О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Волонтеры сопротивления

Эдуард Лимонов, 16.07.2012
Эдуард Лимонов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Эдуард Лимонов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

Граждане в России проснулись, сомнений в этом нет. И проснулись, по-видимому, надолго - я ошибался, когда предрекал скорый спад протестного энтузиазма. Граждане попробовали власть на зуб прошедшими зимой и весной - и чуть не сломали зубы. В результате граждане испугались, отшатнулись от процесса прямого завоевания власти. Но проснувшаяся ярость требует выхода, граждане толпами устремились в такие, как бы это точнее определить, моральные столкновения с властью.

Сейчас на наших глазах разворачиваются два крупных моральных конфликта. Один - это конфликт вокруг ареста панк-группы Pussy Riot и тяжелой организации под названием Русская православная церковь. На самом деле это не конфликт между верующими и безбожниками. Нет, это нравственный конфликт фактически правительственной организации, считающей себя привилегированной и уверенной в своем праве быть привилегированной, и современными молодыми людьми, как чиновники говорят, "физическими лицами", считающими, что имеют право посягать на эту привилегированность.

На поверхности это конфликт между двумя силами: группой Pussy Riot, (в переводе с птичьего панк-английского - группа "Бунт индюшек": назовем ее так вместо "бунт п...юшек", чтобы не оскорблять интернет нецензурностью) и группой попов в рясах, которые издали смотрятся как юбки. Бунт индюшек против юбочников. Казалось бы маргинальные группы столкнулись между собой.

Но суть конфликта много глубже: общество против власти, выступающей здесь в ипостаси церкви - обласканной властью организации. Патриарх Кирилл с его жестяным, резким и неприятным голосом в конце концов не менее власть, чем щеголеватый премьер Медведев, и даже крепко смотрится рядом с главным шефом - Путиным.

Конечно же, дело Pussy Riot - это продолжение бунтов рассерженных горожан, борьбы общества против власти. Все тот же бунт, но в другой форме. Потому этих хулиганок так много людей поддерживает. Ибо враг моего врага - мой друг.

Еще один конфликт на наших глазах разворачивается вокруг трагедии в Крымске. Гражданское общество ищет конфликта и хочет на самом деле расправиться с властью физически, но побаивается. Потому общество выискивает любой повод для конфликта. И любой повод продемонстрировать свое превосходство над властью.

Виновные в трагедии еще не определены - а вдруг виновной окажется все же стихия? Но общество уже, горячась, наскакивает на власть, обвиняя ее в том, что та не предотвратила наводнения и из рук вон плохо справляется с его последствиями. Был ли сброс воды из водохранилища? Почему обмелел один пруд? Спасали ли местные власти нефтепровод и потому не пожалели жителей города? Было ли оповещение жителей Крымска о надвигающейся волне или его не было вовсе? Все эти вопросы разогрели атмосферу в стране. И конечно же, это продолжение зимней и весенней протестной активности.

Общество готово уязвить власть и язвит ее беспрестанно. Во всем.

В других странах подобное тоже случается. Подобное - но по сути не то же самое. Когда ураган "Катрина" фактически разрушил целый штат Луизиана в Соединенных Штатах, там, вы помните, тоже раздавались многочисленные упреки по адресу властей. Но только у нас общество хочет избавиться от власти. И это нормально, потому что российская власть и ее методы управления невыносимы.

Волонтеры в российской жизни появились уже несколько лет тому назад, во время, помните, эпидемии лесных пожаров. Но сегодня волонтеры, прибывающие в Крымск, выступают на исторической сцене России уже в другом качестве. В волонтерах общество противопоставляет себя власти, каждый день ей кричит: "Мы лучше, мы эффективнее, мы быстрее и честнее справляемся с ситуацией, чем вы, власть!" И потому за волонтерами подразумевается все то же политическое осуждение, что звучало на площадях в декабре и в марте. А именно: "Вы и ваши выборы бесчестны, уйдите! Ты, власть неспособна, уйди!" Общество хочет само стать властью, это очевидно. Очевидно даже в таком, казалось бы, удаленном от политики явлении, как волонтерство.

Политика на самом деле у нас сейчас везде. Не имея сил и умения победить власть в физическом противостоянии, общество перенесло свою ненависть к власти в гражданскую жизнь.

Ну, в общем, это естественно. На самом деле не так важно, что на самом деле возмутит общество до восстания. Скандал с ожерельем королевы Марии-Антуанетты привел к Французской революции. Скандал с Распутиным и царской семьей способствовал Февральской революции 1917 года. Какая-нибудь трагедия города, похожего на Крымск, с плавающими по улицам трупами, может взорвать РФ. А как же иначе, если власть окопалась, ощетинилась и не считает, что даже при подобной ненависти она должна или уйти, или измениться.

Мы все разные, мы зачастую не любим друг друга, но мы все с нетерпением ждем окончания эры Путина. При нем уже так тяжело и нудно жить, как, судя по воспоминаниям современников, было нудно и тяжело жить при императоре Николае Первом. В день его смерти незнакомые люди поздравляли друг друга на улицах, обнимались, все бурно радовались.

Общество инстинктивно выкуривает власть из России. И я уверен, что не мытьем, так катаньем, волонтерами, Pussy Riot общество добьется своего.

Правда, затем начнутся другие заботы. Я бы не хотел жить в такой Российской Федерации, где у власти были бы веселые, наглые сопредседатели Немцов, Рыжков и Пархоменко. И я равным образом не хотел бы жить в РФ при правлении господина Навального - этот господин уже имеет подозрительную популярность, хотя замешан во всем, в чем замешана власть и в чем он ее обвиняет.

Эдуард Лимонов, 16.07.2012

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей