О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror697.graniru.info/opinion/abarinov/m.211783.html

статья Сетевой контроллинг

Владимир Абаринов, 19.02.2013
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Два месяца назад журнал Economist опубликовал занятную статью о "социальных медиа XVI века". Речь в ней шла о памфлетах Мартина Лютера, направленных против католической церкви, и о том, с какой феноменальной по тем временам скоростью они распространялись по Германии. Сам автор не прикладывал к этому никаких усилий. Он лишь посылал текст издателю – остальное делали социальные сети. Любое публичное место – рынок, лавка, харчевня – становилось сообществом, бурно обсуждавшим сочинения Лютера и способствовавшим их распространению из города в город.

Аргументы Лютера подкреплялись куплетами актуального политического содержания - "новостными балладами" и сатирическими гравюрами, то есть чем-то вроде нынешних видеороликов и демотиваторов. Вирусный характер распространения памфлетов подтверждает папская булла 1520 года, вменявшая добрым католикам в обязанность "прекращение сей чумы и раковой болезни, дабы не росла она дальше". Так совершалась Реформация.

Современные репрессивные режимы уже в полной мере оценили возможности социальных сетей по распространению революционной заразы. На состоявшуюся в декабре конференцию Международного союза электросвязи в Дубае многие делегации приехали с твердым намерением поставить интернет под международный и национальный контроль.

Их неофициальным лидером была Россия. Владимир Путин не раз высказывался за регулирование интернета, но хотел бы освятить свои действия в этом направлении авторитетом ООН, в структуру которой входит МСЭ.

Для реализации этой идеи требовалось изменить действующий регламент Союза, а именно – распространить компетенцию МСЭ на интернет. Против российского предложения категорически выступили США и их союзники. Их позиция заключалась в том, что техническим обеспечением функционирования глобальной паутины занимаются специальные организации, такие как Инженерный совет Интернета (Internet Engineering Task Force) и Интернет-корпорация по присвоению имен и номеров (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers). В участии ООН просто нет необходимости.

Дискуссия на одном из пленарных заседаний затянулась до глубокой ночи, никакого компромисса не предвиделось. Корреспондент ИТАР-ТАСС сообщал из Дубая, что оппоненты российского предложения "попытались представить инициативы региональных организаций электросвязи и делегаций отдельных стран, включая Россию и Китай, по введению международных правил регулирования Интернета в качестве своего рода цензуры". Глава российской делегации Андрей Муханов объяснил позицию Вашингтона следующим образом: "И если США яростно выступают против регулирования интернета, то только потому, что интернет уже давно контролируется самими американцами".

Сторонники регулирования все-таки добились своего не мытьем, так катаньем: теперь Регламент МСЭ распространяется и на интернет. Кроме того, в Дубае по предложению Китая была утверждена технология фильтрации контента, которую независимые комментаторы назвали "технологией интернет-слежки". Как отрапортовал генеральный секретарь МСЭ Хамадун Туре, мероприятие закончилось "триумфом".

Однако триумф дался дорогой ценой: новый регламент был принят 89 голосами против 55. Европейская печать назвала дубайскую конференцию началом новой холодной войны между США и Россией.

5 февраля в Вашингтоне на публичных слушаниях в нижней палате Конгресса США глава Федеральной комиссии по связи Роберт Макдауэлл заявил, что после дубайской конференции над интернетом "нависла угроза". По словам Макдауэлла, решения, принятые в Дубае, "положили конец эпохе международного консенсуса относительно того, что государственные ведомства не должны вмешиваться в дела интернета". Теперь власти под "надуманными предлогами", такими как забота об устранении перегрузки в Сети и борьба со спамом, смогут инспектировать интернет-трафик и блокировать неугодный им контент, тем самым осуществляя цензуру. То, что произошло в Дубае, сказал Макдауэлл, стало "леденящим предвестником того, какими бешеными темпами может пойти международный процесс регулирования интернета". Он предупредил американских законодателей, что сторонники регулирования в большинстве и персонально указал на Владимира Путина как на лидера, активно ратующего за международный и национальный контроль над интернет-контентом.

На прошлой неделе в Вене прошла конференция ОБСЕ "Интернет-2013". За несколько дней до ее открытия постоянный представитель США при ОБСЕ посол Иэн Келли заявил: "Мое правительство по-прежнему убеждено, что (перефразируя афоризм Генри Дэвида Торо) лучшее правительство – это то, которое правит интернетом как можно меньше". Келли напомнил, что США и 47 других стран-членов ОБСЕ выступили спонсорами Декларации об основных свободах в цифровой век, которая гласит, что обязательства ОБСЕ защищать права человека и основные свободы действуют как в реальном мире, так и в виртуальном. Россия заблокировала Декларацию два года назад на саммите в Вильнюсе, а министр иностранных дел РФ Сергей Лавров досрочно покинул саммит.

На самой венской конференции представитель США Дэниел Бэр говорил о том, что, прикрываясь заботой о "безопасности интернета", страны-члены ОБСЕ фильтруют и цензурируют контент, составляют "черные списки" неугодных им сайтов, организуют DDoS-атаки на неподконтрольные им серверы, пытаются отгородиться от глобального киберпространства национальными барьерами, преследуют блогеров, критикующих свое правительство, крадут персональные данные пользователей социальных сетей с целью их дальнейшего преследования.

С этой речью резко контрастировало выступление декана факультета журналистики МГИМО Ярослава Скворцова, выдержанное в стиле философского размышления о судьбах интернета, о свободе и ответственности: "От чего или от кого должен быть свободен интернет? От цензуры, от контроля со стороны власти?.. От ограничений как таковых: возрастных, политических, культурных и цивилизационных? Что мы понимаем под свободной "слова в интернете", свободой интернет-среды и как сами среду эту определяем? Извечный вопрос: а судьи кто? Кто вправе ранжировать степень свободы и несвободы интернет-пространства? Органы власти? Профессиональные участники рынка? В чем свобода "писателя" и свобода "читателя"?"

Оратор, с которым я когда-то работал в одной газете, не преминул упомянуть о том, что "в России сейчас с новой силой заговорили о необходимости принятия специального закона "Об интернете" и о том, что "интернет-общественность" в лице Лиги безопасного интернета создает те самые черные списки, о которых говорил Дэниел Бэр. "В некоторых случаях, - заключил Скворцов, - достаточно придерживаться согласованных правил – "кодексов чести" или простых неписаных джентльменских соглашений; в других - вполне оправдано принятие соответствующих законов как на национальном, так и международном уровнях".

2013 год станет в России годом борьбы за свободу интернета, считают аналитики правозащитной ассоциации "Агора".

На международном уровне Россия будет настойчиво продвигать идею "сетевого суверенитета", внутри страны развернет широкомасштабное наступление на непокорные узлы социальных сетей. Сумеет ли интернет-сообщество отстоять свое достояние, этот последний бастион свободы слова? Перепосты и лайки – слишком ненадежное оружие. Все равно что тазик и подносик для Ланцелота в поединке с Драконом.

Владимир Абаринов, 19.02.2013

Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей