О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Олигархо руссо облико морале

Валерия Новодворская, 01.02.2007
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Богатые тоже плачут, а в России они плачут больше бедных, и никто им не сочувствует, как во времена "великого перелома" – раскулачивания, расказачивания, уплотнения, конфискации, национализации и прочих травм, несовместимых с жизнью. С жизнью, загубленной этим красным ДТП страны. Но большой новостью для меня явилось то, что богатым приходится плакать еще и во Франции. Нашим богатым. Только-только затихли отголоски истории несчастливых каникул Михаила Прохорова, как тут в телеэфир был приглашен Владимир Потанин и рассказал, как строит рядом с Сочи новый горный курорт. Что-то красное: то ли ключи, то ли камни, то ли стены.

Я послушала и решила бойкотировать и Куршевель, и новый курорт Потанина, когда он будет построен. Хотя особой моей заслуги в этом нет: на горных лыжах я не катаюсь, снега и льда не терплю, так что на горнолыжные курорты меня можно отправить только по этапу, упаковав в узелок и подвесив к воздушно-десантной (то есть канатной) дороге.

Если бы Михаил Прохоров вместо хорошеньких девиц пригласил в Куршевель меня, я уговорила бы его лететь в Испанию и изучать историю и архитектуру. Теперь для меня Куршевель будет из разряда памятников самого для меня отвратительного порока: социальной зависти, жлобства, лицемерия, идеалов Шарикова и Швондера и самого оголтелого социализма.

Не ожидала от французов, что они попытаются учредить в Куршевеле то ли Парижскую коммуну, то ли Пармскую обитель. Надеюсь, Николя Саркози выиграет президентские выборы. У него рука потверже, он приструнит левых, Ширак их слишком распустил.

Итак, давайте отделим право от манер: право отдельно, манеры отдельно. Мне не очень понятно пристрастие золотой молодежи к дискотекам и фейерверкам, танцам до упаду, шуму и мотовству, но я давно не была молодежью, и, наверное, это им нужно для роста, а если за все заплачено сполна, то они не тварь дрожащая, а имеют право. И даже Le Canard Enchaine (есть там такая крутая газетка, "Привязанная утка") ничего о Прохорове не может сказать, потому что там, как правило, намекают на "уголовку" и обвиняют в нарушении закона. Пусть на бизнесмена нарисуют шарж в "Крокодиле" на тему "Его превосходительство любил домашних птиц и брал под покровительство хорошеньких девиц".

Конечно, кое-кому из пуристов хотелось бы, чтобы Михаил Прохоров вместо юных моделей повез в Куршевель старых монахинь. Но что поделаешь, с моделями ему и его компании интереснее. В российских СМИ визг и скандал. То ли домового хоронят, то ли ведьму замуж выдают. Интересно, что никто из совков не возмущался вульгарностью и предосудительностью отдыха партийной номенклатуры: банька, водка, жратва из спецраспределителя, охота, хорошенькие комсомолочки в роли гетер... "И дач государственных охра укроет посадских светил, и будут мордатая вохра следить, чтоб никто не следил, и в баньке, натопленной жарко, запляшет косматая грудь... Ужель тебе этого жалко? Ни капли не жалко, ничуть!" (Галич)

А вот российские дворяне, жившие в Европе по полгода и больше, задававшие тон на курортах, на водах, в горах, держали себя скромно, говорили на всех европейских языках и тоже пили хорошее вино. Однако, им это не помогло. Их вырезали обезумевшие люмпены и красные фанатики, с которыми целомудренные французы в 1925 году установили дипломатические отношения. Так что нет у нас больше аристократов, чтобы посылать их на европейские курорты. Умерли в подвалах Лубянки или на лесоповалах в присутствии послов равнодушной Европы.

Конечно, полезно учить российский бизнес хорошим манерам, но и о праве забывать не стоит. Прохорова не за что было арестовывать: он платил и за свое вино и за свою еду, а за содержание своих друзей – и подавно. Арестовывать владельца крупного холдинга за растление несовершеннолетних, прибывших добровольно вместе с ним (и каждой за 20), – это профанация европейского права.

Ходорковский раздражал Путина, и его стерли с лица земли. Прохоров раздражал французов, и они поступили с ним так же на 4 дня. Что ж, разница только в сроке? Или право должно служить орудием устрашения и отмщения? Не заразилась Франция от путинской России чем-то похуже кутежа и мотовства?

Был у нас "олигарх", который не пил, не гулял, не прожигал жизнь, а тратил деньги на колледжи, на просвещение страны, на фонд "Открытая Россия". И где он сейчас? Так что наш бизнес учат прожигать деньги. Это безопаснее.

У меня мало денег, я не пью вина, но я хочу, чтобы куршевляне (куршевелы? куршевелаки?) знали: я не поеду к ним из принципа. И на будущий курорт Потанина, в "Красные камни" не поеду. Потому что бизнесмен сказал, что не смог бы ничего сделать без санкции Путина и правительства. Если у нас курорты создаются на таком основании, то, боюсь, на Эльбрусе вырубят барельеф – путинский профиль. Как в романе Алдан-Семенова "Барельеф на скале". Там, правда, гора была на Колыме, а профиль – сталинский. Ну и что? Время прошло, пейзаж изменился, а люди остались прежними. Пресмыкающимися.

Лучше кутить, чем угождать.

Валерия Новодворская, 01.02.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей