О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Полдень ПуМе

Андрей Пионтковский, 07.05.2010
Андрей Пионтковский. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Андрей Пионтковский. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

7 мая завершается первая половина технического "президентства" Дмитрия Медведева. Президентом он, разумеется, не стал и теперь уже, скорее всего, никогда не станет.

С самого начала операции-2008 он воспринимался как служебный блок в промежуточной комбинации, которому по статусу не положено обладать собственной субъектностью. Ключевой среди кондиций его назначения была его, по выражению Путина, "порядочность", то есть готовность уступить кресло по первому требованию главного Раба на сладких кремлевских галерах. Изменилось ли что-нибудь в этой конструкции за два прошедших года? Забегая несколько вперед, отвечу, что да, изменилось. Но не в смысле приобретения престолоблюстителем субъектности, а в смысле неожиданно возникшей у самого архитектора тандема определенной зависимости от собственной тени.

Назначая своего Симеона Анатольевича, Путин в характерном для него стиле не разрешал судьбоносную для себя дилемму "уйти нельзя остаться", а откладывал ее решение, убежденный, что сохраняет обе опции. Лихорадочное и ничем, казалось бы, не мотивированное изменение Конституции в конце 2008 года подтверждает, что вариант его возвращения рассматривался тогда в конкретном практическом плане. Но, почуяв какую-то смутную опасность, он снова отложил решение и оказался прав.

2009 год стал переломным для настроений политического класса. Понимание исчерпанности, бесперспективности, тупиковости, обреченности, тупости, трагикомичной пошлости путинской экономической и политической модели обвально стало доминирующим в сознании хорошо информированной о реальном положении дел в стране правящей "элиты" и ее идеологической обслуги.

Это несколько запоздалое понимание было достаточно внятно выражено, в частности, в одном нашумевшем эссе: отсталая сырьевая экономика, которую и экономикой-то назвать нельзя - одни взятки да откаты, системная коррупция, пылающий Кавказ, вымирающее от алкоголизма и наркомании население, неразвитая политическая система, эклектичная внешняя политика, движимая комплексами и бизнес-интересами, и т.д. Имя "национального лидера" не поминалось всуе, но оценка славного десятилетия была более чем определенной.

Советская номенклатура, наследницей которой по прямой является наша современная клептократия, хорошо знала, как следует поступать с первым лицом, переставшим, по ее мнению, выполнять необходимые для корпорации жреческие функции. Ленин был изолирован в Горках, Сталину помогли умереть на собственной даче, Хрущева и Горбачева просто выкинули пинком под зад.

Классическое "оказался наш отец..." готово, казалось бы, и в нашем случае вот-вот сорваться с коллективных уст "элиты". Талантливейшие и преданнейшие из путинских холуев уже осторожно пробуют "...не отцом, а сукою" на вкус: Павловский талдычит о стареющем де Голле, Максим Соколов замахивается на святое - кооператив "Озеро", над августейшими членами которого раньше позволяли себе измываться разве лишь маргинальные авторы малозначительных интернет-изданий.

Но что-то останавливает их в последний момент, и смыкаются их дерзкие уста. И это что-то - наш бесценный Симеон Анатольевич. "Элиты" мечтали бы избавиться от Путина и его совершенно оборзевшего ближнего круга, ведущих их к катастрофе. Но они отягощены огромными элитными обозами и опасаются рисковать ими, если есть еще какая-то возможность погодить.

Как справедливо предупредил их на днях в порыве циничной откровенности тот же Павловский - "Не забывайте, что мы все с вами воры, господа! Осторожней раскачивайте лодку!" Так не лучше ли нам осторожно выстроиться сначала под нового фальш-хозяина, регулярно посылающего нам кокетливые знаки, сигналы, ужимки. А Путин за это время сам как-нибудь рассосется, как ложная беременность. До 2012 года уже осталось совсем ничего. А там, глядишь, Дмитрий Анатольевич решится пойти в президенты-модернизаторы. Такие примерно "взвешенные" и "вменяемые" настроения господствуют в понимающей необходимость каких-то перемен "элите" и гасят ее возможную антипутинскую активность.

Вот если бы Путин с самого начала пошел на третий срок или отправил Медведева в отставку вскоре после изменения Конституции, он оказался бы сегодня в гораздо более уязвимом положении - отвечающим за все и вся и идеальным кандидатом в немедленные оссученные отцы. Теперь же не то что отправлять в Конституционный суд (куда, подозреваю, тот сам бы мечтал сбежать), а лелеять как минимум до конца срока будет он своего младшенького партнера по галерам.

Тем более что никакой опасности Медведев, несмотря на все его гигантские формальные полномочия, для него не представляет. Не будет он раскачивать лодку. Он парализован тем же страхом, что и сам Путин, и вся "элита" последнего двадцатилетия: остаться наедине с обществом и отвечать на длинный перечень очень неприятных вопросов.

Семейный доктор Павловский поставил всему российскому политическому классу и самому себе окончательный и не подлежащий обжалованию диагноз. В России нет сегодня субъекта дееспособной власти. Осталось странное двухголовое существо ПуМе, обреченно ползущее по инерции к 2012 году и ни одной из своих голов не понимающее, что же оно будет делать дальше. Грязь в шелковых чулках с часами Patek Philippe на правой и Breguet на левой, соответственно, конечностях и с бриллиантовыми запонками от ФСБ.

Андрей Пионтковский, 07.05.2010


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей