О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья За родину, за Сталина

Елена Калужская, 15.08.2008
Елена Калужская. Кадр Граней-ТВ
Елена Калужская. Кадр Граней-ТВ
Реклама

В условиях информационной блокады голова пухнет от новостей – их слишком много. Сознание измочалено попытками аккумулировать сливы и утечки, отжать их и, рассматривая сухой остаток, что-то понять про действительность. Догадаться по форме и качеству различного вранья, кто и как стрелял, что и кем разрушено, сколько жертв и среди кого и на самом ли деле безумие, начавшееся в Грузии неделю назад, закончилось.

С трудом, но картина "принуждения к миру" Грузии складывается и выглядит, хоть и отвратительной, но привычной. Ничего нового. Не оригинален Саакашвили, решивший "восстановить конституционный порядок" посредством установок "Град" в отбившемся от рук районе страны. Россия, как все помнят, "упорядочивала" Чечню гораздо дольше и изощреннее и не считала это чем-то неприличным. Зато она крайне осуждала США, которые "принуждали к миру" посредством бомбардировок сербскую власть. Тогда России казалось, что так делать нехорошо, а теперь не кажется. Двойной стандарт – это тоже не новое - имперское. Он и Грузии не чужд: когда она отделялась от СССР, ей все нравилось, а вот идея расстаться с куском своей территории не нравится. Но и здесь нет загадок.

Вопросов по сути дела остается только два: кому была нужна эта война и зачем. И на первый взгляд все ясно: она была нужна силовикам, потому что это их хлеб. Если государство воюет, то населению более или менее понятно, зачем армии нужны наши деньги и наши дети. Если войны нет, то очень трудно ответить на вопрос, зачем нам вообще такая большая армия с такими серьезными аппетитами. В России силовикам везет: они у власти, поэтому сами себе определяют бюджет и сами перед собой за него отчитываются. Значит, дело за малым: нужно периодически участвовать в вооруженном конфликте, по возможности на чужой территории. Грузия – идеальный вариант, щедро удобренный российскими паспортами и с тщательно разъяренным президентом Саакашвили во главе.

Однако круг желающих этой войны силовиками не ограничивается. В войне очевидно заинтересован премьер-министр Путин. И уже не столько в войне вообще, сколько в войне с Грузией. Эта заинтересованность выглядит иррациональной, но абсолютно очевидна. Как она возникла – из-за непочтительного отношения президента Саакашвили к тогда еще президенту Путину или из-за органической несовместимости тусклого северного типа с ярким кавказским темпераментом – неизвестно. Но что Путин взял на себя руководство "операцией по принуждению к миру" не потому что больше было некому ей руководить, а по отчетливой душевной склонности - это совершенно ясно.

Но и это не все. После начала операции выяснилось, что в войне очень нуждалось наше население. И вот этот феномен поинтереснее индивидуальных наклонностей премьер-министра, потому что премьер-министров можно хоть каждую неделю менять, а народ у нас бессменный. Феномен заключается в том, что стыдно за варварские действия России на территории Грузии совсем немногим. Подавляющее же большинство идентифицировалось с нашей военной мощью и испытало разного рода удовлетворение, что наглядно демонстрирует как русскоязычная блогосфера, так и данные всевозможных интерактивных СМИ.

Самые "простые" люди бурно приветствовали триумфальную победу Родины над "хачами". Эта часть населения не привыкла вдаваться в подробности, и от ее внимания ускользнул миротворческий пафос нашей миссии. Они не очень приметили осетин, ради которых наши войска и вторглись на территорию сопредельного государства. Им просто был приятен шум вокруг наших отважных бомбардировок грузинских городов и тот факт, что никто не может нас остановить. При таком раскладе российская, а значит, и их личная крутизна в дополнительных подтверждениях не нуждается.

Более сложно устроенная публика, напротив, заострила свое внимание на объекте защиты – осетинском народе, который подвергся агрессии грузинской военной машины, будучи в большинстве своем российскими гражданами. Люди этого типа тоже вынуждены были пренебречь некоторыми подробностями участия России в войне за права осетин. Например, они как бы не интересовались тем, откуда взялось столько российских граждан на территории Грузии. Во-вторых, они как бы не заметили, что "спасители" не вмешивались в конфликт первые два дня – будто давали грузинской армии возможность нанести максимальный ущерб подзащитным осетинам. В-третьих, они так и не обратили внимания на то, что творили российские миротворцы в грузинских селах, и на сообщения о мародерстве, которым активно занялись ополченцы и казаки, пришедшие в Грузию вместе с российской армией.

Еще более "продвинутые" патриоты признавали, что Россия всего лишь использует осетин, преследуя свои цели, но считали такое международное поведение единственно верным. "Политика – грязное дело, - говорили патриоты, - если не мы их, то они нас". Эти люди искренне полагают, что когда и если Грузия вступит в НАТО, этот вероломный блок немедленно начнет претендовать на наши недра и торчащие из них трубы. Причем претендовать в понятном смысле слова: прилетит, разбомбит и отберет. Поэтому у нас всего один правильный путь – разбомбить Грузию первыми, заранее. Поменять там власть и договориться с новым "пророссийским" руководством, чтобы Грузия в НАТО не ходила.

Следующая фракция – это те, кто искренне считает, что после обстрела Цхинвали из установок "Град" Саакашвили поставил себя вне закона и это означает, что российские "миротворцы" автоматически освобождаются от соблюдения законов со своей стороны.

И это не всё. Буквально только что у нас появилась новая группа патриотов. Ее идеологию сформулировал журналист Андрей Перла. Он объяснил тем, до кого еще не дошло, что "оппозиционный радикализм" в мирное время еще как-то допустимый, в дни войны является государственной изменой. Такой подход сильно облегчает жизнь тем, кто склонен переживать насчет законности действий родного отечества во время конфликта. Он рассчитан на человека, который понимает, что наши "миротворцы" не настоящие, потому что у них нет и не было никогда мандата ООН. А если бы был, то насчет триумфального въезда в Грузию на танках должен был бы принять соответствующее решение Совет Безопасности. А без этого вся история – от приезда в Цхинвали на танках и блокирования порта в Поти до сбрасывания бомб на Тбилисский аэропорт и запуска в Гори вооруженных мародеров – сплошь череда военных преступлений. И никакой договор с Грузией о присутствии в Южной Осетии российских миротворцев не делает поведение российской армии в Грузии легитимным. Так вот, человек, который это все понимает, должен помнить, что если у нас война, то он обязан поменять мнение и знать, что Россия всегда права. Иначе это измена. А как поступают с изменниками по закону военного времени, у нас известно всем. Даже тем, кто плохо себе представляет Иосифа Виссарионовича и его порядки. Это в крови.

Сталин – отец советского страха, сковывающего до сих пор коллективное бессознательное россиян. Пятьдесят пять лет прошло с тех пор, как он умер, а мы не только все еще не освободились от его наследства, но полюбили с новой силой этот антиквариат. Грузия – его родина – гораздо более свободна от наследства, чем Россия. И есть что-то символическое в том, что именно Гори, где родился Иосиф Джугашвили, российская авиация бомбила больше всего. На то оно и бессознательное, что заставляет нас совершать поступки, которые мы впоследствии не можем объяснить.

Елена Калужская, 15.08.2008


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей