О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2549/ | http://mirror715.graniru.info/people/2549/

Зуфар Ачилов

политзаключенный

57 лет. Юрист Геленджикского правозащитного центра. Отбывает 11-летний срок в ИК-10 строгого режима в Саратове.

22 октября "Голос Кубани" сообщил, что ФСБ незаконно уничтожила материалы, имеющие отношение к прослушиванию телефонных переговоров Ачилова, так же как и все иные материалы оперативно-разыскной деятельности по делу. Это следует из письма, которое 18 августа направил политзаключенному замначальника новороссийского отдела ФСБ С. Толстов.

Ачилов обратился в кубанский главк спецслужбы с требованием представить ему для ознакомления копии постановлений суда о прослушке его разговоров. Толстов ответил, что согласно статье 5 закона об оперативно-разыскной деятельности политзек "в настоящее время" не имеет на это права. "Дополнительно информируем, что в связи с Вашим осуждением и вступлением приговора в законную силу все материалы ОРД (оперативно-разыскной деятельности. - Ред.), в том числе оригиналы судебных и иных постановлений, были уничтожены установленным порядком", - добавил силовик.

Между тем, отмечает "Голос Кубани", та же статья 5 закона об ОРД устанавливает, что уничтожению подлежат материалы, касающиеся лишь тех лиц, которые не были признаны виновными в преступлениях. Таким образом, заключило издание, действия спецслужбы нарушают закон.

Сам факт прослушки своих разговоров Ачилов также считает незаконным. Чтобы доказать это, он и пытался истребовать тексты соответствующих судебных постановлений.

Ачилов был задержан 20 февраля 2012 года вместе с коллегами по Геленджикскому правозащитному центру Владимиром Ивановым (главой организации) и Валерием Семергеем. На другой день задержали еще одного члена организации - Гагика Аванесяна. Против правозащитников начали фабриковать дело о мошенничестве в особо крупном размере; затем обвинение переквалифицировали на вымогательство.

В деле было два эпизода. Первый эпизод, по утверждению обвинения, состоял в том, что правозащитники вымогали у местного девелопера 2 миллиона рублей за отказ от борьбы с незаконной застройкой. Сами обвиняемые, однако, объясняли, что эту сумму застройщик должен был выплатить в рамках мирового соглашения семье, интересы которой представлял Геленджикский правозащитный центр. Второй эпизод заключался в том, что правозащитники якобы требовали у еще одного застройщика 500 тысяч рублей. Никаких доказательств этого обвинение не представило.

Правозащитники настаивали, что улики по делу сфабрикованы, а сами они подвергались пыткам. Члены ОНК обнаружили у арестованных гематомы и следы от ожогов, однако краевое управление СКР отказало в возбуждении уголовного дела по фактам пыток.

Рассмотрение дела заняло больше девяти месяцев. Приговор правозащитникам вынес 30 апреля 2013 года судья Геленджикского горсуда Кубани Михаил Дрепа. Иванов, Ачилов и Аванесян были признаны виновными по пункту "б" части 3 статьи 163 УК (вымогательство в особо крупном размере) и пунктам "а", "г" части 2 этой же статьи (вымогательство в крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору), Семергей, которому вменялся один эпизод с 2 миллионами, - только по первому из этих обвинений.

Все четверо правозащитников были приговорены к срокам в колонии строгого режима. Иванов получил 13 лет, Ачилов - 11, Аванесян и Семергей - 8 лет.

Коллегия Краснодарского крайсуда (судья-докладчик - Евгений Флюкратов) 13 августа 2013-го оставила приговор правозащитникам без изменений.

Сотрудники Геленджикского правозащитного центра известны в частности тем, что передавали журналистам сведения о строительстве элитных резиденций в районе Геленджика - дворца Путина в Прасковеевке и дачи патриарха Кирилла в селе Дивноморское.

22.10.2015


На Гранях.Ру

Реклама

Выбор читателей