О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Лубянский подвал вместо еврейской Калифорнии

Борис Соколов, 12.08.2002
Члены ЕАК. Слева направо: писатели Исаак Фефер и Самуил Галкин, Соломон Михоэлс, гость из США Бен-Сион Гольдберг, академик Лина Штерн, генерал Арон Кац, писатель Перец Маркиш. Фото с сайта www.friends-partners.org/partners/beyond-the-pale/index.html
Члены ЕАК. Слева направо: писатели Исаак Фефер и Самуил Галкин, Соломон Михоэлс, гость из США Бен-Сион Гольдберг, академик Лина Штерн, генерал Арон Кац, писатель Перец Маркиш. Фото с сайта www.friends-partners.org/partners/beyond-the-pale/index.html
Реклама

12 августа 1952 года в подвале Лубянки были расстреляны 13 членов Еврейского антифашистского комитета: бывший глава Совинформбюро Соломон Лозовский, поэты Исаак Фефер, Лейба Квитко, Перец Маркиш, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, режиссер Вениамин Зускин, редактора и переводчики Совинформбюро и ЕАК Илья Ватенберг, Эмилия Теумин, Чайка Ватенберг-Островская, Леон Тальми, историк Иосиф Юзефович, главврач Боткинской больницы Борис Шимелиович. К смертной казни их приговорили 18 июля за "объединение еврейских националистов на борьбу против национальной политики партии и Советского государства" и "шпионаж в пользу США".

Заместитель министра госконтроля Соломон Брегман не предстал перед судом из-за тяжелой болезни сердца. Он умер в тюремной больнице 23 января 1953 года. Суд был неправый, но нельзя сказать, что скорый - он длился два месяца и десять дней. Еще месяц несчастные ждали приведения приговора в исполнение. Процесс был закрытым, и стенограмма его была опубликована только в 1994 году, причем с очень большими купюрами.

ЕАК был создан в феврале 1942 года, прежде всего для сбора средств в пользу СССР среди зарубежных еврейских общин и пропаганды за рубежом участия евреев в Великой Отечественной войне и советских военных усилий в целом. В том же 1942 году в стране усилился государственный антисемитизм. Так, уже 17 августа 1942 года начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.Ф. Александров направил секретарю ЦК А.С. Щербакову записку, где выражалось беспокойство по поводу того, что "в управлениях Комитета по делам искусств во главе учреждений русского искусства оказались нерусские люди (преимущественно евреи)... В Большом театре Союза ССР, являющемся центром великой русской музыкальной культуры, руководящий состав целиком нерусский... Такая же картина и в Московской государственной консерватории... Все основные кафедры возглавляют евреи... Не случайно, что в консерваториях учащимся не прививается любовь к русской музыке, русской народной песне и большинство наших известных музыкантов и вокалистов (Ойстрах, Э. Гилельс, Флиэр, Л. Гилельс, Гинзбург, Фихтенгольц, Пантофель-Нечецкая) имеют в своем репертуаре главным образом произведения западноевропейских композиторов". Александров предлагал "разработать мероприятия по подготовке и выдвижению русских кадров" и "провести уже сейчас частичное обновление руководящих кадров в ряде учреждений искусства". Эти мероприятия были осуществлены в последующие месяцы и годы.

ЕАК курировал Вячеслав Молотов, чья жена Полина Жемчужина была хорошо знакома со многими членами Комитета и, по свидетельству посла Израиля в Москве Голды Меир, проявляла интерес к идеям сионизма. Молотов же после войны попал в опалу, и дело ЕАК стало одним из способов скомпрометировать ставшего неугодным Сталину сановника.

Самой серьезной акцией ЕАК стало озвученное в 1944 году предложение создать Еврейскую автономную республику в северной, степной части Крыма. Предварительно Михоэлс и секретарь ЕАК Шахно Эпштейн обсудили эту идею с Молотовым. Предлагались две возможные территории для еврейской автономии: Крым и бывшая республика немцев Поволжья. Но Поволжье Молотов отверг, посчитав политически некорректным, что евреи будут селиться вместо депортированных немцев. В результате этого разговора Михоэлс и члены ЕАК подготовили официальное письмо в партийные и правительственные инстанции с просьбой создать Еврейскую автономную республику. Проект создания "еврейской Калифорнии в Крыму" курировало ведомство Берии. Расчет был на то, что под него удастся получить средства от богатых еврейских общин США, создать альтернативу Израилю для советских евреев, а заодно и обеспечить условия для засылки агентуры в Америку по "еврейской линии". Однако письмо не принесло результата, поскольку противоречило как общему курсу на усиление государственного антисемитизма, так и намерению Сталина сменить старую команду Молотова, Маленкова, Берии и Микояна, управлявшую страной в годы войны, новой, ленинградской командой во главе с Андреем Ждановым. Последний сделал борьбу с космополитизмом и "русский приоритет" в советской империи стержнем новой идеологической кампании.

6 декабря 1945 года Сталин писал из Сочи Маленкову, Берии и Микояну: "Я убедился в том, что Молотов не очень дорожит интересами нашего государства и престижем нашего правительства, лишь бы добиться популярности среди некоторых иностранных кругов. Я не могу больше считать такого товарища своим первым заместителем. Эту шифровку я посылаю только вам трем. Я ее не послал Молотову, так как не верю в добросовестность некоторых близких ему людей. Я вас прошу вызвать к себе Молотова, прочесть ему эту мою телеграмму полностью, копии ему не передавать". Тройка ответила ему, что Молотов, узнав о шифрограмме, признал свои ошибки и прослезился. Они с готовностью стали обвинять его в сдаче советских позиций, завоеванных в Потсдаме. Иосифу Виссарионовичу понравилось, что Вячеслав Михайлович поплакал, но не понравилось, что трое его соратников слишком далеко зашли в критике Молотова и советской внешней политики. Молотова он решил пока не трогать, а остальные трое оказались также скомпрометированными. В начале 1946 года старая "четверка" оказалась в опале, лишившись прежних постов. С ее падением была предрешена и судьба ЕАК.

Уже 12 октября 1946 года министр госбезопасности Виктор Абакумов направил в ЦК записку "О националистических проявлениях некоторых работников ЕАК". Подобная акция не могла быть предпринята без предварительной санкции Сталина. Начались аресты евреев, от которых выбивали показания об антисоветской и националистической деятельности ЕАК. В конце 1947 года родственница первой жены Сталина К.А. Аллилуева показала, что ее знакомый историк И.И. Гольдштейн настроен антисоветски. От Гольдштейна получили показания на его знакомого З.Г. Гринберга, который, в свою очередь, был знаком с Михоэлсом. Гринберг был арестован в конце 1948 года и в ходе интенсивного допроса сообщил, что Михоэлс в 1946 году говорил ему о намерении использовать для создания Еврейской республики брак дочери Сталина Светланы с евреем Григорием Морозовым. Из Гринберга выбили также показания, будто Михоэлс проявляет повышенный интерес к личной жизни вождя, что было расценено как умысел на теракт. Сталин распорядился немедленно уничтожить Михоэлса.

13 января 1948 года великий режиссер и актер был убит в Минске сотрудниками МГБ. Убийство было инсценировано как несчастный случай - наезд грузовика, но тотчас распространились слухи, что Михоэлса убили. Чтобы перевести стрелки, МГБ само запустило слух, что режиссера убили "польские фашисты" (эта версия звучала и на процессе 1952 года). Михоэлса, из-за его популярности в стране и мире, решили убить тайно, без суда.

26 марта 1948 года Абакумов представил в ЦК и Совмин записку, где утверждал, что руководители ЕАК ведут антисоветскую и шпионскую работу в пользу американской разведки.

20 ноября 1948 года Политбюро приняло постановление о роспуске ЕАК. Был также закрыт Еврейский театр, другие еврейские культурные учреждения и органы печати. В конце 1948 - начале 1949 года были арестованы почти все будущие фигуранты процесса 1952 года, а также ряд других евреев из числа деятелей науки, культуры и номенклатурных руководителей среднего звена. Следователям быстро удалось получить требуемые показания от секретаря ЕАК Фефера, на которых и строилось все обвинение. Но дело затянулось на три с лишним года. Причина, вероятно, была в том, что наверху никак не могли выработать сценарий будущего процесса. К тому же в июле 1951 года был арестован Абакумов, в связи с чем сменилась команда следователей. Ряд подследственных так и не признал своей вины. Открытый же процесс имел смысл только в том случае, если бы удалось убедить в виновности членов ЕАК хотя бы часть мировой общественности. Обвинения же были просто смехотворны. Пересылавшиеся за границу пропагандистские материалы, в том числе предназначенные для знаменитой "Черной книги" о геноциде евреев, выдавались за шпионские сведения, а частные разговоры о растущем антисемитизме в СССР и о возможности формирования еврейской дивизии для участия в Великой Отечественной войне (а затем - для борьбы с арабами в Палестине) - за антисоветскую деятельность.

Процесс сделали закрытым. Еще до начала суда, 3 апреля 1952 года, новый глава МГБ Сергей Игнатьев представил Сталину проект приговора. Всех подсудимых предлагалось расстрелять, кроме академика Лины Штерн, крупного физиолога. Ее планировалось сослать на 10 лет. Сталин приговор утвердил, снизив срок ссылки Штерн до 5 лет.

На суде не признали себя виновными Лозовский, Шимелиович, Брегман и Маркиш. Последний, впрочем, поддержал обвинения против других членов ЕАК в национализме и антисоветской деятельности, напомнив, что еще в 1944 году подал донос в парторганизацию Совинформбюро о националистической и контрреволюционной деятельности руководства ЕАК. Но это его не спасло, равно как и активно сотрудничавшего со следствием и судом Фефера.

Задержка с приведением приговора в исполнение, возможно, объяснялась тем, что параллельно готовилось еще несколько процессов над евреями, в том числе по печально знаменитому "делу врачей". Одним из фигурантов должна была стать Полина Жемчужина, сосланная в феврале 1949 года. В конце 1952 года ее доставили в Москву. Вероятно, и Молотова собирались сделать одним из обвиняемых. Членов ЕАК могли оставить в живых как будущих свидетелей. Лозовский как-никак был заместителем Молотова. Но Сталин в конце концов решил несчастных расстрелять, полагая, что будущие суды обойдутся без них. Лишь смерть вождя помешала постановке новых политических процессов над еврейскими "буржуазными националистами", которых собирались сделать козлами отпущения за все трудности послевоенной жизни.

После смерти Сталина Берия добился реабилитации кремлевских врачей и лишения наград офицеров МГБ, убивших Михоэлса. Он также предложил реабилитировать осужденных по делу ЕАК, но дело застопорилось после ареста Берии. Реабилитировали членов ЕАК только 22 ноября 1953 года. Военная коллегия Верховного суда постановила, что "некоторые из осужденных в период работы в ЕАК присваивали себе несвойственные им функции: вмешивались от имени Комитета в разрешение вопросов о трудоустройстве лиц еврейской национальности, возбуждали ходатайства об освобождении заключенных евреев из лагерей, а также в своих отдельных литературных работах, письмах и разговорах иногда допускали суждения националистического характера. Воспользовавшись этим, Абакумов и его сообщники возвели эти действия... в государственные контрреволюционные преступления". Коллегия отменила приговор "за отсутствием состава преступления".

Постановление не было опубликовано, чтобы не лить воду на мельницу "сионистов". Всю вину Верховный суд свалил на уже расстрелянного Абакумова, поскольку открытая критика Сталина еще не началась. Лишь по возвращению в печать имен Михоэлса, Квитко, Фефера и других расстрелянных люди могли догадываться об их реабилитации.

Международный фонд "Демократия": Дело Еврейского антифашистского комитета
Еврейский антифашистский комитет (путеводитель по выставке "Черта оседлости: до и после. История евреев в России")

Борис Соколов, 12.08.2002

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей