О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Автобанный день

Николай Петров, 05.07.2010
Николай Петров. Фото с сайта www.open-forum.ru
Николай Петров. Фото с сайта www.open-forum.ru
Реклама

Я улетал из "Шереметьева" рано утром в субботу 26-го, а прилетел обратно в ночь со среды на четверг, счастливым образом избежав знаменитой ленинградско-шереметьевской пробки. Меня удивило только, что на обратном пути, добравшись до Ленинградки, довольно долго пришлось ехать в сторону от Москвы, чтобы развернуться, но в два ночи это не заняло много времени.

Между тем тысячи пассажиров, добиравшиеся на прошлой неделе в дневное время в "Шереметьево", опоздали на свои рейсы, поскольку дорога занимала до 4-5 часов. Стояли не только Ленинградка, но и все сопредельные шоссе: Дмитровка, Новая Рига, Пятницкое. Серьезные убытки понесли "Аэрофлот" и другие авиакомпании, базирующиеся в Шереметьево, а также ИКЕА и другие предприятия.

Проблему разрулил не городской, а национальный лидер: на заседании правительства в четверг Путин поручил решить вопрос с городскими властями, и в пятницу Ленинградка уже пошла.

Острота проблемы, будем надеяться, ушла. Вопросы остались. И вопросов много. Касаются они прежде всего причин происшедшего и Юрия Лужкова - его роли в этой истории и его судьбы в качестве мэра.

Начнем с причин. Одна версия, московско-лужковская, была озвучена гендиректором аэропорта "Шереметьево" Михаилом Василенко. Суть ее в том, что как раз сейчас открывается новый терминал во "Внукове", находящемся под контролем правительства Москвы, и, желая переманить авиаперевозчиков из "Шереметьева", московские власти создают последнему проблемы. Можно предложить и другую конспирологическую версию - федеральную. Дело в том, что о планах правительства продать госпакет в "Шереметьеве" в последнее время не раз заявлял первый вице-премьер Игорь Шувалов; вошло "Шереметьево" вместе с рядом других аэропортов и в список исключений из числа стратегических компаний, о чем на Петербургском форуме объявил президент Медведев. Происходящее можно объяснить как игру на снижение цены пакета. Наконец, есть третья версия - обычный бюрократический бардак, и боюсь, что "бритва Оккама" (более простое объяснение является и более вероятным) требует предпочесть именно версию бардака.

Не столь важно, почему в пик сезона правительство Москвы принялось за ремонт путепровода, создав на пустом месте проблемы многим сотням тысяч москвичей, жителей Подмосковья, гостей столицы, - по злому умыслу или по недомыслию. Важно то, что решение, касающееся многих компаний и огромного числа граждан, было принято без согласования с теми, по кому оно ударило, - они даже не были заранее предупреждены, просто были поставлены перед фактом. Кроме того, движение на одной из самых загруженных магистралей страны было ограничено задолго до начала ремонтных работ и даже до подписания договора с подрядной организацией. Когда Ленинградка уже встала, московские и подмосковные власти были заняты тем, что кивали друг на друга. Им было важно не решить проблему, а доказать, что виноваты не они, а кто-то другой.

За короткое время в историю оказалось вовлечено рекордное количество чиновников: заместитель главы ФАС Анатолий Голомолзин, министр транспорта Игорь Левитин, начальник ГИБДД Виктор Кирьянов, вице-премьер Сергей Иванов, премьер Владимир Путин... Уже подключились и Общественная палата, и Госдума. Нет только Мосгордумы - она, по-видимому, не получила сигнала из мэрии, не до нее было.

При этом оказалось, что вся многочисленная чиновная рать состоит из статистов, играющих роль в лучшем случае передаточных звеньев. Подмосковный губернатор Борис Громов и главный госавтоинспектор России Виктор Кирьянов, подчеркнув, что от них ничего не зависит, в стиле Марии-Антуанетты посоветовали летать вертолетами. Подключение ФАС тоже вроде особого смысла не имело - просто жаловаться больше оказалось некому. Вряд ли поможет делу и подключение Генпрокуратуры, как, впрочем, и любого другого государственного ведомства. А вот оперативное депутатское расследование, если бы таковые у нас в принципе были, наверно помогло бы.

На удивление быстрой и публичной оказалась реакция Путина: то ли потому, что это "Шереметьево", которое касается и многих высших чиновников, то ли потому, что это лишний случай прищучить Лужкова. Московский мэр очевидным образом оказался частью проблемы, а не частью решения, что и было продемонстрировано премьером. Кстати, Лужкова во всей этой кутерьме играла свита: его первый зам Петр Бирюков, его пресс-секретарь Сергей Цой... Сам мэр был занят: он призывал к бойкоту молдавских товаров.

Вся история представляет собой красивый политологический этюд, натурный эксперимент. Допустим, какой-то дурак, занявшись дорогами, привел к серьезному сбою в работе системы. Если система устроена нормально, то сигнал о сбое быстро поступает в низовой центр, там принимаются решения, необходимые для исправления ситуации, идут команды вниз - и все: сбой устранен. В нашем же случае сигнал должен был сначала дойти до самого верха, и хорошо, что на это потребовалось всего несколько дней. После начальственного окрика проблема волшебным образом разрешилась. На все же вопли снизу власть содержательно никак не реагировала - только отбрехивалась. Это лишний раз показывает, что источник власти находится не там, где его определяет Конституция, а в противоположном месте.

Лишний раз доказано и то, что вся наша управленческая система дисфункциональна и остро нуждается в радикальной модернизации. Если на то, чтобы справиться с транспортной пробкой на ровном месте и при этом в 30 километрах от Кремля уходит неделя, о какой эффективности и о каких реформах силами самой системы можно говорить серьезно?

Николай Петров, 05.07.2010


новость Новости по теме
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей