О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Дети Гершензона

Андрей Пионтковский, 03.05.2005
Андрей Пионтковский. Фото с сайта www.pankisi.info
Андрей Пионтковский. Фото с сайта www.pankisi.info
Реклама

Cтрана переживает сегодня гораздо более острую фазу политического кризиса, чем это было еще несколько месяцев назад. Прежде всего речь идет о кризисе верхов. И может быть, наиболее ярко это проявляется в заявлениях самой власти.

Власть верховная не опускается до того, чтобы обсуждать с нами свои намерения, проблемы, решения. Но профессиональные чревовещатели, голоса которых доносятся до нас из-за кремлевской стены, - Сурков, Медведев, Павловский - достаточно ясно говорят о царящих там настроениях, и настроения эти близки к истерично-паническим. Это и призывы "сплачивайтесь вокруг нас немедленно, иначе страна развалится"*. Это и разговоры о том, что у нас рука не дрогнет - будем стрелять.

Что касается любителей пострелять, то не могу отказать себе в удовольствии процитировать коллегу Александра Проханова, сказавшего: "Что может быть смешнее и отвратительнее Глеба Павловского с кобурой, болтающейся на толстых ягодицах".

Историк и мыслитель Михаил Гершензон написал в "Вехах" фразу, которую за последующие почти сто лет зацитировали ло лоска: "Мы должны благословлять эту власть, которая своими штыками и тюрьмами защищает нас от ярости народной". Я бы назвал сегодняшних кремлевских чревовещателей "детьми Гершензона". Они обращаются к нам примерно с тем же текстом: "Вы должны благословлять нашу власть, которая защищает вас от народа".

Что же такого произошло за последние месяцы, что довело наших кремлевских идеологов до такого возбужденного состояния умов? Думаю, что в любом случае это не протестные выступления пенсионеров. Да, правительство просто органически неспособно проводить разумную социальную политику. Но гасить недовольство впрыскиванием денег при сегодняшнем состоянии бюджета оно, конечно, может. А на стенания либеральной интеллигенции власть давно уже перестала обращать внимание.

Гораздо опаснее для власти другое. В последние месяцы наблюдается обвальное падение престижа Путина и путинской группировки, кризис надежды на Путина у истеблишмента, у чиновной бюрократии, у бизнеса, у политического класса в целом. И в силовых структурах, включая ФСБ, тоже далеко не все в восторге от хищной суперактивности питерских чекистов-капиталистов.

Сакральность фигуры первого лица является важнейшим элементом существующей системы власти. Вся ее конструкция повисла на тоненькой ниточке путинского мифа. И что же мы видим? В операции с "Юганскнефтегазом" Путин лично, по справедливому определению его помощника по экономике, вел себя как наперсточник, крышуя неустановленных следствием "физических лиц, давно работающих в области энергетики", которые украли актив стоимостью 8 миллиардов долларов.

На Украине Путин, напротив, вел себя как "лох", разыгрываемый кремлевскими наперсточными политтехнологами, которые обделывали на Украине свои маленькие гешефтики, выдавая их за геополитические государственные интересы России. Подобные упражнения неминуемо ведут к полному падению авторитета первого лица.

Власть видит эти процессы и не скрывает, что она собирается делать. Ответ можно получить, расшифровывая те же самые чревовещания Павловского. Он все время говорит о каких-то ста петушиных словах, с которыми Путин "обратится к народу и сметет ими с доски все политические фигуры". Эти сто слов, конечно, уже записаны и лежат в аккуратной красной папочке. Так же, как в другой красной папочке задолго до Беслана лежали подготовленные законопроекты насчет назначения губернаторов и строго партийных выборов в Думу. Будут сказаны те слова, которые мы и так уже слышим: "осажденная крепость", "Запад за спиной террористов", "пятая колонна", "олигархи, ограбившие народ", "сионисты в окружении Ющенко" и т.д.

Момент, когда это будет сделано, тоже можно более или менее точно предсказать. История путинского режима неразрывно связана с историей массового террора в России. Этот режим был зачат Борисом Березовским во времена похода Басаева в Дагестан и взрывов в Москве. Он вырастал на дрожжах и укреплял свою пресловутую вертикаль после "Норд-Оста" и Беслана. Думаю, что и сейчас, когда он оказался в очень сложном положении, для своего спасения он использует примерно те же инструменты. И небезуспешно.

Лицемерные сто слов к народу бригадира чекистских олигархов, зовущего страну огромную на смертный бой с олигархами и их прислужниками, скорее всего будут достаточно сочувственно услышаны большинством народа, а некоей его активной частью с энтузиазмом восприняты как руководство к действию. Потому что мы живем в ситуации двойного отчуждения, двойной пропасти - не только полной дискредитации власти в глазах политического класса, но и полной дискредитации политического класса в глазах народа в результате реформ последних 15 лет. Собственно говоря, мы оказались в той же трагической ситуации, о которой говорил Гершензон около века назад. В этом смысле мы все "дети Гершензона". Последние сто лет русской истории мы прошли по кругу, вернувшись в ту же точку. * Жаль, что кремлевские пифии не уточняют при этом, вокруг какой именно из двух шаек, вцепившихся друг другу в горло из-за "Юганскнефтегаза", всем необходимо срочно сплачиваться - сечинско-богданчиковской или медведевско-миллеровской.

Андрей Пионтковский, 03.05.2005


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей