О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Анискин и фантасмагория

Дмитрий Борко, 06.08.2012
6 мая у сцены на Болотной
6 мая у сцены на Болотной
Реклама

"А вот удача, я уже стою во втором ряду прямо перед сценой, ближе прорваться было ну никак нельзя. Царя Владимира Тишайшего с художником пустили на первый ряд, а я прям за ним. Видна белая ленточка на ухе художника, не-е-е, это моя - на кепке. Я прорвался благодаря царю к сцене Ура!- Ура!-Ура!
Сейчас минута-другая - и я буду видеть почти на расстоянии вытянутой руки и Удальцова, и Навального, и Немцова.
А потом еще и вечером это все в новостях во всех покажут. Может, и меня камера зацепит, а я всем покажу, что это я, я, я. Никто же не знает, что я здесь.
Я же пошел в поликлинику, и на Калужской площади надо было свернуть направо - на Мытную, а я свернул налево - на Якиманку. Вот ведь, правда, повезло, и я теперь здесь стою и жду..."
(Алексей Анискин, мысли про себя)

В 2008 году мне довелось рассказать историю "Потапова, который вышел за чаем". Я не представлял тогда, что столкнусь с гораздо более фантасмагоричным ее вариантом.

Итак, 6 мая с.г. житель Москвы Алексей Анискин отправился на Мытную улицу за контактными линзами. Но любопытство и веселый настрой демонстрантов привели его на Болотную. На митинге он оказался впервые в жизни. Он ждал выступлений, но люди, шедшие позади, никак не подходили. Наконец пришел Удальцов и сказал, что митинг срывают власти, на мосту сидят и столпотворятся и вообще - бардак. А микрофон не работал. И Удальцова зачем-то задержали. А за ним - Немцова. И Алексей решил идти все же в поликлинику. Назад пошел, к "Ударнику", но не тут-то было:

В то время как Алексей Анискин, ощупывая разбитый в кровь локоть и растекающуюся по ребрам гематому, кружась головой от сотрясения мозга, ковылял к автозаку, на другом конце Москвы два жителя Узбекистана, Комолдин и Анвар, делали ремонт в квартире сотрудницы московской полиции. В поте лица зарабатывали свой нелегкий хлеб трудового мигранта.

На следующий день Анискин с компанией "подельников" с Болотной был доставлен из отделения к дверям суда. Там они провели восемь часов, скрючившись в полицейской "газели" в ожидании своей очереди судиться. К ночи им предложили быстренько признать свою вину (забыв, правда, сообщить, в чем она состоит) и, получив законный штраф, отправиться по домам. Задержанные дружно отказались и отправились назад - в "обезьянник". Кое-как проспали там еще одну ночь, меняясь на узкой лавке (на всех места не хватило) и поели бутербродов, переданных в камеру активистами (про положенную горячую пищу полицейские не вспомнили ни разу за два дня). Наутро их вновь повезли в суд. Они было уж начали писать в коридоре всякие ходатайства и протесты, чтобы представить их судье, но Алексею стало так нехорошо, что он начал терять сознание. Стыдясь своей слабости, он все же попросил соседа вызвать врача. Приехавшая скорая без тени сомнения забрала Алексея. Так 8 июля он оказался в травматологическом отделении 1-й Градской больницы.

12 мая трудовые мигранты Комолдин и Анвар пришли в ОВД "Ясенево" в поисках работодательницы. Там они обнаружили двух молодых "полиционерш", добивавших прямо во дворике уже не первую банку пива. Поколебавшись (это все Анвар потом рассказывал), они все же сели в Dodge Neon одной из них, начальницы отдела по делам несовершеннолетних Натальи Филипповой, и отправились в ремонтируемую квартиру - обсудить установку унитаза. По дороге автомобиль на скорости 120 врезался в столб. Водительница погибла, ее подруга и оба узбека, выпиленные спасателями из бывшего авто, были доставлены в больницу. Так Анвар оказался в травматологии 1-й Градской. В одной палате с Алексеем Анискиным, продолжавшим залечивать там свои "болотные" раны.

Анвар рассказал Алексею свою печальную историю и даже угостил его пирожками, принесенными в больницу родней. А через пару дней, наслушавшись от врачей, что лечить его без страховки никто не обязан, сам ушел из больницы, чтобы отправиться на родину. Там, сказал, у него родственник хирург, уж он-то вылечит!

Алексей тоже вскоре вышел из больницы и посетил суд над собой. Там, в 100-м участке Замоскворецкого суда, ему повелели заплатить 500 рублей штрафа за участие в согласованном митинге, а про травмы его слушать не стали. И тогда решил он восстановить справедливость и затребовал свою медкарту из 1-й Градской. Там ведь все зафиксировано - откуда его доставили, когда и с какими изъянами здоровья. И получил Алексей Анискин из больницы ответ.

В ответе значилось, что 12 мая с.г. он, согласно бумаге Черемушкинского межрайонного следственного управления, вместе с сотрудницами полиции Н. Филипповой и В. Свиридовой, а также своим корешом Комолдином Саидовым, находясь в автомашине Dodge, протаранил мачту городского освещения, в результате чего Филиппова погибла, а он, Анискин А.В., был доставлен в травматологию 1-й Градской. А потому, все его медицинские материалы затребованы Следственным комитетом в лице следователя Чванова А.С., куда и направлены администрацией больницы.

И понял тогда Алексей смысл другой полученной ранее им бумаги - из ГУ МВД по г. Москве. В ней говорилось, что проверкой установлено: сотрудники 2-го оперативного полка его на Болотной не задерживали и не избивали. Его ведь там и не было, если он в машине разбился!

Алексея изумляет, как его, высокого лысоватого славянина среднего возраста, можно было спутать с маленьким, черным как смоль двадцатилетним азиатом. Меня же всерьез удручило другое. В запросе следователя черным по белому значится: "12 мая". Но в больнице ведь знали, что Анискин поступил еще 8-го. И знали, откуда его привезла скорая, - могли бы просто догадаться о том, что происходит. А может, и догадались - и именно потому смиренно отправили документы. Результат любого беззакония власти - не только свершающаяся несправедливость. Оно растлевает всех, кто так или иначе соприкасается с ним. Например, врачей.

Но ведь не каждый соглашается на это. Я вот Алексея спросил, часто ли он после того дня проклинал свое любопытство?

А еще он уверен, что разгадал загадку беспорядков на Болотной. Вот что он мне написал:

"Я понимал, что моего адвоката там не было, и решил найти с помощью Яндекса снимки, чтобы дать ей общую картину происходившего. Чтобы найти эти рамки, из-за которых выскочили бандиты и стали кромсать людей. А потом я вдруг увидел план-схему мероприятий и вспомнил, где меня били полицаи. Вот с тех пор мне и режет слух, когда говорят, что события были на Болотной площади... Нет они были на Болотной НАБЕРЕЖНОЙ!!! А адрес согласования митинга - ПЛОЩАДЬ.
А я понять не мог, зачем Удальцов с Навальным там у Ударника сели, когда их все здесь ждут.
Потом, увидев документы, я понял, что Путин подготовил провокацию с изменением места проведения митинга и сокрытием жетонов полицаев, так как если будут "колоть" полицаев, они будут валить на начальство и потушится вся СИСТЕМА.
Так вот тогда я и подумал, что предъявленные в суде фотографии в миг все расставят по местам. И потянется бесконечная череда понурых и извиняющихся чиновников: от полицая, который меня бил, до всех остальных. И Колокольцев там будет тоже, и даже наш вконец зарвавшийся главный чиновник подойдет!
Но, судя по прессе с текущих процессов, такого не произойдет. У меня вообще впечатление, что когда такое происходило в 17-м году, то просто тогда из зала вставал человек и говорил: "Кто тут судья? Cлазь! Кончилась ваша власть!"

Вот такая успешная операция вышла у правоохранителей. Хотели Анискина в узбека обратить. А обратили, похоже, в революционера.

Документы, полученные Анискиным из больницы и МВД:

Дмитрий Борко, 06.08.2012


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей