О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Победа на Триумфальной

Эдуард Лимонов, 01.08.2011
Эдуард Лимонов участвует в сидячей забастовке на Триумфальной площади. Фото Каспаров.Ру
Эдуард Лимонов участвует в сидячей забастовке на Триумфальной площади. Фото Каспаров.Ру

Задержать меня к дате 31 июля попытались уже 29 июля. Около 11 часов дня 29-го, когда я вышел из дому, чтобы ехать (куда бы вы думали? да в суд, в суд я направлялся), и сел в "Волгу" вместе с обычным сопровождением - водитель и охрана, дорогу нам перегородил черный автомобиль с темными стеклами. Наши звуковые сигналы были оставлены без внимания. Водитель развернул "Волгу", но и другой выезд из двора был блокирован, на сей раз красным "Фордом". В этот момент высыпали из автомобилей и из кустов опера и милиционеры. Эти люди, общим числом более двадцати, стали заставлять меня ехать с ними в Тверское ОВД - якобы за то, что я не оплатил два штрафа по судам за Триумфальную площадь, за митинги 31 марта и 31 мая. Почему административные штрафы по одной тысяче рублей каждый должны быть проверены таким военно-полевым способом, фактически захватом меня среди бела дня вооруженными людьми? А они хотели меня посадить и были уверены, что посадят на какое-то количество суток, пока минует 31 июля.

Но прокололась их ментовская бухгалтерия. Я приехал в Тверское ОВД с двумя милиционерами в моей машине и представил оплаченные квитанции штрафов. У меня даже были с собой копии, которые я им злорадно вручил. Это, конечно, была случайность, просто в "судебной" папке, которую я взял с собой, у меня есть широкий подбор документов. Пришлось им меня отпустить.

Днем 31 июля моя охрана отметила красный "Форд" во дворе и шестерых оперов, занявшихся наружным наблюдением за моей квартирой. Однако мы выехали в 17.30 в сопровождении машины с журналистами, за рулем находился мой друг - адвокат, а красный "Форд" с операми был в хвосте кортежа. Копии квитанций я на всякий случай положил во внутренний карман пиджака. Приказа брать меня во дворе не было: по-видимому, те, кто отдает такие приказы, поняли, что это будет пере6ор - через день захватывать оппозиционера на выезде из двора, где он живет (арендует квартиру).

Мы сумели подъехать на угол Тверской улицы и Триумфальной, а там уже сидели на тротуаре более сотни активистов Стратегии-31. Я скромно сел между товарищами и пробыл на этом тротуаре, скандируя лозунги вместе со всеми, два часа. То обстоятельство, что к нам не применили физическое насилие в первые же четверть часа, вызвало у меня подозрение, недоверие и беспокойство. Я стал размышлять, почему нашу сидячую демонстрацию не прекращают, как обычно, превосходящие силы полиции. Постепенно стала вырисовываться истина.

Руководство ГУВД и администрация президента с 15 июля имели неудовольствие наблюдать сидячие забастовки у Соловецкого камня, организованные с целью привлечь внимание к делу содержащейся в смоленской тюрьме активистки партии "Другая Россия" Таисии Осиповой. За более чем две недели ежедневных сидячих протестов и власть, и полиция поняли специфику сидячей демонстрации. К 31 июля во всяком случае, я уверен в этом, было принято решение не разгонять заранее заявленную еще за месяц сидячую демонстрацию на Триумфальной. Руководство ГУВД и администрация президента осознали, как по-зверски будет выглядеть разгон сидячей демонстрации. Ведь полиции неизбежно придется наступать на людей, раздавливать им руки, ноги и головы. Полиции придется тащить людей, выносить их с площади, то ли бездыханных, то ли еще живых. Причем от половины участников сидячей демонстрации до трети будут обязательно женщины. Выглядеть это будет чудовищно, как бойня, а на Триумфальной традиционно собирается огромное количество журналистов, и российских, и иностранных. Однако, я утверждаю это, одновременно было принято и другое решение: напасть на участников сидячей демонстрации, когда они встанут и покинут площадь. Что и было сделано. Преступление против мирных демонстрантов было просто отложено, вынесено с площади.

Почему я в этот раз не попал в плен к полиции? Я верю в то, что это не случайность, но осмысленное решение власти. Задерживать оппозиционного политика с такой торопливой ненавистью, дважды за три дня, с дистанцией в день, показалось им чрезмерным вниманием к моей особе. Они меня "высоко ценят", не сомневаюсь, но меня не задержали 31-го, потому что задержали, пусть и позорно-неудачно для них, 29-го.

Теперь об итогах 31 июля. Произошла полезная для нас, активистов Стратегии-31, эскалация конфликта. Мы продолжаем оставаться мирным ненасильственным движением гражданского неповиновения. Мы принципиально не вступаем в схватки с полицией, но мы одержали 31 июля победу, применив тактическое нововведение - метод сидячей демонстрации. Разгон такой демонстрации способен совсем обнажить звериное лицо власти, и потому пока власть не пойдет на полное обнажение своего звериного лица. Пока она держится за свою изрядно подмоченную репутацию "суверенной демократии".

31 августа мы воспользуемся тактикой "сидячей демонстрации" вновь.

Все идет как надо. Все происходит разумно. 31-е число в нашей стране стало уже чем-то вроде Первомая, днем борьбы за гражданские свободы.

Теперь о некоторых аспектах вокруг Триумфальной, которые достойны сожаления. У меня сложилось впечатление, что журналисты, если не все, то очень многие, приходящие на Триумфальную площадь, разделяют идеи свободы собраний, свободных выборов, того порыва к демократизации России, который демонстрируется на Триумфальной. Так почему же, господа, во многих случаях вы оказываетесь над схваткой? Выполнив свою работу, давайте, садитесь с нами на тротуар. Это и наша, и ваша страна. Не уклоняйтесь. Журналист должен быть гражданином.

Все эти байки про то, что журналист, если он принимает сторону гражданского сопротивления, перестает быть объективным, следует прочно забыть. Это миф, культивируемый теми, кто не хочет неприятностей. Но наша страна давно превратилась в одну сплошную неприятность, и те люди, которые сделали страну такой, должны уйти.

Еще одна удручающая особенность последних, ну, шести-восьми месяцев. Систематическое занижение в СМИ количества собирающихся на митинги на Триумфальной. Возможно, феномен занижения связан как-то с редакторской политикой, с отношением редакторов СМИ к Стратегии-31. А это отношение явно изменилось после ухода с Триумфальной Алексеевой. Я бы даже рискнул сказать так: с Алексеевой нас завышали, без нее - занижают. И это имеет серьезные последствия. Пренебрежительные ремарки о том, что "вышли несколько десятков" (тогда как выходят сотни), влияют на воображение и без того робкого российского обывателя и препятствуют ему стать гражданином. Не будьте ленивыми и враждебными, господа редакторы. Вот Гусев в "Московском комсомольце" позволил своим сотрудникам написать, что на Триумфальной сидели две группы по 15-20 человек. Ну, совесть есть?! Только задержанных 31 июля 67 человек, а, как правило, задерживают в РФ каждого десятого, а то и в меньшей пропорции, если полиция не имеет особого приказа.

Это все важно. Это все политика. И вы все в ней участвуете. И вы все поддерживаете своими плечами такую страну. Если вы пишете, что выходят десятки, то вы в точности повторяете версию власти, озвученную мэром Собяниным. Он ведь сказал, что не будет предоставлять площади и улицы столицы "нескольким десяткам дебоширов".

Я, кстати говоря, господин мэр, не дебошир, но большой русский писатель. А вы всего-навсего чиновник и только. Разве не так? Это вы для меня дебошир, со своей плиткой.

Эдуард Лимонов, 01.08.2011


в блоге Блоги

Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей