О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/m.162970.htm

статья В петле времени

Андрей Пионтковский, 02.12.2009
Андрей Пионтковский
Андрей Пионтковский
Реклама

Последний год жизни Андрея Дмитриевича Сахарова был годом его наиболее интенсивной и плодотворной общественной деятельности. Не менее важны для его творческого наследия и для нравственного урока, который он преподал всем нам, были и предыдущие десятилетия его мужественного противостояния тоталитарному коммунистическому режиму, включая годы ссылки. Но только в 1989 году, когда испытывавший глубочайший внутренний кризис режим вынужден был пойти на уступки в том, что сам робко и стыдливо определил как "гласность", Сахаров благодаря трансляциям I съезда народных депутатов стал фигурой, оказывающей непосредственное влияние на умы миллионов людей.

Только сейчас мы полностью осознаём, какой трагической потерей для нашей страны стал уход этой уникальной личности в критический момент нашей истории. За последние двадцать лет мы как в дурной бесконечности прошли еще один заколдованный круг, пережив еще один авторитарный режим с его пошлейшими нефте-газо-футбольными триумфами и с его неизбежным вступлением на наших глазах в стадию необратимого гниения. В каком-то очень важном типологическом смысле мы оказались сегодня снова в декабре 1989 года.

Мне уже приходилось отмечать, что история сменяюших друг друга в России авторитарных режимов обнаруживает определенную закономерность - они гибнут не от внешних ударов судьбы и не от натиска своих противников. Они, как правило, неожиданно умирают от какой-то странной внутренной болезни - от непреодолимого экзистенциального отвращения к самим себе, от собственной исчерпанности и сартровской тошноты (la nausée) бытия. Cегодня на наших глазах угасает от той же болезни и путинский режим, старательно заасфальтировавший вокруг себя все политическое пространство. Как симулякр большого идеологического стиля, он просто не мог избежать этой участи.

Итоги прошедшего двадцатилетия столь плачевны во многом потому, что интеллигенция - или, как сейчас ее бывшие представители предпочитают называть себя, "интеллектуалы" - изменили идеям Сахарова. Многие "реформаторы" гораздо чаще и с большим пиететом вспоминали в эти годы о Пиночете, чем о Сахарове.

Забыт был самый главный принцип Андрея Дмитриевича Сахарова – нравственность в политике. Путина и его чекистcких мутантов-воришек буквально за руку привели во власть "системные либералы", чтобы они охраняли созданную ими модель "бандитского капитализма", ответственную за огромное социальное расслоение и демодернизацию России.

Сахаров понимал демократию как власть большинства, как честное состязание на выборах различных политических сил. Для "системных либералов" (либерастов) демократия – это сохранение любыми средствами во власти и собственности людей, объявивших себя "демократами".

Андрею Дмитриевичу Сахарову абсолютно чуждо было отношение к своему народу как к отсталому быдлу, которое должны вести к светлому будущему самоназначенные "прогрессоры".

Но именно этот взгляд на собственный народ господствует в российском политическом классе. Вот и сегодня, столкнувшись с крахом и исчерпанностью путинского проекта, "системные либералы" предлагают его новую разновидность – "медведевский проект", призванный снова сохранить их во властесобственности под тем предлогом, что якобы только 10-15 процентов населения России готовы к модернизации и страна нуждается в их "просвещенном" лидерстве.

Отказ от сахаровского наследия стал нравственным и идеологическим самоубийством для российской интеллигенции, пошедшей во власть или в услужение власти. Упорное, навязчивое, до истерии повторение либерастами тезисов об отсталости, дикости русского народа, его неготовности к демократии и ужасных результатах действительно свободных выборов - это не только отработка кремлевских темничков. Эта и отчаянная попытка бывших интеллигентов сохранить остатки cамоуважения и оправдать в собственных глазах свое предательство.

Не меньше претензий может быть высказано и в адрес западных интеллектуалов, соблазненных гламурным блеском российской клептократии. Позорная шредеризация Европы захватила не только бывших канцлеров и премьер-министров, но и цвет либерального истеблишмента, добровольно взявшего на себя роль путинского коллективного Фейхтвангера. Одни из них лизоблюдствуют в "Валдайском клубе", другие вместе с провокатором спецслужб с тридцатилетним стажем г-ном Павловским издают брошюрки, разъясняющие Западу c кремлевских позиций, "What does Russia think". Возможно, неосознанно и бескорыстно.

Андрей Пионтковский, 02.12.2009

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей