О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья По авторскому праву

Илья Мильштейн, 03.06.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Бастрыкин ищет и желает законодательно закрепить национальную идею. Бастрыкин знает, кто обвалил рубль, - это были инсайдеры. Бастрыкин призывает карать за отрицание законности присоединения Крыма. Бастрыкин выступает против сквернословия и прочей рутины на оперных и театральных подмостках. Бастрыкин предлагает исключить из Конституции приоритет международного права. Бастрыкин уличает Яценюка - басмача и террориста, воевавшего против русских в Чечне.

Вопрос на засыпку: кто он, этот поразительный Бастрыкин?

Знаток российской жизни или невежда, тайком заглянувший в Википедию, скажет: глава Следственного комитета, доктор юридических наук, профессор права. И сядет в лужу, хотя формально будет прав. Ну да, Александр Иванович уже шесть лет без малого возглавляет СК РФ, а в прошлом закончил юрфак ЛГУ, преподавал, заведовал кафедрой, вносил вклад и даже обвинялся в плагиате, что вроде говорит только в пользу подозреваемого. Равнодушный к науке и карьере чужих мыслей воровать не станет.

Тем не менее все это только видимость: высокое начальственное кресло, юридическое образование, ученое поприще. Это для отвода глаз. На деле Бастрыкин художник, и художник истинный.

Сами посудите, какой юрист в здравом уме станет выступать против Основного закона своей страны, где прямо говорится, что "никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Какой правовед будет бороться против других статей Конституции, в которых утверждаются свобода слова и приоритет международного права. Какой следователь, тем более самый главный, увлекшись конспирологией, начнет гоняться за инсайдерами в своей голове. А также биться с матерщиной и прозревать в премьер-министре соседней страны по кличке "Кролик" матерого чеченского боевика.

Не бывает таких профессоров права. И следователей таких не бывает. Если это действительно юристы. Зато в творческой среде, где после второй перед людьми раскрываются бездны, а правильная трава указывает путь к последним тайнам бытия, подобного рода прозрения фиксируются сплошь и рядом. У поэта, понимаете ли, всемирный запой, и мало ему конституций!

Что же касается инсайдеров и прочих яценюков, то настоящий творец, проницая реальность, видит не конкретного человека, как мы, простые смертные, но образ человека, скрытый за его повседневной непритязательной личиной. Воображение дорисовывает картины, порой батальные, и вот демиург различает толпы супостатов, обваливающих рубль, и смешной Кролик является ему в облике головореза, увешанного подствольными гранатометами. Это еще называется энергией заблуждения, и чем энергичней заблуждается сочинитель, тем ярче его творения.

Судить за Крым? Разумеется, скучный правовед только плечами пожмет, скорбную гримасу состроит да сплюнет. Иное дело писатель. Карать ни за что? За отрицание присоединения? И в приговоре на весь зал, на весь мир прозвучат эти фантастические слова: мол, за отрицание присоединения сослать, отправить в лагерь, забить плетьми, прилюдно оторвать башку на Красной площади? Любой уважающий себя Кафка или там Набоков сразу ухватится за такой сюжет, хотя, быть может, творчески его переосмыслит. Допустим, за отрицание отрицания сурово накажет своего героя. Вот и Александр Иванович, художник явно кафкианского склада, тоже не удержался и высказался. Выболтал сокровенное.

Некоторое недоумение вызывает разве что борьба Бастрыкина с матерщиной, что не вполне типично для наших писателей, которые в массе своей часа не могли прожить без слов, запрещенных ныне Роскомнадзором. Однако и это можно объяснить, если вспомнить о том, что на склоне лет иные признанные гении российской словесности обращались в моралистов. Им хотелось обучать современников нравственности не посредством художественных текстов, а впрямую, разъясняя непутевым гражданам, как следует жить, чего кушать, где искать национальную идею и куда вообще Россия должна идти.

Вероятно, пришла пора и Александру Ивановичу, человеку тоже немолодому, поделиться с нами своими посильными соображениями. Типа: "Хватит уже играть в лжедемократию, следуя псевдолиберальным ценностям. Ведь демократия или народовластие - это не что иное, как власть самого народа, реализуемая в его же интересах. Достижение таких интересов возможно только посредством всеобщего блага, а не абсолютной свободы и произвола отдельных представителей общества". Как-то так, да, а всеобщее благо предполагает опять-таки наказание для инакомыслящих, включая диссидентов, матерящихся прямо со сцены. Творцы - они всегда пророки, генералы в особенности.

Короче, ясно, почему Александра Бастрыкина вчера приняли в Союз писателей России. Туда, где председательствует Ганичев, а в правлении числятся Крупин с Куняевым и Гусев с Шевкуновым. Это их брат родной по музе, по судьбам, и для того, чтобы признать его достойным выпавшей чести, совершенно не обязательно читать книги Александра Ивановича. Достаточно ознакомиться со статьями и устными выступлениями. А также, не побоюсь этого слова, художественными акциями вроде нападения с короткостволом на чужую собаку и ее хозяина и беседы в подмосковном лесу с журналистом, которому глава СК, угрожая смертью, читал моральную проповедь.

Просто за версту чуешь инженера человеческих душ, правда же? Осталось лишь понять, почему Бастрыкин до сих пор служит в Следственном комитете. Почему не выгнали. Но в нашей фантастической жизни далеко не все события и кадровые назначения поддаются осмыслению, и с этим следует примириться. Куда важнее, чтобы талант при жизни получил признание, что случается, как мы знаем, далеко не всегда. К счастью, Александру Ивановичу воздано по заслугам, и мы радуемся за него и вместе с ним. Хочется думать, не без содрогания, что и он нас еще потешит. Хочется верить, что мы вытерпим.

Илья Мильштейн, 03.06.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей