О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Что там ангелы поют такими злыми голосами?

Валерия Новодворская, 31.01.2008
Валерия Новодворская. Фото Дм. Борко/Грани.Ру
Валерия Новодворская. Фото Дм. Борко/Грани.Ру
Реклама

Юрий Богомолов всю жизнь изгоняет бесов из интеллигенции, либералов, нонконформистов, оппозиционеров. Не знаю, занимался ли он этим до перестройки: тогда много было охотников изгонять бесов из диссидентов. Парткомы, профкомы, партсобрания - или уж сразу Лубянка, следователи КГБ, Лефортово, надзиратели, Пермь и Потьма, а то и психиатры из Казани или Орла, не говоря уж об Институте Сербского. Легкий и почетный хлеб: топтать беззащитное меньшинство. И дались им всем (Людмила Сараскина тоже этим грешила) "Бесы" Достоевского и Петруша Верховенский со своими "пятерками" и утопленным студентом Шатовым.

Еще раз повторяю: Нечаев был выродком, его никто из интеллигенции не защищал. Его выдали России, и швейцарские студенты ни одним словом за него не вступились. Конечно, народовольцы тоже не сахар, и их охота на несчастного царя-реформатора и функционеров режима (сколь бы они ни были несимпатичны) – преступление, бред и трагедия для обеих сторон. И, чтобы окончательно выпутаться из литературных тенет, могу добавить (и Людмила Сараскина подтвердит), что Достоевский планировал сделать из Алеши Карамазова народовольца, а на казнь Млодецкого он ходил смотреть и испытывал не кровожадную радость, а сострадание. И сохранился все-таки диалог Достоевского с его издателем, где великий писатель признается, что узнай он о бомбе, подложенной в Зимний, он доносить бы не пошел (а я бы не о личном составе тергруппы, но хоть о наличии бомбы все-таки бы предупредила "оппонентов", тем паче что мне очень по сердцу Александр II и я цветы к его памятнику, оплаченному либералом Альфредом Кохом, возлагала).

"Бесы" – мой любимый роман Достоевского, а Достоевский – любимый писатель. Здесь опять наш экзорцист не угадал. Я только хочу сказать, что не все либералы были как Степан Трофимович, не все народовольцы – как Савинков, позер и эгоист, дважды предавший товарищей, или как урод Нечаев. Человеческие качества Ивана Каляева и Веры Фигнер отмечали многие историки. "Народная воля", при всей ее неправоте – это все-таки не "Аль-Кайда"(и даже не эсеры-максималисты, взорвавшие вместо Столыпина его посетителей и домашних). Я никогда бы не стала участвовать в "Народной воле", ибо Александр II и его администрация смерти не заслуживали и социальное зло такими методами не лечится.

У Куприна, Грина, Леонида Андреева есть несколько прекрасных образов этих несчастных обреченных смертников - я уж не говорю о Блоке, Мандельштаме, Пастернаке. Их тоже положить в спецхран? А Ленин, Сталин, Гитлер, с которыми я дела не имела, но хотя бы держала их в исторической памяти, когда писала свои мемуары "Над пропастью во лжи"? Они что, тоже были нормальными правителями? И мы причислим к лику нечаевцев и юного Леонида Каннегисера, и героев 20 июля 1944 года, когда граф фон Штауффенберг попытался с соратниками убрать Гитлера, закончить Вторую мировую войну и спасти несколько сотен тысяч жизней?

Но дело не в этом. Юрий Богомолов скорее всего не обвиняет меня в том, что я была соучастницей Степана Халтурина, Маруси Спиридоновой или даже Фанни Каплан. Если написать такой донос, то даже Патрушев откажется меня взять. И Путин с Сурковым меньше всего озабочены тем, что я лично или другие члены Демократического союза будут таскаться за ними с пластитом или адскими машинами. Мы даже на акции массового характера перестали ходить, чтобы не стоять рядом с Лимоновым и под лимоновскими серпасто-молоткастыми флагами. (Но это не значит, что лимоновца Червочкина надо было забить до смерти, Эдуарда Лимонова отправить в концлагерь, а марши несогласных разгонять дубинками; мы все равно считаем, что всех политзаключенных надо освобождать, в том числе и лимоновцев.) Лимонов и его хлопчики пока никого не убили, не замучили и не посадили. Даже не ограбили. Доктрина лимоновцев и их практика захватов, их антибуржуазность и нигилизм – это угроза, но угроза завтрашнего дня. Объединяться с ними нельзя, но надо иметь систему приоритетов. Придушили и заломали оттепель все-таки "медведи", а не "лимоны". И у нас на повестке дня берлога, а не лимоновый сад.

Так почему вдруг г-н Богомолов, обманывая читателей, вспомнил про мою книжку (а цитаты надерганы из той части, которая вышла в 1992 году)? Он что, не увидел, что о своем детском большевизме я говорю с иронией и осуждением? Пассионарность – опасное качество, и за гранью благополучной ельцинской эпохи я, конечно, поостереглась бы соблазнить нетвердые юные умы мечтами и пистолетами, потому что с 2000 года опять стало холодно, темно и страшно, и я не хочу никого искушать.

Я еще могу понять, почему Юрий Богомолов боролся со мной 15 лет назад. Ему могло казаться, что страна эволюционирует (и при Горби тоже), что не надо так кричать, что "они сами все дадут". Но ведь все наши предсказания сбылись, и Конституция сгорела, если не на огне тирании, то в мусорном ящике (от папироски бомжа), куда ее согласованно бросили народные массы и их кремлевские руководители. Но Юрию Богомолову она что, совсем не нужна? И если он ангел, а мы, кто кричит "нет!", бесы, то почему он так зол? Ему не с кем бороться кроме как с правозащитниками? (Не форумными, ручными, декоративными, а с настоящими диссидентами, которые Путину руки не подают.)

Богомолов, может быть, не знает, какова цель интеллигентов из Демсоюза? Мучается в тюрьме Михаил Ходорковский; погибает от суда Василий Алексанян; получила 7 лет мать маленьких детей Светлана Бахмина; отбывают дикий срок невиновные ни в чем ученые Сутягин и Данилов; дети Беслана сгорели; заложники "Норд-Оста" отравлены; сорок тысяч чеченских детей искалечены или убиты; гибнут именно демократы, "искавшие злодеев": Аня Политковская, Юрий Щекочихин и Сергей Юшенков; выборы прошли в позорной форме, правят чекисты и прочие силовики. Против этого г-н Богомолов не протестует. И ведь из заявлений ДС, его программы и моих статей начиная с 1992 года, совершенно ясно, чего мы хотим для России: западного статуса, общечеловеческих ценностей, американской или британской модели: мирная, добрая, сытая страна, и мяса, и хлеба, и свободы – от пуза. Кофе. Булочки с корицей. Юрия Богомолова это не увлекает?

Но вот в конце статьи мы приходим к моменту истины, и становится понятно, чем мы с ДС не устраиваем автора. Дело доходит до Смердякова. А что у нас с ним общего?
1. Смердяков считает, что французы живут лучше и свободней нас.
2. Смердяков считает, что война с Наполеоном была несчастьем для России.
3. Смердяков считает, что Россия хуже Запада устроена политически и экономически.
4. Смердяков предлагает с Западом не воевать.

Откуда все это знает лакей Смердяков? У Ивана Карамазова книг достал и начитался. И дорого яичко ко христову дню: как раз у нас маленькая победоносная война с Британским советом. А либералы видят в Британии друга, пример, покровителя, но отнюдь не врага. И утт уже в ход идет имя Каспарова, который в США ездит и по-английски говорит. Юрий Богомолов и его вдохновители хотят, чтобы мы довольствовались той помойкой, которую нам обстроила чекистская власть. Западники и адепты страсбургского суда, Европарламента и Пакта о гражданских и политических правах – вот враги отечественной автократии.

Ценить Запад, желать такой участи для России – это значит "шакалить". От нас опять хотят, чтобы мы полюбили свою власть. Оргвыводы Юрия Александровича Богомолова и Михаила Андреевича Суслова совпадают. И не надо тревожить прах Достоевского, за гробом которого курсистки несли кандалы. Фаддей Булгарин, Михаил Леонтьев и Владислав Сурков дают Юрию Богомолову достаточную идеологическую базу.

Валерия Новодворская, 31.01.2008

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей