О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Козырь на пике

Александр Гольдфарб, 24.12.2011
Александр Гольдфарб
Александр Гольдфарб
Реклама

Сегодня все только и говорят: в России грядет революция. Ленинская формула "верхи не могут управлять, а низы не хотят жить по-старому" как нельзя более точно отражает суть момента. Толпы народа на улицах, растерянность Кремля - очевидные симптомы.

Но революционная ситуация недолговечна и нестабильна, как шар, закатившийся на вершину: чуть подтолкни - и покатится в любую сторону. Она может и вовсе не привести к переменам: толпы устанут и разойдутся, Кремль оправится от шока, задействует свои нешуточные ресурсы, и все вернется на круги своя. Или, хуже того, закончится еще более жесткой диктатурой. Исход в первую очередь зависит от того, как воспользуются этой временной нестабильностью люди, которых судьба вывела на авансцену истории - полтора десятка лидеров протестующих.

Для начала определим предмет. Революция - это смена режима неконституционным путем в интересах общества. Без общественной пользы революция превращается в переворот, мятеж, бунт. Революция всегда легитимна, однако хитрость в том, что законность революции обычно оформляется задним числом после победы. Как сказал поэт, "мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе".

Но как определить правомерность сопротивления власти не задним числом, а сегодня – здесь и сейчас, когда исход дела неясен? Анализ мирового опыта показывает, что формальное нарушение закона в борьбе против тирании в действительности преступлением не является, а имеет серьезное правовое обоснование.

Основатель либерализма, автор идеи "социального контракта" между властью и обществом, изобретатель принципа разделения властей британский философ Джон Локк писал, что "право на восстание" возникает, когда власть перестает заботиться о народном благе и начитает думать исключительно о себе. Восстание против такой власти есть не только право, но и обязанность ответственных членов общества. Право на сопротивление власти, превратившейся в тиранию, прописано во многих юридических документах, например, в Декларации независимости США, Всеобщей Декларации прав человека, Конституции Германии и других.

Конечно, большинство из тех, кто выходит в Москве на площадь, не считают себя революционерами. Им хотелось бы одолеть режим не революционным, а законным, конституционным путем. Но давайте назовем вещи своими именами. Протестующие считают избранный парламент нелегитимным и, судя по всему, сочтут таковым и новоизбранного в марте президента. По сути они требуют смены действующей власти, используя при этом тактику уличных протестов. Если власть уступит их требованиям перевыборов, она безусловно падет. Если такое произойдет, оглядываясь назад, все мы назовем сегодняшние события революцией.

Что же касается самой власти, она абсолютно не заинтересована в собственной смене и полностью выключила конституционные механизмы – выборы, парламент, суды. Люди, контролирующие российское государство, наломали столько дров, что в случае смены режима на спокойную пенсию им рассчитывать не приходится, их ждут суд и тюрьма. С какой стати они будут сами себя хоронить? Нет, они будут бороться до конца всеми доступными способами. Более того, если им удастся удержаться у власти, то, наученные сегодняшним опытом, они сделают все, чтобы не допустить подобных ситуаций в будущем.

Поэтому для российского гражданского общества сохранение режима обернется катастрофой: ему не стоит надеяться даже на прежний, куцый стандарт свободы. Под давлением момента власть пообещает с три короба, но ничего не выполнит, а потом скрутит всех в бараний рог. Сладкие речи, прозвучавшие из уст Медведева и Суркова, - дымовая завеса. Их цель - любыми способами не допустить перевыборов. Но после того как "улица успокоится", даже самые безобидные акции протеста будут криминализованы и задним числом объявлены мятежом. Иными словами: либо революция, либо добро пожаловать в Белоруссию, а то и в Туркмению!

Мимолетность революционной ситуации вытекает из ее остроты. Чем сильнее накал страстей, тем он краткосрочнее. События будут развиваться по схеме: нагнетание, кульминация, спад. Причем до кульминации время работает против действующей власти, а после – на нее. Момент кульминации - наиболее благоприятный для смены режима. Такая динамика связана с тем, что у сторон конфронтации в распоряжении разные ресурсы: у власти - долгосрочные, у протестующих - мимолетные. У власти - деньги и административные рычаги пусть малоэффективного, но все же государства. У гражданского общества - информационное преимущество, уверенность в собственной правоте, а главное - энергия справедливого возмущения.

Фактор времени – главное, что должны учитывать участники процесса. Власть упустила момент, когда еще было можно подавить протест в зародыше, не допустить, чтобы события вышли из-под контроля. Теперь тактика власти - переждать, пока протест исчерпает свои ресурсы и выдохнется. Рано или поздно люди устанут, толпы разойдутся по домам. Протестная энергия, получив выход в митингах и речах, рассосется. Лидеры рассорятся. Не хватит финансов.

Поэтому для лидеров протеста важно не упустить момент кульминации, когда власть наиболее уязвима. Кульминация, судя по всему, наступит в марте, сразу после президентских выборов, когда всем станет ясно: Путин остается. Как и в декабре, шок от того, что чуда не состоялось, выведет людей на улицы с максимальным накалом энергии. В этот момент и будут приниматься судьбоносные решения.

Рассмотрим разные сценарии. Первый из них: у власти не выдерживают нервы или происходит случайный сбой - и проливается кровь. Или же состоится жесткий разгон с применением спецсредств. Или арестуют лидеров протеста. Это самый плохой вариант для власти. Войска не станут стрелять в народ, полиция разбежится, и толпа снесет власть. Судя по поведению власти 10 декабря, в Кремле это прекрасно понимают.

Второй вариант: власть возьмет толпу измором. Площадь будет окружена благодушными, невооруженными ментами, и все будет чинно и благородно, как 10 декабря. Народ постоит и к вечеру разойдется. С этого момента энергия протеста начнет снижаться. На последующие акции будет собираться все меньше и меньше народу. Через некоторое время вновь наступит апатия, протест маргинализируется, власть воспользуется своими долгосрочными ресурсами. Революция не состоится.

Третий вариант. В момент кульминации лидеры протеста сделают шаг, без которого невозможна никакая революция: объявят действующую власть нелегитимной и предложат реальную альтернативу. Возникновение параллельного центра власти – необходимый этап любой революции. В 1917 году временному правительству противостояли Cоветы. В 91-м союзному центру противостояли структуры РФ. Что могут противопоставить Кремлю люди, собравшиеся на площади?

Вот один из возможных вариантов для обсуждения.

Уже сегодня ясно, что консенсус представителей всех протестных течений – требование перевыборов. Для того чтобы это требование стало истинно революционным, остался один шаг - отказаться от несбыточных надежд на то, что перевыборы организует власть, а вместо этого объявить и провести новые выборы силами самого гражданского общества, вопреки власти. В этих целях именем собравшихся на площади следует создать временный орган - Народный избирательный комитет. У него должна быть лишь одна узкая функция – проведение новых честных выборов парламента и президента без участия официальных структур. Естественно, действующая власть тут же объявит эту затею противозаконной и антиконституционной, но едва ли решится на применение силы.

Узкая политическая задача позволит сохранить единство среди лидеров протеста, которые уже сегодня раздираемы столкновением амбиций. Новые выборы – единственное, что их объединяет. Какова поддержка каждого из них в народе – правых или левых, либералов или патриотов, - как раз и решится на выборах, причем после того, как они будут допущены на телевидение. А пока что все это следует отложить в сторону.

Иными словами, протест против того, что произошло в прошлом, сменится четкой политической задачей, направленной в будущее. Вместо требований к власти совершить нечто для нее невозможное (что, кстати, автоматически предполагает ее легитимность) появится дорожная карта к ее полной делегитимации. Момент кульминации не будет упущен. После провозглашения даты новых выборов народ может спокойно расходиться по домам. C этого момента в стране наступит обязательный этап революции - двоевластие.

Технически организовать выборы без участия государства - не такая уж и сложная задача. Для этого народные избирательные комитеты должны быть созданы в каждом округе. Честное голосование и прозрачный подсчет обеспечить будет не сложнее, чем отслеживать нарушения на выборах, организованных властью.

Возможно, это не единственный вариант развития ситуации. Креативность проснувшихся масс, помноженная на ресурсы Интернета, не знает границ. Ясно одно: если упустить момент, позволить власти оседлать волну протеста и убаюкать общество обещаниями реформ, то не пройдет и года, как сегодняшние события из несостоявшейся революции превратятся в неудачную попытку мятежа, совершенную группой предателей и отщепенцев.

Александр Гольдфарб, 24.12.2011


в блоге Блоги

Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей