О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror707.graniru.info/wiki/grigorenko/

Ольга Григоренко, адвокат Алексея Полиховича

Обвинение по ст. 318

Ольга Григоренко. Фото А. Барошина

Уважаемый суд!

Согласно фабуле обвинения, Полихович А.А. применил в отношении представителя власти – полицейского Тарасова И.Н., исполнявшего свои должностные обязанности, физическое насилие, не опасное для его жизни и здоровья. Дословное обвинение в этой части таково: «Полихович, действуя умышленно, препятствуя задержанию агрессивно настроенных митингующих сотрудниками полиции, с применением физической силы схватил за руку представителя власти Тарасова И.Н., после чего сорвал руку последнего от задерживаемого им лица, чем воспрепятствовал его задержанию, причинив Тарасову физическую боль».

Эти действия Полиховича А.А. обвинением квалифицированы по ч.1 ст. 318 УК РФ. В аспекте данной нормы УК РФ, уголовно-правовой охране подлежит только законная деятельность представителя власти, то есть насилие должно применяться в отношении представителя власти в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей. Законность действий должностного лица, в связи с которыми к нему применено насилие, подлежит доказыванию и установлению точно так же, как любой другой элемент состава преступления. И, в соответствии с конституционным принципом презумпции невиновности, все сомнения в правомерности таких действий должны толковаться только в пользу обвиняемого.

Однако в обвинительном заключении не раскрыта, а в ходе судебного разбирательства никак не подтверждена правомерность действий Тарасова И.Н. по задержанию неизвестно кого и неизвестно за что.

Действующим уголовным законодательством не предусмотрена ответственность за настрой, пусть даже и агрессивный. К тому же «агрессивный» – термин оценочный, он не заменяет конкретного описания действий, тем более что агрессивность не является синонимом противоправности. А установление связи между насилием в отношении представителя власти и добросовестным исполнением им своих должностных обязанностей является обязательным элементом объективной стороны деяния. Вместе с тем, судебным следствием установлены многочисленные факты превышения полномочий со стороны сотрудников полиции в отношении участников массового мероприятия, неспровоцированного и необоснованного применения насилия, нанесения ударов в жизненно важные органы, что прямо запрещено законом о полиции. Защита многократно обращала внимание суда на эти факты при просмотре видеозаписей и допросе потерпевших и свидетелей.

Тарасов И.Н. при его допросе в качестве свидетеля (протокол допроса свидетеля от 19.05.2012г. в томе 17 на л.д. 177-180 был исследован в судебном заседании 05.09.2013г.) неоднократно пояснял, что «…каких-либо телесных повреждений мне причинено не было, по крайней мере, я не видел. В отношении меня каких-либо противоправных действий не совершалось, предметы, летевшие из толпы, в меня не попадали».

На просьбу следователя описать внешность, одежду, особые приметы лиц, совершавших насильственные действия в отношении него и других полицейских, Тарасов И.Н. ответил: “Кого-либо вспомнить я не смог, было слишком много людей сильно похожих”.

Дальше – больше.

Согласно протоколу предъявления лица для опознания от 01.10.2012г. (том 58 л.д. 65-67, был исследован в судебном заседании 20.01.2013г.), свидетель Тарасов И.Н. опознал молодого человека, который 06.05.2012г. на митинге на Болотной площади оттаскивал второго митингующего при его задержании сотрудниками полиции. Ни о каком насилии со стороны Полиховича в отношении какого-либо представителя власти речи не идет.

И только лишь 20.12.2012г., более чем через полгода после события, в уголовном деле появляется уже не свидетель, а потерпевший Тарасов И.Н., который при проведении очной ставки (протокол очной ставки от 21.12.2012г. в томе 62 на л.д.110-114 был исследован в судебном заседании 05.09.2013) показал, что Полихович А.А., который прикрывал задерживаемого, якобы схватился за руку Тарасова И.Н. и сильным рывком оторвал ее от руки задерживаемого. При указанных обстоятельствах Тарасов И.Н. якобы испытал физическую боль, но каких-либо телесных повреждений у него не образовалось.

Следует заметить, что в судебном заседании 05.09.2013г., Тарасов И.Н. отказался и от этих своих показаний об испытанной боли и показал следующее.

Вопрос Тарасову И.Н.: вы ощущали физическую боль, когда вас кто-то дергал за руку?
Ответ: не ощущал.
Вопрос: вам причинен моральный вред?
Ответ: нет, просто на эмоциях было тяжело.
Вопрос: вы обращались в медицинское учреждение?
Ответ: нет.
Вопрос: как вы себя чувствовали по окончании рабочего дня?
Ответ: был на эмоциях.
Вопрос: физическую боль вы почувствовали или нет?
Ответ: на то время, может, меня кто-то и трогал, я чувствовал. Но сейчас уже не помню.

Эмоции человека, возникшие даже у представителя власти при исполнении им должностных обязанностей, состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ, не образуют и не могут быть вменены моему подзащитному.

Из показаний так называемого потерпевшего, которые были им даны 05.09.2013г., с очевидностью следует, что даже если его и трогали, то насилия к нему не применялось и физической боли он не ощущал.

Кроме того, Тарасов И.Н. совершенно запутался в противоречиях в своих показаниях и, по сути, отказался от всего, что наговорил на следствии, заявив суду следующее: «Давайте об этом забудем».

Изложенное свидетельствует о недоказанности состава преступления, и как следствие, о невозможности привлечения Полиховича А.А. к ответственности по ч.1 ст. 318 УК РФ.

О массовых беспорядках

Далее я остановлюсь на вопросах, имеющих отношение к таким квалифицирующим признакам ст. 212 УК РФ, как «поджог» и «уничтожение имущества», применительно к содержанию обвинения в отношении Полиховича.

Поджог является одним из способов уничтожения имущества, и по причине своей особой общественной опасности, выделен законодателем в отдельный квалифицирующий признак ст. 212 УК РФ.

Для вывода о наличии этого признака в составе массовых беспорядков необходимо устанавливать:
- объект, подвергшийся поджогу, его характеристику и стоимость;
- способ поджога;
- какие конкретно умышленные действия подсудимых характеризуется как направленные на совершение поджога;
- последствия поджога (материальный ущерб имуществу).

Ничего подобного ни во время расследования дела, ни при предоставлении доказательств стороной обвинения в судебном заседании не делалось, хотя понятно почему, поджогов-то на самом деле не было.

Отсутствие же поджогов во время событий 06.05.2012г. в том числе подтверждается:

- показаниями свидетеля Дейниченко Д.Ю.(по состоянию на май месяц 2012г. являлся заместителем начальника Управления охраны общественного порядка ГУ МВД России по г. Москве – 06.05.2012г. – заместитель начальника оперативного штаба по г. Москве), который в судебном заседании 09.07.2013г. на вопрос: «Как вы охарактеризовали произошедшее 06.05.2012г.?», пояснил, что «…чрезвычайных происшествий не допущено, погромов, поджогов не было, жертв не было»;
- показаниями потерпевшего Литвинова Г.М., который в судебном заседании 28.08.2013г. пояснил, что поджогов он не видел;
- показаниями свидетеля – полицейского Киселева В.А., который в судебном заседании пояснил, что поджогов, погромов не было;
- показаниями свидетеля – полицейского Тябина С.И., который в судебном заседании 29.10.2013г. пояснил, что 06.05.2013г. ничего не поджигали;
- показаниями свидетеля – полицейского Наумова И.Г., который в судебном заседании 05.11.2013г. пояснил, что поджогов не было;
- протоколами осмотра места происшествия, фототаблицами к протоколам осмотра места происшествия (т.4 л.д. 1-101).

Теперь о других аспектах обвинения, связанных с вопросами якобы уничтожения имущества. В результате событий 06 мая 2012г. якобы уничтожено 6 мобильных туалетов, принадлежащих ООО «Эко Универсал».

Проанализируем доказательства, якобы свидетельствующие об уничтожении этого имущества.

Из показаний представителя потерпевшего, г-на Сибгатулина Р.Е. следует, что:

– передвижные компактные туалеты (ПКТ) были установлены в середине апреля 2012г. в большом количестве в пределах центральной части города в период массовых мероприятий с 22.04.2012 г. по 09.05.2012 г.;
– ПКТ были осмотрены 05.05.2012г. визуально, якобы не имели повреждений, но акт осмотра не составлялся.
В то же время представитель потерпевшего ООО «Эко Универсал» пояснил, что
- туалеты работали на бесплатной основе и контролеры при них отсутствовали, что не исключает возможности их повреждения или уничтожения до начала мероприятия 06.05.2012г.
- ПКТ с территории, прилегающей к Болотной площади, были вывезены 07.05.2012г., при этом акт осмотра на месте не составлялся;
- для осмотра следственным органам кабины не представлялись;
- в результате чего образовались повреждения, пояснить не может;
- установленные в районе Болотной площади ПКТ были не новыми.

Из показаний представителя потерпевшего также следует, что ПКТ инвентаризационных (инвентарных) номеров не имели, бухгалтерский учет в ООО «ЭкоУниверсал» осуществлялся только по количеству ПКТ.
Однако акт о списании групп объектов основных средств (т.11 л.д. 249) содержит инвентарные номера всех 6 ПКТ, якобы уничтоженных во время событий 06.05.2012г.

Кроме того, инвентарные номера поврежденных во время событий 06 мая 2012г. ПКТ не были зафиксированы никаким документом на месте событий. Из показаний и представленных документов невозможно установить, входили ли ПКТ, вывезенные 07.05.2012г. с Болотной набережной, в число тех 6-ти, что были повреждены согласно акту осмотра 08.05.2012г. и которые были списаны актом списания от 17.05.2012 г.
Инвентарные карточки (т.11 л.д. 218-229), датированные 31.07.2012г., содержат сведения о том, что 22.03.2012г. биотуалеты в количестве 6 штук с соответствующими инвентарными номерами были введены в эксплуатацию 22.03.2012г. При этом инвентарные номера ПКТ, указанные в инвентарных карточках, не совпадают с теми, что указаны в акте о списании.

Никаких доказательств приведения туалетных кабин в полную негодность и, тем более, прекращения их существования в результате чьих-либо действий, не говоря уже о действиях Полиховича, в деле нет вообще. Голословное утверждение представителя потерпевшего о том, что трещины на кабинах, которые он даже не в состоянии был охарактеризовать по локализации и размеру, свидетельствуют о полной негодности кабин, таким доказательством являться не может. На прямой вопрос, каким образом наличие каких-то трещин не позволяет пользоваться туалетной кабиной по назначению, представитель потерпевшего ответить не смог.

Таким образом, исследованные судом доказательства, касающиеся якобы уничтожения туалетных кабин в районе Болотной площади, не только противоречивы и непоследовательны, но и вообще не содержат каких-либо сведений об уничтожении конкретных объектов указанного имущества.

Согласно обвинительному заключению в результате событий 06 мая 2012г. сотрудниками различных подразделений полиции было утрачено и повреждено определенное количество предметов амуниции и спецсредств (шлемы, бронежилеты, электромегафоны, резиновые палки, радиостанции и другое, а также повреждено асфальтное покрытие якобы в районе произошедших якобы массовых беспорядков, чем причинен ущерб государственному казенному учреждению г. Москвы «Дирекция заказчика жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Центрального административного округа» на сумму 28 228 227,25 руб.
Прошу заметить, о каком-либо уничтожении имущества тут ни слова, то есть налицо намеренные подмена и смешение обвинением понятий. Вместо «уничтожение имущества» фигурируют «утрата» или «повреждение», что явно и очевидно не одно и то же.

Вместе с тем, составляющей объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 212 УК РФ, является «уничтожение имущества» и Уголовный кодекс расширительному толкованию не подлежит. Эта подмена понятий произошла не только в описании инкриминируемых деяний в фабуле обвинения, намеренная путаница в этом вопросе присутствовала и при предоставлении доказательств обвинением и при их оценке прокурорами в прениях.

Во-первых, эти термины – явно не синонимы.
Уничтожение означает такое внешнее воздействие на материальные предметы, в результате которого они прекращают свое физическое существование либо приводятся в полную непригодность для использования по целевому назначению. Особенность уничтожения состоит в том, что имущество не может быть восстановлено путем ремонта или реставрации.

Под повреждением понимается такое изменение свойств имущества, при котором существенно ухудшается его состояние, утрачивается значительная часть полезных свойств и оно становится частично или полностью непригодным для хозяйственного или иного целевого использования. В отличие от уничтожения, означающего невосстановимую утрату имущества, повреждение означает лишь качественное ухудшение предмета, которое может быть устранено путем реставрации, ремонта.

Утрата и вовсе не обозначает, что имущество претерпело какие-либо физические изменения, это широкое понятие, которое может, например, включать похищение и многое другое.

Но дело, как сказано выше, не только в терминологии, ибо и доказательства именно уничтожения полицейской амуниции, спецсредств или же дорожного покрытия, мы ни в деле, ни в судебном заседании не увидели. Их нет и быть не может.
То, что имущество подразделений полиции и дорожное покрытие не было уничтожено, подтверждается, в том числе, представленными ими же документами, показаниями сотрудников полиции и других свидетелей, а также представителей так называемых «потерпевших».

Так, например:
- представитель потерпевшего ГУ МВД России по г. Москве – Колмакова Т.Н. в судебном заседании 11.11.2013г. пояснила, что документов, свидетельсвующих об уничтожении амуниции и спецсредств, нет;
- из показаний Колмаковой Т.Н. также следует, что с сотрудников полиции срывалось обмундирование, которое якобы впоследствии не было найдено. Ей это стало известно из материалов служебного расследования, однако назвать такие факты конкретно она не может;
- свидетели обвинения Киселев В.А., Пенезев И.. поясняли, что некоторые бронежилеты и шлемы «Джета» падали и выбрасывались в Обводной канал, откуда их впоследствии извлекала группа водолазов;
- полицейский Тарасов И.Н. в судебном заседании 05.09.2012г. пояснил, что он не видел, чтобы митингующие разбирали асфальт;
- свидетель – полицейский Киселев В.А. в судебном заседании 30.10.2013г. пояснил, что он также не видел поврежденное дорожное покрытие;
- свидетель – полицейский Ухин В.И. в судебном заседании 05.11.2013г. пояснил, что он не видел, как митингующие выламывают бордюрный камень, асфальт;
- потерпевший – полицейский Земсков А.А. в судебном заседании 28.10.2013г. пояснил, что повреждения асфальта он не видел.

Место основных событий с якобы полностью уничтоженным асфальтом. Из протокола осмотра места преступления
Место основных событий с якобы полностью уничтоженным асфальтом. Из протокола осмотра места преступления 6 мая 2012 г.

Не стану углубляться в анализ физических свойств асфальта, но все же обращаю внимание суда на то, что искусственный асфальт, т.е. дорожное полотно, представляет собой смесь битума и минеральных твердых накопителей и обладает такими свойствами, как прочность к механическим повреждениям и устойчивость к температурным перепадам и климатическим осадкам, что свидетельствует о невозможности серьезного повреждения асфальтного покрытия гражданами в отсутствие специальных средств и техники, не говоря уже об уничтожении в столь значительных, как настаивает обвинение, объемах.

В заключение считаю необходимым проанализировать вопросы, касающиеся имущественного вреда, который, как утверждает сторона гособвинения, якобы был причинен, так называемым потерпевшим – юридическим лицам.
Согласно обвинительному заключению, гражданские иски по уголовному делу заявлены:
1. ООО «ЭкоУниверсал» на сумму 73 800 руб.
2. ГКУ «Дирекция ЖКХиБ ЦАО» 28 228 227,25 руб.
3. Управление на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу на сумму 43 816,92 руб.

Не будем пренебрегать положениями действующего законодательства, согласно которым, для наступления ответственности за причинение имущественного вреда необходимо наличие совокупности следующих условий:
- наступление вреда;
- противоправность поведения так называемого причинителя вреда;
- причинная связь между первыми двумя условиями;
- вина причинителя вреда.

Начнем с ООО «Эко Универсал», имущество которого якобы было уничтожено в ходе событий 06 мая 2012г.

1.Материалы дела не содержат доказательств того, что туалетные кабины приведены в полную негодность, в связи с чем факт наступления имущественного вреда не может считаться доказанным.
2.Не доказан и размер причиненного ООО «Эко Универсал» имущественного вреда на сумму 73 800 руб.

Еще раз сосредоточу внимание имеющихся в деле доказательствах.
Из показаний представителя потерпевшего, г-на Сибгатулина Р.Е. следует, что:
- установленные в районе Болотной площади ПКТ были не новыми;
- ПКТ инвентаризационных (инвентарных) номеров не имели, бухгалтерский учет в ООО «ЭкоУниверсал» осуществлялся только по количеству ПКТ.
Далее, акт о списании групп объектов основных средств (т.11 л.д. 249) содержит инвентарные номера всех 6 ПКТ, якобы уничтоженных во время событий 06.05.2012г., а инвентарные номера ПКТ, указанные в инвентарных карточках, не совпадают с теми, что указаны в акте о писании.
Кроме того, инвентарные номера поврежденных во время событий 06 мая 2012г. ПКТ не были зафиксированы никаким документом на месте событий. Из показаний и представленных документов невозможно установить, входили ли ПКТ, вывезенные 07.05.2012г. с Болотной набережной, в число тех 6-ти, что были повреждены, согласно акту осмотра 08.05.2012г. и которые были списаны актом списания от 17.05.2012 г.

Инвентарные карточки (т.11 л.д. 218-229), датированные 31.07.2012г., содержат сведения о том, что 22.03.2012г. биотуалеты в количестве 6 штук с соответствующими инвентарными номерами, были введены в эксплуатацию 22.03.2012г. и имели стоимость 12 300 руб. каждый. Туалетная кабина с инвентарным номером 000000084 и вовсе не указана в инвентарной карточке, что свидетельствует о том, что она не была введена в эксплуатацию ООО «Эко Универсал», соответственно не могла быть и списана.

Правилами бухгалтерского учета предусмотрено в обязательном порядке начисление амортизации на объекты основных средств с момента ввода в эксплуатацию, в связи с чем на момент списания ПКТ их стоимость не могла составлять 12 300 руб.

Об имущественном ущербе на сумму 28 228 227,25 руб., якобы причиненном ГКУ «Дирекция ЖКХ И Б ЦАО».

Находящиеся в том 10, а именно:
1. смета (локальный сметный расчет) на текущий ремонта асфальтобетонных покрытий согласно реестру (том 10 л.д.99 -104) с подписями и печатями ГКУ «Дирекция ЖКХ И Б ЦАО» и ЗАО «Компаньон» вначале документа, без указания даты, без №, без отсылки на договор, приложением к которому она является, без пообъектной расшифровки на сумму 50 320 773 руб. 74 коп.;
2.смета (локальный сметный расчет) на текущий ремонт объектов дорожного хозяйства ЦАО г. Москвы. Болотная набережная (том 10 л.д. 105-108) с подписями и печатями ГКУ «Дирекция ЖКХ И Б ЦАО» и ООО Корпорация «Руслан-1» без даты, без №, без отсылки на договор, приложением к которому она является, на сумму 8 884 725 руб. 62 коп., которая включает всю площадь покрытий проезжей части и тротуаров Болотной набережной, а не только поврежденных участков.

Нет никакой связи этих крайне сомнительных документов с событиями 06.05.2012г., являющимися предметом настоящего дела.
Если учесть суммы локальных сметных расчетов, закрыв глаза на отсутствующие в них обязательные реквизиты, то цифры в них указанные, составляют порядка 58 млн. рублей. В связи с чем вопрос: на какую сумму якобы причинен ущерб? Ответа нет, да и быть не может, поскольку документов, подтверждающих наличие вреда, его характер, происхождение и размер суду не представлено.

Также нет никаких доказательств того, что работы, на которые составлены эти сметные расчеты, были кем-то выполнены и кем-то оплачены.

Представитель потерпевшего в судебном заседании 19.11.2013г. также показал, что:
- дефектный акт был составлен ЗАО «Компаньон» и ГКУ «Дирекция ЖКХ и Б ЦАО», впоследствии уточнив, что ему все-таки неизвестно, кем и когда был составлен дефектный акт;
- не исключил, что повреждения могли возникнуть и до событий 6 мая 2012г.;
- указал, что после определения объема требуемого ремонта, составляется смета, согласно нормативной базе;
- смета составляется сметным отделом Дирекции с участием подрядной организации, которая будет заниматься ремонт.

А нормативная база – ст.6 ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» № 94 – ФЗ от 21.07.2005г. (документ утратил силу с 1 января 2014 года в связи с принятием ФЗ от 05.04.2013 № 44-ФЗ), не допускает при проведении аукциона какие-либо переговоры заказчика, уполномоченного органа или аукционной комиссии с участником размещения заказа;
- работы были выполнены ЗАО «Компаньон», а в смете, расположенной на л.д. 105-109, указана иная организация ООО Корпорация «Руслан-1»;
- с ЗАО «Компаньон» еще до 6 мая 2012г. был заключен контракт в результате проведения аукциона и поскольку они выполняли уже работы, то и вышеназванные работы также выполнялись именно этой организацией, что свидетельствует о грубом нарушении норм ФЗ, действовавшего по состоянию на май месяц 2012г.
- представитель потерпевшего подтвердил в судебном заседании, что основанием для производства платежей в адрес ЗАО «Компаньон» за выполненные работы, является акт выполненных работ, который также суду не представлен. Акт формы КС № 2 о приемке выполненных работ, на основании акта заполняется справка о стоимости работ и затрат формы № КС-3, и вместе они являются унифицированной формой первичной учетной документации.

Об ущербе на сумму 43 816,92 руб., якобы причиненном Управлению на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу
cудом исследованы 2 (Два) документа, якобы подтверждающих причинение имущественного вреда потерпевшему, а именно:

- справка о материальном ущербе в результате утраты изделия «ПР-73М» в количестве 5 шт. ОМОН на ВВТ УТ МВД РФ по ЦФО на общую сумму 1875 руб. – т.11 л.д. 151;
- справка о первоначальной стоимости радиостанции носимой «Волна» 302.01.П23 в размере 20 970 руб. 96 коп. – т.11 л.д. 152.

Между тем в материалах дела заявлений сотрудников якобы об утрате или повреждении ими спецсредств не имеется.
Из показаний свидетелей следует, что:
- палка резиновая (изделие ПР-73М) инвентаризационного номера не имела, радиостанции также инвентаризационных номеров не имели. Вопрос: каким образом осуществлялся учет единиц якобы утерянных спецсредств?

Более того, при расчете размера якобы причиненного имущественного вреда не произведено начисление амортизации, с учетом которой только может быть рассчитана остаточная стоимость объекта.

Указанные пороки в доказательствах свидетельствуют об отсутствии возможности достоверно установить характер причиненного вреда и его размер, а также причинную связь между причинением вреда и действиями участников массовых мероприятий 06 мая 2012г.
В связи с чем требования о возмещении имущественного вреда удовлетворению не подлежат.

Уважаемый суд, учитывая все мной изложенное, прошу вас принять решение, соответствующее объективной оценке доказательств, подтверждающих отсутствие в действиях Алексея Полиховича состава преступлений, предусмотренных, как частью ч.1 ст. 318, так и ч. 2 ст. 212 УК РФ. Единственно возможным законным и обоснованным решением при таких обстоятельствах может являться оправдательный приговор.

К другим выступлениям защиты в прениях:
Владимир Самохин, Алексей Мирошниченко, Максим Пашков, Ольга Григоренко, Светлана Сидоркина, Дмитрий Аграновский, Екатерина Горяинова, Дмитрий Борко, Сергей Шаров, Сергей Панченко

К показаниям свидетелей обвинения

Прения



Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей