройти не удалось.

Собравшиеся перед зданием суда скандировали "Свободу!" и "Выпускай!". Два участника одиночных пикетов, Леонид Чашник и Петр Алферов, были задержаны полицией. Обоих отпустили несколько часов спустя, составив протоколы по статье 20.2 КоАП (нарушение правил пикетирования). Алферову и Чашнику грозит крупный штраф, суд назначен на 7 февраля.

Фото и видео Дмитрия Борко:
Последний день "Болотного процесса"
Предыдущее заседание суда прошло 29 января. На нем выступали защитники подсудимых (Полные тексты речей защитников).

22 января обвинение потребовало приговорить: Александру Духанину (Наумову) и Кривова - к шести годам; Барабанова, Степана Зимина, Дениса Луцкевича, Полиховича и Артема Савелова - к пяти с половиной годам; Ярослава Белоусова - к пяти годам общего режима. Об этом сообщает корреспондент "Граней" из Замоскворецкого райсуда столицы.

Обвинение настаивало на вынесении подсудимым приговора по обеим вменяемым статьям УК - 212 (массовые беспорядки) и 318 (применение насилия к представителю власти). Такое требование мотивировалось тем, что каждая из этих статей по отдельности не охватывает "все деяния обвиняемых" (Полный текст выступления).

Прокуроры отметили наличие у Белоусова и Кривова несовершеннолетних детей, а также упомянули о состоянии здоровья нескольких подсудимых и их родственников. Несмотря на это они потребовали для всех фигурантов дела реальных сроков.

2 февраля в Москве состоялось шествие в поддержку "болотных узников" и всех политзаключенных. В нем приняли участие около 10 тысяч человек.
Александра Духанина в зале суда. Фото Петра Верзилова
Александра Духанина, обвиняемая по "Болотному делу"
Сначала я думала, что все это дело - какая-то дикая ошибка и нелепость. Но теперь, послушав речи прокуроров и узнав те сроки, которые они нам всем просят, я поняла, что нам всем мстят. Мстят за то, что мы там были и видели, как как все было самом деле. Кто устроил давку, как избивали людей, неоправданную жестокость. Мстят за то, что мы не прогнулись перед ними и не покаялись в несуществующей вине. Ни на следствии, ни здесь, в суде. Еще мстят за то, что я не стала помогать им в их вранье и отказалась отвечать на их вопросы.

Наверное, это тяжкая вина, и она тянет на шесть лет колонии. Других-то достойных такого наказания не осталось, одни мы остались: настоящих преступников они боятся, чужих, кто им мешал, посадили, а своих не трогают. Вам, ваша честь, решать, как за счет наших судеб помочь им стать еще более счастливыми, получить новые должности, звездочки и награды.

Но все же - за что шесть лет? Какие такие не менее восьми прицельных бросков я совершила? Откуда они взялись? В кого именно целилась и попала? В восемь разных полицейских? Или восемь раз в тех двоих, которых мне приписали? Тогда сколько раз и в кого из них? Где ответы на все эти вопросы? Они же должны сначала все подробно описать и доказать, а потом уже сажать в тюрьму - все-таки шесть лет жизни, не развлечение же. А то получается даже не ложь, а лживая демагогия без фактов и игра человеческими жизнями. А если бы у них было не восемь видео, а 188, тогда они бы сказали, что и бросков было 188?

Есть два потерпевших от меня и моего так называемого насилия омоновца, вы их видели. По размерам они примерно как двое-трое таких, как я, да еще и в броне. Один из них вообще ничего не почувствовал, второй вреда от меня не получил и не имеет претензий. Это что, и есть мои массовые беспорядки и насилие, за которые мне сидеть шесть лет?

Да, еще про квас забыла - бутылка одна, наверное, лет на пять тянет, а восемь прицельных бросков - на оставшийся год. Ну пусть тогда так и скажут, я хоть буду знать цену кваса. А еще пусть скажут: где начинаются и кончаются мои массовые беспорядки и где начинается насилие в отношении представителей власти? И чем одно отличается от другого? Я так ничего и не поняла: какие поджоги? Погромы? Уничтожение имущества? И где там я? Что я громила? Что поджигала? Что уничтожала? С кем в сговор вступала? Чем это все доказано? Короче, четыре года по 212-й статье - это просто за то, что я там была? Присутствие на изначально мирном митинге - это и есть мои массовые беспорядки, в которых я участвовала? Другого-то нет ничего!

Посмотрите на этих людей. Они не убийцы, не воры, не мошенники. Сажать нас всех на некий срок в тюрьму будет не то что несправедливо - это будет подло.

Мне многие предлагали покаяться, извиниться, сказать то, чего хотели следователи, но знаете, я не считаю нужным каяться и уж тем более извиняться перед этими людьми. У нас в стране так принято, что эти люди абсолютно неприкасаемые, в то время как известно много случаев с их стороны крышевания наркобизнеса, проституции, изнасилований. На днях, кстати, такое и произошло в Липецкой области.

Фабула обвинений, которые нам всем вменяются, не просто смешна - она абсурдна и основывается лишь на показаниях омоновцев. И что получается - если у человека погоны есть, он априори честен и свят?

Ваша честь, вы за восемь месяцев процесса получили от стороны защиты такие доказательства в пользу невиновности всех нас, что если вы всех сошлете в лагерь, вы искалечите жизни и судьбы ни за что!

Неужели власть настолько сильно стремится показушно нас наказать, что готова пойти на такое? Отпускать с условным сроком чинушу, насильника или полицейского за (неразборчиво) - это нормально: ведь они неприкасаемые, свои. А мы посидим - в конце концов, кто мы такие, даже не богачи. Но я почему-то уверена, что я даже в тюрьме буду свободнее, чем многие из них, потому что моя совесть будет чиста, а те, кто останется на свободе, продолжая свою так называемую охрану порядка и свободы, будут жить в вечной клетке со своими пособниками.

Я умею признавать свои ошибки, и если бы мне правдой и фактами рассказали и доказали, что я сделала что-то незаконное, я бы это признала. Но никто так ничего и не объяснил: одно сплошное вранье и грубая сила. Силой можно душить, тащить... (неразборчиво) - и все это со мной уже делали. Но силой и враньем нельзя ничего доказать. Вот и никакую мою вину никто не доказал. И я уверена в своей правоте и невиновности.

Закончить я хочу цитатой из сказки Джанни Родари "Чиполлино".

- Бедный ты мой отец! Тебя засадили в каталажку, как преступника, вместе с ворами и бандитами.
Что ты, что ты, сынок, - ласково перебил его отец. - Да ведь в тюрьме полным-полно честных людей!
- А за что же они сидят? Что плохого они сделали?
- Ровно ничего, сынок. Вот за это-то их и засадили. Принцу Лимону порядочные люди не по нутру.
- Значит, попасть в тюрьму - это большая честь? - спросил он. - Выходит что так. Тюрьмы построены для тех, кто ворует и убивает, но у принца Лимона все наоборот, воры и убийцы у него во дворце, а в тюрьме сидят честные граждане.

Алексей Полихович, болотный узник
Из последнего слова в суде

Мы наблюдали неправомерные избиения мирных демонстрантов очень четко. Без разницы, насколько избирательно ваше восприятие и сколько звезд у вас на погонах, - нельзя избиение ногами и дубинками лежащего на асфальте человека назвать задержанием. Говорить, что подобные действия полиции не имеют отношения к предмету доказывания, значит врать и снова расщеплять событие. Это лукавство преследует две цели. Во-первых, создается иллюзия правомерности действий полиции благодаря тому, что критической оценки этих действий не дается. Во-вторых, поведение демонстрантов насильно лишается естественного контекста ("бутылочное горлышко", давка, немотивированное насилие полицейских, неясность происходящего) и помещается в искусственный контекст (преступный умысел, беспорядки, погромы). Наши деяния трактуются на фоне этого контекста, сконструированного СК. Брошенный лимон, удержание барьеров, мифические антиправительственные лозунги квалифицируются как участие в массовых беспорядках, хотя в тексте 212-й статьи УК РФ подобного нет. К определению наличия или отсутствия преступления у нас подходят творчески.

...Мы взяты в заложники властью у общества. Нас судят за болезненное ощущение чиновников от гражданской активности 2011-2012 годов, за фантомы полицейских начальников. Нас сделали персонажами спектакля наказания общества.

Степан Зимин, обвиняемый по "Болотному делу"
Из последнего слова в суде

Куватов (потерпевший омоновец. - Ред.) неоднократно допрашивался как в ходе предварительного следствия, так и на процессе, в зале судебного заседания. И каждый раз его показания отличались от предыдущих. В итоге он заявил, что в результате попадания куска асфальта у него образовался перелом пальца, что полностью опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы, проводившейся на предварительном следствии. Было установлено, что перелом пальца получен в ходе утягивающего, скручивающего внешнего воздействия, что полностью исключает сценарий с камнем... Я подтверждаю свое присутствие на площади, как не исключаю и факт того, что Куватов и его группа задержания задерживали меня на санкционированном митинге. Только никакого насилия в отношении сотрудника полиции я на Болотной площади не применял. Даже мне, не обладающему юридическим образованием, после ознакомления со всеми материалами дела и сопоставив все факты, становится понятным, в результате каких обстоятельств была получена травма потерпевшего Куватова. В остальном все мы прекрасно видели и слышали на многочисленных видеозаписях и в показаниях свидетелей со стороны защиты о чрезмерной жестокости и жесткости действий ОМОНа на площади. Нас судят за массовые беспорядки с применением насилия, хотя главным источником насилия на этом массовом мероприятии были сами сотрудники полиции.

Андрей Барабанов. Кадр РЕН ТВ.
Андрей Барабанов, обвиняемый по "Болотному делу"
Из последнего слова в суде

Я не причинил никому вреда. Но, несмотря на это, уже 21-й месяц сижу за решеткой по обвинению в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителей власти, хотя никакого насилия я не причинил. За это время я потерял бабушку. Она не смогла дождаться меня. За время, проведенное под стражей, я видел большое количество очень разных людей. Среди них были и плохие, и хорошие, добрые и злые, нервные и спокойные. Сюда вообще попадают очень разные люди. Люди разных социальных групп и возрастов. Я стал проще и отзывчивее. Взаимопомощь может сделать людей лучше. Смотря на себя прежнего, я вижу вредный эгоизм, чрезмерный индивидуализм и максимализм. Я многому научился, много думал. Но дольше находиться здесь нельзя. Я волей-неволей теряю навыки и способности, пропадают социальные связи. Чем дальше, тем сложнее мне будет возвращаться в обычную жизнь. Тюрьма забирает очень важные дни. Я теряю здоровье, а ведь это важнейшая ценность, которую, потеряв, уже не вернешь. Уже чуть было не потерял глаз. И только благодаря помощи замечательных людей получилось частично восстановить зрение. Я не человек тюрьмы. Мне есть что терять, есть куда стремиться. Мне очень дорого время, которое уходит. Я понимаю, что тяжело будет реабилитироваться. Я хочу учиться и работать, помогать близким людям. Я не политический активист, не состоял ни в каких движениях и партиях. Пришел туда с моей гражданской женой Екатериной выразить свою гражданскую общечеловеческую позицию по поводу несправедливости. Меня волнуют события, происходящие в стране, в частности выборы и подсчет голосов. Я считаю, что вправе выразить свое мнение на этот счет. До этого акции протеста были мирными. Люди спокойно проходили, и ничего экстраординарного не происходило. Пришедшие на митинг были мирно настроены. Не знаю, зачем была создана эта эскалация. Для меня произошедшее было крайне дико. Не знаю, по какой причине произошедшее там назвали массовыми беспорядками. Люди должны влиять на происходящие в стране события и делать это активно.

Денис Луцкевич в суде. Фото Дмитрия Борко/Грани.ру
Денис Луцкевич, подследственный по "Болотному делу"
Из последнего слова в суде

Выдвинутое обвинение вызывает у меня большие сомнения, поскольку ни один из омоновцев, признанных потерпевшими, не опознал меня на первом допросе. Правда всегда победит, даже если погибнуть в бою.

Сергей Мохнаткин, общественный защитник Сергея Кривова
(Речь защитника зачитал сам Кривов, так как Мохнаткин находится под арестом по 318-й статье УК)

54 года назад у рабочих - гегемона того, чья диктатура была идеологией государства, - украли зарплату и их мнения не спросили, а нынче у людей - рабочих, студентов, интеллигенции, пенсионеров - украли их голос. И также не спросили их мнения. И люди хотели вернуть только одно – свой Голос. Но так же, как тогда (во время расстрела в Новочеркасске. - Ред.), атака была совершенно неожиданной, вероломной. Так фашистская Германия напала на Советский Cоюз.

Мы не знаем имя того, кто нажимал на гашетку, скосившую десятки мирных людей (в Новочеркасске. - Ред.), до сих пор его имя – глубокая тайна, покрытая мраком. Но мы уже знаем многих из тех, кто рублеными ударами дубиной бил по головам мирных граждан на Болотной набережной и у схода с Малого Каменного моста. Это Алгунов, Моисеев и многие другие – свидетели обвинения и «потерпевшие», и даже знаем кого-то из их начальства, смотрящего и контролирующего побоище на Болотной площади. Это Дейниченко и другие старшие офицеры ГУВД г. Москвы, выступавшие в суде в качестве «свидетелей».

...В течение всего процесса подсудимые были лишены возможности нормально защищаться в связи с бесчеловечными условиями содержания и прежде всего пыточными условиями доставления в суд.

...Подсудимые занимают чужое место на скамье подсудимых, Они должны быть на свободе.

05.02.2014


в блоге Блоги


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей