О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Зависть

Валерия Новодворская, 22.11.2011
Валерия Новодворская. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Валерия Новодворская. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

Утомившись загробной дуэлью с мертвым Егором Гайдаром, который уже ничего не ответит, ибо перешел в бессмертие, неоспоримое как для его друзей, так и для врагов, ежечасно поминающих его с пеной на устах, Андрей Илларионов решил выместить свое раздражение на двух еще живых либералах, Константине Боровом и мне. Это очень странно, ибо звать к барьеру и ответу за гайдаровские реформы одного грамотного, но абсолютно негосударственного, частного, независимого от президентов бизнесмена (это К. Боровой) и полного профана в экономике, хронического гуманитария, начитавшегося хороших книг типа Хайека, фон Мизеса, Рюэффа, Льва Тимофеева и того же Гайдара (это я), при наличии живой гайдаровской команды, которая была, присутствовала, привлекалась и состояла, – это какое-то экономическое извращение. Рунет для разврата собрался.

Ведь Андрей Илларионов участвовал в полуподпольной группе питерских экономистов и был членом клуба "Синтез". Так почему бы ему не постреляться с Альфредом Кохом, Анатолием Чубайсом, Андреем Нечаевым, Петром Авеном, Михаилом Дмитриевым и другими профи, которые должны быть известны Андрею Илларионову лучше, чем мне? Или они, видя такие предательские действия, просто отказываются от дуэли с былым товарищем, который сегодня ищет компромат на мертвого реформатора, а не на живого диктатора (это Путин) или на его сообщника и заместителя (это Медведев)?

Я понимаю в экономике гораздо меньше Андрея Илларионова и не могу ему ответить на уровне доктора наук. Но, как говаривал один классик, "здесь надо ведать сердце человека", а в этих вопросах, а также в истории России, Европы и США я вполне компетентна. Насчет морали не скажу, ведь даже Папа Римский сам себя не причисляет к лику святых, в отличие от Андрея Илларионова. И для того чтобы отлучать Гайдара от либерализма, демократии и морали, надо быть по меньшей мере Матерью Терезой, Андреем Дмитриевичем Сахаровым и Эрхардом в одном флаконе. А чем от них от всех отличается сам Илларионов, читатели узнают из дула моего дуэльного пистолета. Тем паче что в своем картеле* мой противник упомянул несколько отнюдь не экономических сюжетов.

О'кей, отсчитывайте шаги. Хоть я и не имею экономического оружия, но раз это не останавливает Илларионова, то не остановит и меня. В конце концов, Бабурин, Хасбулатов и Руцкой, которые нас с Боровым за одобрение приватизации, либерализации и ваучеризации, словом, за те самые реформы, определили в расстрельный список, тоже никакого оружия ни нам, ни нашим соседям по этому списку, от Ельцина до демократических журналистов, не предлагали. Только веревку.

Однако Андрей Илларионов зря вместо вежливых и терпимых экономистов решил связаться с невежливым и нетерпимым диссидентом. Я отвечу резко. Разные либералы бывают. Я – очень радикальный либерал. И мое представление о демократии и либерализме гораздо дальше отстоит от представлений травоядных европейских политиков, чем соответствующие представления Егора Гайдара.

Значит, целимся. Очень нехорошие чувства читаются в презрительных выпадах моего противника против Института Гайдара (ИЭПП), Фонда Гайдара, Академии народного хозяйства (где сидит милейший Владимир Мау, которого мы все, тимуровцы и гайдаровцы, называем "Мяу") и Вышки, которую курирует мудрый отец младореформаторов Евгений Ясин, даже книгу написавший о том, почему у нас не могли "вытанцеваться" реформы. Да по той же причине, по которой не получились до конца александровские 1961 г. и столыпинские 1906 г. Потому что чаяния народа, сформулированные Достоевским в новелле о Великом Инквизиторе в "Братьях Карамазовых" - "Накормите нас и поработите" – перевесили всю нашу недолгую и поверхностную вестернизацию.

Книга о провале либеральных реформ историка Юрия Афанасьева называется "Опасная Россия". Одного реформатора бомбой в клочья разнесли, другого пристрелили, а задолго до них Юрия Крижанича сослали в Сибирь, а Григория Отрепьева, который был не царевич Димитрий, но зато либерал, толпа вообще линчевала. Это ни о чем Андрею Илларионову не говорит? Да, в ИЭПП ставят цветы к портрету Гайдара и оплакивают его. И даже не потому, что он был великим реформатором. А просто помнят его мужество, его улыбку, его юмор, его доброту, его учтивость, его порядочность, его самоотверженность. Общаться с ним было интеллектуальным пиршеством и большим человеческим счастьем.

А илларионовские намеки на гайдаровские "откаты" – это уже не дискуссия, а подлость. И это о бессребренике Гайдаре, который долго ездил на жалкой "Волге", пока не скопил на иномарку, который 10 лет строил дачный домик (все денег не хватало), который валился с ног от усталости, летая по миру, как птичка, и зарабатывая лекциями на жизнь и даже кое-что подкидывая ИЭППу... За такие намеки не на дуэль вызывают, а просто бьют канделябром по физиономии, как шулера в карточной игре.

Что же до наших реформ, мне здесь и Хайека не надо. Достаточно истории и куроводства. Это сказал Евгений Ясин насчет яичницы, что, мол, из нее трудно обратно делать курочку. Реформы совершаются сверху, если есть военная сила и если в этих реформах заинтересованы хотя бы 50 процентов общества. Одними штыками можно учредить только концлагерь, но не открытое либеральное общество с рыночной экономикой. У Франко была фаланга, но ведь в подавлении коммунистов были заинтересованы все собственники и католики Испании. Голодранцев, анархистов и ставленников Кремля, коммунистов своих и сталинских там было меньшинство. Так что Франко имел мандат от правых сил, да к тому же ему Рейх подкинул самолеты. Пиночет же и вовсе, кроме армии, имел поддержку от среднего класса, ибо идеалист и чудак Альенде развалил экономику и довел дело до вторжения кубинских коммандос и ползучего государственного переворота.

А что имели мы в левой, совковой, советской стране, где большинство жаждало пайки, а не свободы? Ни мандата народа, ни военной силы, ни иностранной интервенции. Не думайте, мы звали, но они не пришли кормить 110 миллионов бездельников и чистить авгиевы конюшни размером с 1/8 часть суши. Нет такой цены, которую мы бы не заплатили за возможность провести и завершить эти реформы. А вот Андрей Илларионов решил разоблачить перед всем миром Гайдара, "железного Винни-Пуха", как его называли друзья, внука боевого командира, Мальчиша-Кибальчиша с обратным знаком, выпросившего у Шойгу в 1993-м автоматы (на случай отказа армии брать Белый дом), призывавшего Ельцина иметь под рукой полк, чтобы стрелять в красно-коричневых! Какой там полк, мы армию хотели иметь! Но увы! Армии у нас не было. Я лично призывала Ельцина бомбить Белый дом с самолетов. "Демсоюз" обязался защищать свободу с оружием в руках, либерал Константин Боровой сказал Ельцину по ТВ: "Возьмите нашу жизнь", а в 1991-м он закупал оружие для борьбы с ГКЧП. Мы сражались вместе с Гайдаром, мы с ним однополчане, и этого Андрей Илларионов никогда не поймет, как штатский и нестроевой элемент. И плевать в наше полковое знамя мы разным "шпакам" не позволим.

Гайдар сделал что мог, и положил на это и имя, и репутацию, и здоровье, и жизнь, и умер от отчаянья, когда Путин стал вытаптывать его реформы. Он не боялся произносить слово "капитализм", и он дал ДВР этот девиз: "Свобода. Собственность. Законность", и он посмел обещать советскому детсаду "минимум социалки". В октябре 1993-го он привел к Моссовету всю свою семью и готов был умереть вместе с ней и всеми нами. Да, это был не просто реформатор, а полководец. А что готов отдать за либерализм Андрей Илларионов, который на тбилисской конференции произнес смелую речь против Москвы, а потом велел изъять ее из компьютера, чтобы эта самая Москва не узнала о его смелости? Там выступали многие, и Буковский, и мы с Боровым, и демократы из лимитрофов, но исчез только илларионовский текст.

И нас еще просят сравнить Гайдара с Бальцеровичем, Клаусом и Лааром! Ни один из них жизнью не рисковал. У Бальцеровича были поляки, самый свободный народ Европы, избиравший королей и имевший в Сейме право индивидуального вето. У Клауса были чехи с их бархатной революцией и навыками к частному хозяйствованию; у Лаара были вечно правые эстонцы, индивидуалисты-хуторяне, которые без ресурсов, на одном трудолюбии уже вошли в зону евро. Их всех насильно затолкали в СССР, причем позже нас на 27 лет.

И главное – а судьи кто? Если Гайдар мог делать что хотел и, с точки зрения Илларионова, не сделал этого сознательно, то что же тогда государственный деятель Андрей Николаевич, допущенный в правительство даже при Черномырдине, не сделал сам того, что требовалось и чего не сделал Гайдар, которого прогнали уже через восемь месяцев? Илларионов скажет, конечно, что его никто не слушал. Но и Гайдара слушали далеко не всегда, а потом и вовсе слушать перестали, и не слушали больше 10 лет.

А если Илларионов упрекает Гайдара в конформизме, то как назвать его собственное поведение, поведение советника Путина? От Ельцина чего-то ждали, но от Путина можно было ждать только холеры и чумы. Началась вторая чеченская война, вернули советский гимн, прикончили независимое НТВ, отравили газом заложников "Норд-Оста", сожгли из танков и огнеметов детей в Беслане, посадили Ходорковского, раскулачили "ЮКОС". А наш обличитель Илларионов все сидел и сидел в путинских советниках. Не уходил, как ушел Гайдар после октября 1993 г., чтобы не быть ширмой для власти, не продолжившей экономические реформы. Да, Илларионов осудил разгром "ЮКОСа", но не ушел же! Не хлопнул дверью. Ведь и Шелленберг в Гитлера не верил, однако жалованье в СД получал исправно. Как здесь с моралью?

Но самое главное не это. Все проще и низменней, чем спор либералов, живых и мертвых. Андрей Илларионов не хочет, чтобы из Гайдара делали икону. Этим пассажем он себя выдал. Икона – это светлый образ, опора в лихолетье, заступник, мечта, краеугольный камень, эталон... Кому придет в голову опереться на Илларионова или о нем мечтать?

На свете много грамотных экономистов - и только один Егор Гайдар, хоронить которого пришли десять тысяч постаревших, хромых, часто на костылях, безлошадных московских интеллигентов, которые когда-то вышли к Моссовету умирать по его призыву. Они часами стояли в очереди на трескучем морозе, чтобы положить цветы на гайдаровский гроб. Эти люди, не разбогатевшие от реформ (олигархи не явились), не придут к Андрею Илларионову. Ни на свадьбу, ни на похороны. И это непоправимо, завидуй не завидуй. Поджигая Храм чужой веры, не создашь новую религию. Андрей Илларионов, собирающий в Рунете компромат на мертвого подвижника, рискует войти в историю Геростратом, а не Леонидом, ибо не он, а Гайдар защищал до смерти наши Фермопилы. Я знаю людей, стоящих людей, которые с гордостью называют себя тимуровцами и гайдаровцами. Но кто и зачем, скажите, назовет себя илларионовцем?

* Вызов на дуэль.

Валерия Новодворская, 22.11.2011


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей