О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/activism/all-entries/104.html

Акции протеста

В блогах


:

Отбиваться до последнего

Vip Тамара Крутенко (в блоге Свободное место) 24.05.2016

26268

ЕСПЧ коммуницировал нашу жалобу, связанную с задержанием после митинга за честные выборы в 2011 году. Это, конечно, еще не успех, но теперь можно сказать, что мы на подходе.

По этому поводу я думаю следующее.

Четыре года назад мы потратили довольно много сил и времени на это дело, а вот, например, моя вера в человечества не то что бы уменьшилась, но существенно изменила свои очертания по результатам знакомства с российской системой правосудия.

Эта история совершенно формальная - про то, как выглядит основанная на законе борьба с беспределом.

Суть ее состоит в том, что у противника (например, государства, мы же тут против него судимся) почти неограниченные возможности навалять тебе в разных формах, а ты по-прежнему должен оставаться в поле законности - с достойным видом заходить в автозак, сидеть в нем, а потом в ОВД, много часов, подробно писать свои возражения в протокол, сидеть в клетке, ночевать на полу в камере, вставать перед судьей, которая несет откровенную чушь, подавать ходатайства, зная, что их проигнорируют, подавать апелляции, слушать чушь, которую несут судьи следующих инстанций, платить штрафы - то есть спокойно проходить через многочисленные унижения, веря, что в далеком будущем возмездие настигнет вредителей (например, хотя бы в виде люстрации), а награда найдет героев (допустим, кровавый режим наконец рухнет и на его месте расцветут цветы).

Справедливости ради надо сказать, что есть и другой путь, и к нему мы прибегали куда чаще (выглядит это так себе) - это когда ты отбиваешь других и сам отбиваешься до последнего, цепляешься за какую-нибудь решетку, ложишься на землю, никогда не заходишь в автозак своими ногами, сбегаешь по дороге в ментовку. Отказываешься представляться, подписывать протокол, открывать рюкзак, сопротивляешься, когда тебя хотят посадить в клетку (правда, этот вариант не для всех хорош - например, если ты Ильдар Дадин, то к этому моменту тебя уже три раза избили), игнорируешь повестки в суд - то есть проходишь через многочисленные унижения в надежде, что это поможет тебе сохранить внутреннее достоинство.

К сожалению, рассмотрение жалобы в ЕСПЧ нельзя с уверенностью назвать успехом. Даже если мы выиграем (а наши шансы очень высоки), это мало что поменяет. ЕСПЧ рассматривает тонны жалоб из России, но прецеденты особо не влияют на принятие последующих решений в российских судах. Россия выплачивает компенсации из бюджета (а мы надеялись - из личных средств начальников московских ОВД или дежурных судей московских судов, или депутатов, принявших соответствующие законы).

Так что подача жалоб немного похожа на интенсивное сопротивление в дверях автозака - очевидно, что ты вот-вот окажешься внутри, но пусть уж проклятый мент почувствует, как сильно тебя не устраивает это обстоятельство.


Свобода дела

Vip Дарья Костромина (в блоге Свободное место) 20.05.2016

12461

С понедельника по четверг каждый день происходило какое-то заседание с молчаливым участием Петра Павленского. В понедельник и вторник заканчивался процесс по акции "Свобода", а вчера был вынесен приговор - ограничение свободы на 16 месяцев и освобождение от наказания за истечением срока давности. В среду начался процесс по "Угрозе". Целый художественный фестиваль.

В прошлый раз я писала, что Павленский устроил в "суде" перформанс, приведя туда секс-работниц. Сам же Петр в письме мне сказал, что это не перформанс. Цитирую:
Прежде всего, это не перформанс. Перформанс - это исполнительское искусство, довольно близко стоящее к театру. Оно имеет анонс, зрителей, начало и финал. Я имею в виду: прогнозируемый финал. Событие же в суде не было прогнозируемо, оно обращалось непосредственно к действительности и для меня определялось некоторым пониманием процесса утверждения границ и форм политического искусства. Если совсем кратко и по сути, то это реализм.
Если я правильно его поняла, свои нестандартные действия в "суде" Павленский перформансом не считает, но считает другой разновидностью политического искусства. Ну не перформанс так не перформанс.

В почти любом политическом процессе есть своя драматургия, даже если там нет никакого авторского вмешательства, а что уж говорить о "судах" над Павленским (хотя кто еще над кем/чем?), где его вмешательство иногда есть. Театр не театр, а россыпь впечатлений зрителям была обеспечена. "Судебно-правоохранительной системе не удалось накормить мною труп повседневности", - подвел итог Петр.

В понедельник допрашивали пятерых украинских художников и культурологов по акции "Свобода", а в среду - шестерых военных, охранявших здание ФСБ. За это время Павленского успели избить, а после - вынести приговор по первому делу и освободить от наказания.

В понедельник мы ждали-таки продолжение стеба - талантливого или неэтичного, а может, и то и другое одновременно. Защита намекала, что приведет бездомных, чтобы они, как прежде проститутки, оценили акцию "Свобода". Но стеб хорош в меру. Вместо этого в Москву приехали киевские друзья Павленского. Формально они допрашивались по характеристике личности, но в основном говорили об акции: защита постоянно в ходе процесса настаивала, что оскорбление чувств, нравственности, осквернение и "опоганивание" - это оценочные понятия, значит, спросить о них можно любого. На самом же деле смысл этого допроса заключался в том, чтобы передать отклик на акцию, посвященную Майдану, отклик украинцев, увидевших жест солидарности с ними, людей, ценящих свободу.

- Акция символически передавала все, что происходило на Майдане. Говорила о том, что российские художники сохраняют человечность... Огонь и дух свободы очищает, а не оскверняет, - говорила Наталья Гуменюк, глава Громадского ТВ.
Марьяна Матвейчук, научный сотрудник Национального центра театрального искусства им. Леся Курбаса, свидетельствовала: Это манифестация Петром своей личной свободы. Это и призыв к другим людям тоже манифестировать свою свободу, если она у них есть... Нравственность - это то, что мне нравится, по нраву. Петр показал, что ему по нраву, поэтому это повлияло на нравственный облик.... Культуры нет без людей. Когда каждый человек говорит, что ему по нраву, создается культура... Нет никакой общественной нравственности, у меня даже статья есть на эту тему. Нравственность индивидуальна.
Ее коллега, Лариса Венедиктова: Акция Павленского - это праздник сжигания безмыслия, праздник свободы... Свобода - возможность сложным образом относиться ко всему. Этой возможности нет во многих постсоветских странах... На тот момент Майдан уже победил, но до победы свободы и сейчас далеко.
Эвелина Мартиросян, блогер: Эта акция - попытка разделить с нами праздник свободы.

Они говорили уже непривычно сложные и вольные вещи, в ответах всех свидетелей не было никакой иронии или агрессии, которая, кажется, неизбежно отрастает от продолжительного рутинного бодания с репрессивной машиной. Дмитрий Динзе намеренно встраивал в свои вопросы конструкции обвинения, а в вежливых ответах свидетелей словно бы слышалось: "Это вы ерунду спрашиваете, нормальные люди таким языком не разговаривают". Но говорили они в основном не о суде, а о свободе (в чем, собственно, и заключалась цель Павленского - заниматься на процессе не бюрократическими ритуалами, а именно Свободой - в кавычках и без). Казалось, это лекция философов - где это видано, чтобы хотелось задавать вопросы свидетелям защиты и вступать с ними в диалог?

На этом фоне уже не могла не смотреться комично и нелепо судья Никитина, приговаривающая Павленского к ограничению свободы... То есть всерьез запретить ему выходить из дома ночами. Человеку, который под подпиской о невыезде шесть раз выезжал за границу и нисколько не скрывал этого - не чтобы сбежать, а просто потому что надо, игнорируя все эти подписки. Потом сама же дала свободу от ограничения свободы.

Допрос сотрудников группы быстрого реагирования, тушивших дверь ФСБ и задерживавших Павленского, конечно, сильно отличался от выступлений участников Майдана. У этих свидетелей слов о свободе, разумеется, не было, в основном - об инструкциях, которые нельзя разглашать... Они относились к той категории счастливых свидетелей, которым не нужно врать: просто изложить, как все было. Но и то пытались изворачиваться.

Дмитрий Динзе, адвокат: А зачем вы журналиста повалили на землю?
Дмитрий Жильцов, сотрудник ВЧ 93970, охранявшей здание на Лубянке: Я повалил на землю?
Д: Да, у нас есть видео.
Ж: Эээ.. они пытались скрыться.
Д: Уйти пытались и вы положили на землю?
Ж: Я не знаю, каким макаром он там споткнулся.
Д: На видео видно, что берете за шею.
Ж: Не смотрел.


Видео опубликовал "Дождь", его можно посмотреть. Журналист Владимир Роменский не только не пытается скрыться, но и добровольно идет следом за коллегой, которую оттесняет другой сотрудник к стене. Налетает Жильцов и валит его на землю.

Анатолий Голумян, которому довелось завалить самого Павленского, хотя бы не отпирался: да, действовал в соответствии с потенциальной опасностью. В принципе вполне понятно стремление повалить и зафиксировать поджигателя и возможных сообщников сразу же после совершения поджога, и вряд ли кто-то считает это настоящим беспределом. Хотя пожестче, конечно, получилось, чем с Гюльчхерой Бобокуловой...

Из ГБРовцев сыпались бессмысленные штампы полицейщины.
Д. Динзе: Павленский мог уйти от вас?
Жильцов: Нет, потому что был задержан.
Д: Вы документы о задержании составили?
Ж: Мы задержали для установления личности.
Д: Я правильно понимаю, что вы задержали Павленского для установления личности, а не потому что поджег дверь?
Ж: Павленский демонстративно не уходил с места преступления.
Д: Тогда зачем вы его оттуда переместили? Если бы вы знали личность Павленского, вы бы не стали его задерживать?
Ж: Я не задерживал Павленского. Я задержал журналистов...

Евгений Хребтов, сотрудник той же ВЧ: ...Сказал прекратить съемку, она не реагировала... Я пытался девушку [журналистку "Комсомольской правды". - прим. "Граней"] остановить и спросить, почему она продолжает снимать, что дверь горит. Она пыталась меня обойти! Девушка кричала: "У вас своя работа, у меня своя", - и пыталась скрыться. Я просто ее задержал, чтобы узнать, что она делает.
Д. Динзе, адвокат: То есть это входит в ваши должностные обязанности - задерживать людей, чтобы узнать, что они делают?


А вот отношения к акции Павленского они не выражали. Тот им уже в приемной на Кузнецком мосту пояснил, что считает ФСБ террористической организацией. "Это его право", "никак не отношусь", "я не согласен". В общем, с драматургической точки зрения вышел бы чудесный образ деперсонализированных милитаристов.
"Праздник сжигания безмыслия"...

Дверь стоит полмиллиона, но тут ничего и не прокомментируешь...

Ну и, конечно, было сказано, что вместилище чекистов - объект культурного наследия, потому что там в годы репрессий содержались выдающиеся деятели науки и культуры (этим обосновывается вменение ст. 243 УК РФ). Это, собственно, было известно давно, но впечатление все равно сильное. В Твиттере нам написали, что, мол, Дахау тогда вообще сакральное место.

Да в том-то и дело, что Дахау - сакральное место. Режим, который его породил, уничтожен, а страна принесла покаяние. А здание на Лубянке почитается в качестве воплощения государственной мощи, перед ним хотят поставить Дзержинского, режим, который его породил, овеян в обществе романтикой. В стиле работы его обитателей мало что не поменялось, разве что под арестом держат в других местах. Собственно, поэтому Павленский его и сжигал: в знак протеста против государственного террора и в знак поддержки фигурантов дела Сенцова и дела АБТО (ряд из этих людей подвергались жестоким пыткам со стороны сотрудников ФСБ).

Но если в здании работают идеологические потомки тех же палачей, а ценность здания определяется тем, что в нем мучили выдающихся людей, то, получается, что репрессии - предмет гордости. Деды сажали! И не кого-нибудь, а известных деятелей.


Сталин-лайт и "интегрированные" крымчане

Vip Вера Лаврешина (в блоге Свободное место) 17.05.2016

465

Всерьез говорить сейчас о том, что репрессированные сталинским режимом граждане (и даже целые народы) будто бы были "реабилитированы"- и все в порядке, - мне кажется неприкрытым глумлением над памятью миллионов невинно убиенных. После смерти "отца народов" требовалось не прощение невиновных, чем по сути является реабилитация, а реальное (а не формальное, на словах) осуждение культа личности Сталина, вместе с его преступным режимом. Много уже об этом говорилось, но ничего не делалось и не делается. Законодательного запрещения КГБ и КПСС - с последующим уголовным наказанием силовиков и пропагандистов за конкретные преступления - не произошло.

Теперь у нас утвердился культ кагэбэшника Путина. Путин органично вошел в образ отца нации, эдакого "Сталина-лайт" в военно-патриотическом капустнике последних лет. Он мил в таком виде как кремлевскому окружению, так и народонаселению. Увы.

При этом Путин и войны-"лайт", судя по всему, развязывает. Специальный термин для этого подобрали - "гибридная война". То есть не настоящая война происходит, а так, войнушка.

Хорошо называть что-то "гибридной" войной, глядя на нее по телевизору. А для тех, у кого разбомбили (в Донбассе, например, или в Сирии) дом, убили близких, она никакая не гибридная. А самая что ни на есть кровавая и ужасная. Как раз такая, за которую агрессоров надо отправлять под трибунал. И не "гибридный" трибунал им устраивать, а настоящий, для военных преступников - Гаагский.

Омбудсмен в генеральских погонах Татьяна Москалькова, по доброте душевной приглашающая международных наблюдателей в Крым (чтобы те могли убедиться, что "никакой оккупации Крыма не было и нет, как и нарушений прав человека на полуострове", по ее утверждению), недавно как раз побывала в этом регионе. Представители Меджлиса если и обращались к ней, то отнюдь не по поводу репрессий против коренного населения, а лишь "в связи с плохими условиями содержания заключенных в местных изоляторах". Об этом говорит сама Москалькова. А также о том, что большинство крымских татар якобы охотно "интегрировалось" в российскую систему и всем довольно. Никто не жалуется.

Еще бы. Тех, кто недоволен и что-то критикует, оперативники быстро "интегрируют" в полицейское отделение, а потом и в следственный изолятор. Так было с "узниками 26 февраля", выходившими к парламенту в Симферополе в 2014 году, когда ввели войска. Вдобавок к ним - двое "террористов" (причастных якобы к "Хизб ут-тахрир"), поскольку у них нашли религиозную литературу. Это молодые люди Рефат Алимов и Арсен Джепаров. Уточним, что "Хизб ут-тахрир" только в РФ считают экстремистской организацией, больше нигде в мире.

В этом году аресты и обыски в Крыму идут почти непрерывно. Так, 12 мая прокатилась волна обысков и задержаний как минимум в пяти домах мусульман в Бахчисарае, а также в местных кафе. А еще раньше, тоже в мае, во время праздника, около мечети Симферопольского района вооруженные сотрудники ОМОНа задержали более ста верующих. Их забрали в автобусы, куда-то повезли, но в тот же день отпустили, взяв обязательство о явке для "беседы" с силовиками.

20-22 крымских татарина пропало без вести. Несколько человек было найдено зверски убитыми.

Всех этих деталей происходящего омбудсмен Москалькова не разглядела или не заметила, ведь генеральские погоны явно сужают кругозор правозащитника. Интересно было бы получить все-таки от нее ответ на вопрос: оккупация ли это, когда к крымским татарам врываются в дома и после обыска увозят на допрос? Или это такой вид опроса общественного мнения - ради улучшения процесса их "интеграции"? Лидер Меджлиса Рефат Чубаров уверен, что с добрыми намерениями к людям по ночам с автоматами не врываются. Он много пишет и говорит о том, что коренное население живет в постоянном стрессе, не зная, за кем именно ночью придут в очередной раз. В 1944 году была депортация под дулами автоматов, а сейчас - перспектива оказаться в СИЗО. Это откровенное выдавливание людей из родных мест в изгнание.

Лидеры Меджлиса вынуждены были уехать в Киев, они заочно арестованы, а кто-то, как Ахтем Чийгоз, даже и очно (по обвинению в организации массовых беспорядков 26 февраля 2014 года). Вместе с Чийгозом удерживаются в СИЗО два активиста национального движения - Али Асанов и Мустафа Дегерменджи. После запрета Меджлиса (как "экстремистской" организации) теперь можно арестовать любого крымского татарина, обвинив его в причастности к деятельности этого органа. Рефат Чубаров считает, что сейчас выход один - добиваться национально-территориальной автономии, получив соответствующий статус.

"Крымские татары как коренной народ Крыма хотят воспользоваться своим правом на самоопределение в соответствии с Декларацией ООН о правах коренных народов", - говорит Чубаров. Если этого не сделать, то выбор будет такой: изгнание либо тюрьма. "Интеграция" в предлагаемом виде - невозможна, оскорбительна.

Айдер Муждабаев, заместитель главы телекомпании ATR, пишет в своем фейсбучном блоге: "Пора понять, что крымские татары - европейский народ, оказавшийся в унизительном национальном гетто. На территории Европы. В XXI веке. И что из этого гетто всем европейцам его нужно спасать. И что это не частное дело крымских татар, а вопрос сохранения европейской цивилизации, пережившей Холокост и ставшей другой. Осталось узнать, насколько".

Мы, группа московских гражданских активистов, полностью разделяем наихудшие опасения крымчан. Мы не сомневаемся, что этот режим (с его "гибридными" войнами" и "интеграциями" под дулом автомата) опасен как для местного населения, так и для жителей РФ, а также для всех сопредельных стран, включая европейские. Нельзя легкомысленно не замечать у себя под боком звереющего монстра, помешанного на парадах, войнушках и танчиках. Надо ему сплоченно противодействовать, так как добровольно он вряд ли остановится, поскольку вкусил крови и вошел в азарт.

18 мая, в День памяти жертв депортации крымскотатрского народа, мы проводим серию одиночных пикетов у Соловецкого камня на Лубянке. Это День скорби, а также День непримиримости тех, кто никогда не согласится с оккупацией и будет бороться за свою автономию в составе Украины. Это День солидарности с такой позицией. Мы приглашаем всех, кто хочет мира и процветания крымской земле, присоединиться к нашим пикетам.

Слава Українi. Героям слава.
Свободу политв'язням.
Луб'янку буде зруйновано.


Нижегородцы за болотников

Vip Илья Мясковский (в блоге Свободное место) 06.05.2016

24675

6 мая нижегородцы провели пикет в поддержку узников Болотной - в годовщину памятных московских событий 2012 года.

Четыре года назад немало наших товарищей приехало в столицу, чтобы воспрепятствовать воцарению Путина на третий срок, и своими глазами они наблюдали побоище, устроенное на Болотной. Мы не можем быть безучастными к судьбе тех людей, которых затянуло в мясорубку репрессий, раскручиваемых путинским режимом по делу 6 мая. Тем более что одним из недавних подозреваемых стал наш земляк Дмитрий Бученков.

Акция солидарности была организована нижегородской группой "Политический красный крест", ее поддержали Нижегородское гражданское сопротивление и независимые гражданские активисты. "Свободу политзаключенным" - главный лозунг акции.


Перформанс с петлей на шее

Vip Дарья Костромина (в блоге Свободное место) 27.04.2016

12461

Давно мне хотелось написать о феномене Павленского, но никак не удавалось подобрать слова. Даже среди самых героических политзаключенных он смотрится особняком: процессы над ним не оставляют ощущения драмы, мучительного преодоления, а наоборот, заставляют улыбаться и хохотать, забывая о боли и страхе. Для этого недостаточно быть просто смелым и несгибаемо отражать удары судьбы, надо еще перехватывать инициативу у репрессивных органов и навязывать им свою игру.

Сегодняшнее заседание стало одной из жемчужин этого жанра. Должен был состояться допрос свидетелей защиты - зачастую самая скучная часть процесса. Свидетели защиты обычно или излагают версию, подтверждающую невиновность обвиняемого, или просто делают обвиняемому комплименты: какой человечный он и добрый, как помогает семье... Троих неизвестных, немного странно выглядящих женщин, которых адвокаты попросили ждать в коридоре, зрители восприняли внешне спокойно, стараясь не выказывать удивления. В основном удивление вызывала юбка одной из свидетельниц: сзади она была, а спереди почти что нет. Немного контрастировали со стилистикой обычной судебной публики высокие каблуки, яркий макияж. Но мало ли кто как выглядит и какие друзья могут быть у Павленского.

По-настоящему же огорошили показания, которые начала давать первая свидетельница Елена (фамилии тут по замыслу излишни), та, что с юбкой наполовину. К акции она отношения не имела, видела в интернете, Павленского лично не знала. Свидетели ролика в интернете бывали уже в российских судах, на деле Pussy Riot, например, но это всегда воспринималось как признак деградации обвинения. В голове все крутился вопрос: а точно ли это свидетель защиты?

Акция женщине не понравилась, искусством она ее не считает, вандализмом тоже не считает, а вот осквернением - да, ничего позитивного в действиях Павленского не видит и предложила бы ему самовыражаться в закрытом помещении. Однако адвокаты были невозмутимы и спокойно задавали вопросы, позволяющие сделать мнение свидетельницы более полным. Например, спрашивали, можно ли акцию назвать не только осквернением, но и опоганиванием.

Замысел стал чуть более понятным, когда Елена рассказала, что к ней в кафе подошел пару недель назад некий Иван, сказал, что он от Павленского, показал акцию на Ютьюбе и попросил выступить в суде. То же самое рассказывали Ирина и Дана. Ни одна из них, впрочем, не оценила акцию "Свобода" позитивно, а уж акция "Фиксация"... "Да что вы! Как такое в голове может уложиться!"

Ирина, "конечно, извините, была в шоке", Дана назвала акцию "сумасшествием, бредом". По поводу того, вандализм ли это, мнения разошлись. Одно было точно для всех: Павленский не художник, ведь он не рисует цветочки. Хаотическим нагромождением безграмотных штампов свидетельницы напоминали типичное консервативное квохтание в коментах и на завалинках, напоминали свечницу и алтарника, оскорбленного ветерана из калининградского дела о флаге, да и свидетелей обвинения, собственно, по делу о "Свободе": уборщика, желавшего акционистов расстрелять, местную жительницу, которая и родила термин "опоганивание"... И втройне смешно было то, что сторона защиты привела сама людей, которые ругают Павленского. В следующий раз будут новые свидетели, проанонсировали адвокаты, "другой слой населения, мужчины".

Все просто: если факты осквернения традиционно диагностируются по ощущениям посторонних людей, не всегда имеющим отношение к акции и тем более к искусствоведению, то почему бы не отзеркалить и не превратить эту историю в абсурдистский цирк? Пусть любой человек с улицы пишет обвинение. Помешать этому может только серьезное отношение к суду и боязнь "раздражить судью", которая может дать больший срок.

Павленский упорно отнимает их полицейский хлеб, заставляя реагировать. Ведет расследования, так сказать. Сам себя пытает. Сам себя ругает через найденных и, по его словам, проплаченных свидетелей. Сам себя сажает и требует утяжелить себе статью. А если человек не держится ни за какие призрачные перспективы - как бы нанести себе поменьше вреда и выйти поскорее - от него исходит подлинная творческая свобода.

И у окружающих блюстителей государства начинается дискомфорт. С какой надеждой в голосе предлагала вчера судья Никитина закрыть дело по истечению срока давности - но Павленский был неумолим. Как легко сшить дело-месть о терроризме малоизвестному Ивану Асташину или же устроить показательный процесс в аннексированном Крыму, заранее написав фабулу... и что делать с Павленским, против которого дел-то и не планировалось, заказа такого не было (а как работать без заказа?), но приходится, он заставляет - жжет дверь самого главного и страшного здания в стране и никуда не уходит, а потом не дает слить его потихоньку.

Прекрасно помню день взятия Павленского под стражу. Перед этим как-то сложно было определиться, что лучше: возмущаться задержанием или радоваться тому, что статья такая легкая, и не будить лихо. А он вместо этого требует себе терроризм. Потому что позволить себе слиться по-тихому значит потерять всю суть акции: ФСБ - террористическая организация, которая в своих террористических целях шьет террористические дела. Согласиться с ним они не могут: получится, что прогнулись! Согласятся - признают правоту, не согласятся - будут откровенными лицемерами.

И приходится то дело сформулировать так, что здание ФСБ - это объект культурного наследия, потому что там убили много людей. То в основу приговора положить мнение уличных маргиналов. Ждем новых представлений.


Дело не в домиках

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 22.04.2016

7

85262
Акция протеста против сноса Таганской АТС на Покровском бульваре

В России кризис. На границе России война. Вокруг санкции. Но в Москве бум сносов и строительства. Люди теряют работу. Но строятся элитные апартаменты и торговые центры.

Вся "политика" в стране фактически запрещена. Любые политические идеи, движения и персоны дискредитированы. Но люди по всей Москве все больше выходят на митинги против сноса старых домиков и строительства на их месте коммерческих монстров.

Можно предположить, что скрытое недовольство жизнью всегда найдет выход. Но ведь не голодаем пока. Дело и не в домиках. Здание Таганской АТС, против сноса которого вчера на Покровском бульваре собрались сотни людей, - лишь символ. Пусть оно и памятник уникальной архитектуры конструктивизма, которую изучает и ценит весь мир. Но, честно говоря, красоты московским бульварам оно не придавало никогда. Да, на его месте построят какую-нибудь громадину, а не гармоничный для этого места особняк. Но и не в этом дело. Там будет элитное жилье, а не детский садик, но дело даже не в этом.

Люди выходят протестовать, когда вообще "достало". Это слово я слышал на рубеже 90-х в Москве. Оно же постоянно звучало зимой 2014-го в Киеве. "Достает" разное, но больше всего ложь и обида. Человек терпелив и доверчив, его можно во многом убедить. Но его нельзя оскорблять. Откровенным издевательским пренебрежением, обманом, который даже не пытаются скрыть. Ведь и зимой 2011/12 годов волна протестов была в первую очередь обидой на на наглую, открыто заявленную "рокировочку". На 146% на выборах. Ну будьте скромнее - все бы спокойно прошло.

Дело не в домиках. Сперва утвердили общественные слушания как обязательное условие любого строительства. Людям сказали: наконец-то вы сами будете участвовать в решениях по всем вопросам вашей среды обитания. Теперь слушания отменили. Зачем давать, если все равно отнимешь? А люди уже поверили, что имеют право. Поэтому на градозащитных митингах чаще всего звучит: "Мы хотим сами решать". Власть всегда отписывается. Но нельзя писать, что здание в конструктивистском стиле "не имеет исторической ценности, потому что на нем нет лепнины". Или, срубив 50 дубов, заявлять, что их тут вовсе и не было. Это уже издевательство. И на этом издевательстве почему-то всегда построена русская жизнь.

Я не понимаю, зачем власть имущим это нужно. В их собственности все ресурсы страны, у них есть вполне покладистый народ. Видимо, они просто не умеют иначе жить. Самые "запредельные" гопники водятся не в Люберцах и Купчине, а в рублевских особняках и правительственных зданиях. Эта чисто гопническая психология - не просто обобрать, а еще поизгаляться. Плюнуть в избитое лицо, помочиться на пальто уже ограбленного и лежащего у твоих ног. Они неплохо владеют технологиями властвования. Но преодолеть эту свою сущность не могут.

"Горячие точки Москвы" множатся с каждой неделей. Жители, опасающиеся ходить на политические митинги, дерутся с ЧОПом и противостоят полицейским во дворах и скверах. Казалось бы, при чем тут политика? В субботу в разных районах Москвы одновременно пройдут пикеты, акции и сходы по градостроительным проблемам.

85258
Митинг против строительства в парке Дубки

85259
Люди останавливают строительную технику


Ясный огонь по имени Ильдар

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 01.04.2016

7

Наверное, в первую очередь надо бы говорить о главном герое этой истории - Ильдаре Дадине. Но если короля часто делает свита, то истинный герой сам освещает окружающее пространство, выявляя сущности, обостряя проблемы и заставляя проявляться характеры. Поэтому начну с других.

Судья. Ильдар Дадин — сама очевидность. Он произносит очевидные истины. Заведенное на него дело очевидно неправедное. И возражать на это практически нечего. Как ни изворачиваются его преследователи, очевидность эта не уменьшается, а игры их выглядят дешево и бездарно. Например, судья. Дело о «многократном нарушении» было заведено в тот момент, когда двух из трех необходимых для статьи 212.1 административных постановлений еще просто не существовало. То есть, суды уже вынесли решения, но на них были поданы жалобы, а до рассмотрения жалобы приговор считается не вступившим в силу. То есть уголовное дело в тот момент просто не могло быть заведено. Никак. Как сказал в суде Генри Резник, одного этого достаточно, чтобы дело закрыть и приговор Дадину отменить.

Защита просит апелляционный суд изучить постановления по «административкам» (с датами) и еще какие-то документы к каждой из них. Видимо, те самые жалобы, приложенные к делу, тоже с датами. Чтобы судье сразу все стало ясно. Но чтобы очевидность не вылезла наружу, судья Наталья Борисова использует дешевый трюк. Соглашается удовлетворить ходатайство защиты «частично» - исследовать только постановления по «административкам», но не рассматривать другие документы. С торжествующим видом судья читает бредовые постановления: Ильдар Ильдусович бегал, орал и всячески нарушал, проводя пикет из «приблизительно двух человек», и т.д. Так всем окружающим должно стать ясно, что Ильдар - человек плохой, а несовпадение дат никто не заметит. Но дело в том, что судья и так все знает. И начальство ее знает. И все знают. Так вылезает наружу еще один факт: судья - слепое, беспомощное и бездарное орудие террора.

«Проблема адвокатов». До сего дня можно было на все стоны притесняемой оппозиции отвечать: это не суды бесчестные, а адвокаты у вас плохие. Вот работали бы они добросовестно, ваc бы и не сажали. Конечно, и раньше оппозиционеров защищали отличные адвокаты. Но вот пришел Генри Резник. На перечисление его регалий и клиентов не хватило бы и двух заметок. Человек с непререкаемым профессиональным авторитетом. И что? На все его отточенные формулировки и ораторское искусство суд кладет с присвистом. Вопрос с «плохими адвокатами» оппозиции очевидным образом закрыт навсегда.

Пресса. Самое удручающее, что я увидел вчера в суде, это не безумное нелогичное решение суда, не дешевые разводки, не тюремные повадки приставов. Это Генри Маркович Резник, выдающийся адвокат, «ньюсмейкер», дающий у дверей суда интервью по делу важнейшей общественной значимости, «резонансному», как зовут такие в прессе. А напротив Резника - ни одной профессиональной телекамеры. «Свобода», «Дождь», «Грани» со своей легкой техникой, достаточной для интернета, да несколько блогеров с любительскими «мыльницами» или телефончиками. Я ходил на многие шумные суды еще с 90-х, но такого не видал. Зримое доказательство позорнейшей сущности российской прессы и в первую очередь телевидения.

Наконец, о самом Ильдаре. Он кристально чист и не умеет врать, а поэтому неуязвим. Люди у нас развращены давно насаждаемой идеологией вульгарного прагматизма и скептицизма в отношении высоких истин. Такие, как он, раздражают и утомляют многих своей упертостью. Но стоит увидеть его открытую улыбку или услышать взволнованный голос, все претензии забываются. Он спокойно «вредит себе», но этот вред тут же обращается в посрамление врагов. Он доказывает свою невиновность, говоря в суде, что в общей сложности его задерживали около 30 раз. Казалось бы - отпетый «рецидивист», давно пора сажать. Но ведь это лучшее доказательство последовательно мирного характера его протеста. Если бы он хоть раз позволил себе что-то мало-мальски криминальное, его давно бы упекли по уголовке. Но и воинствующие радикалы не могут обвинить его в стерильной «белоленточности» из-за его абсолютного бесстрашия.

Вокруг таких - абсолютно невиновных - обвинители ведут мутные игры с намеками: "Мы все понимаем, вышел конфуз, ты просто сиди потише, слегка покайся, а мы тебя как-нибудь на "условку" вытянем. С нас ведь тоже начальство требует, дай нам основания тебя простить!". Так недавно было с Ваней Непомнящих. Такие, как Ильдар или Ваня, просто не понимают этого языка.

Ильдару противопоказано говорить на казенном языке. Он добросовестно старается в суде, но сбивается, теряет мысль. И вдруг сквозь заикание и попытки подчинить себе чужие штампы прорывается совершенно чистый голос: «Пока ты сидишь на кухне, ты - соучастник фашизма. Статья 212.1 - это лишь один из фашистских рычагов. Если я ему подчиняюсь, всё, они меня сломали. Ребята, не переживайте! Насть, не плачь, все будет хорошо. Сила в правде. Мы победим. У честных людей совесть будет спокойна. Обращаюсь к палачам. Вы меня посадите, я этого не боюсь, но виновными будете вы, а не я".


Согласованный митинг: привычные унижения

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 28.03.2016

7

Все граждане РФ знают, что митинги надо согласовывать. Даже те, кто никогда в них не участвовал. Потому что граждане РФ твердо знают, что "должен быть порядок". Полиция РФ тоже уверена, что "должен быть порядок". Да и я тоже считаю, что порядок должен быть. Остается вопрос, что каждый понимает под этими словами. В нормальном обществе все возможные разночтения в таких сложных и субъективных понятиях устраняет Закон. В отношении митингов такой закон есть - ФЗ-54 "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".

Про то, что обязательное согласование общественных акций с властями не соответствует 31-й статье Конституции, еще с 2009 года публично заявляли на Триумфальной основатели "Стратегии-31". Теперь они немного подзабыли о своих требованиях, но не о них речь. Кто-то до сих пор не согласен ходить за разрешениями в мэрию, но большинство уже привыкло. Есть же потребность хоть как-то выразить свое мнение! И мы идем на согласованный митинг. Что же мы "согласовали"? Читаем закон:

В уведомлении о проведении публичного мероприятия указываются:
1) цель публичного мероприятия;
2) форма публичного мероприятия;
3) место (места) проведения публичного мероприятия, маршруты движения участников
4) дата, время начала и окончания публичного мероприяти
5) предполагаемое количество участников публичного мероприятия;


Еще сказано, что каждое место имеет "норму предельной заполняемости". Если она критически превышена, полиция вправе потребовать от организаторов прекратить допуск граждан на эту территорию. И даже прекратить митинг, если "возникает реальная угроза для жизни и здоровья граждан". Разумно? Вполне. Еще полиция может требовать прекращения митинга, если участники "совершают противоправные действия". Дерутся, например, или ломают скамейки в сквере, а организаторы сами не могут с этим справиться. Лично я не против, с некоторыми оговорками и уточнениями.

Согласованный митинг: привычные унижения
Но там не сказано о том, что полиция должна обносить место митинга железными загородками, как вольер для диких животных.
Там не сказано, что приходящие на митинг люди должны, смущенно суетясь, выворачивать карманы, потому что "рамка зазвенела", и проходить ее снова и снова.
Там не сказано, что люди должны покорно разворачивать на входе плакатики, которые они усердно рисовали на кухне накануне ночью - чтобы стоящий на "рамке" полицейский мучительно напрягал извилины, пытаясь понять, "правильный" это плакат или нет.
Там не сказано, что любой полицейский может диктовать любому пришедшему, где ему стоять, как дышать и во что одеваться.

Что же может полиция по закону?
"Требовать от организатора и участников публичного мероприятия соблюдения порядка его организации и проведения".
Еще в законе есть важный пункт о правах граждан:
"Организатор публичного мероприятия, должностные лица и другие граждане не вправе препятствовать участникам публичного мероприятия в выражении своих мнений способом, не нарушающим общественного порядка".
Вновь и вновь - о пресловутом "порядке". Что же это за зверь такой?

А это - представления человека о допустимом. У всех оно разное. По-моему, порядок - это когда полицейский знает свое место и не мешает жить людям. По мнению полицейского, это его священное право - унижать любого, кто не в форме. Видимо, по мнению тех, кто приходит митинговать в загончик, это право быть униженным, выменянное на право постоять с плакатиком. Каждому - свое.


Нижегородцы против войны с Украиной

Vip Илья Мясковский (в блоге Свободное место) 27.03.2016

24675

В Нижнем Новгороде 27 марта прошел антивоенный пикет, посвященный годовщине российской аннексии Крыма. Возможно, это была одна из последних крупных политических акций на Большой Покровской - губернатор Шанцев предлагает запретить публичные мероприятия на главной улице города.

Российский и украинский флаги, плакаты солидарности с Олегом Сенцовым, Надеждой Савченко, Дарьей Полюдовой... Парочка бессильных нодовцев, ЦПЭ в сторонке, периодические крики возмущения и ругательства, редкие слова поддержки. Два-три раза пришлось оттаскивать буянов, обошлось без мордобоя. Солнечно и ярко.


Не сдаваться Лубянке

Vip Вера Лаврешина (в блоге Свободное место) 12.03.2016

465

Первый раз в этом году мы вышли на Лубянку 7 марта - с флагом Украины, к дверям ФСБ - за освобождение Надежды Савченко, находящейся на сухой голодовке. Исполнили гимн Украины, продемонстрировали плакат "Надя, живи" и были стремительно и жестко зачищены полицией после нескольких минут мирного пикетирования. В особенности досталось Михаилу Удимову и Александру Макарову, оказавшим демонстративное и оправданное неповиновение представителям нелегитимной власти в форме полиции, напавшим на людей во время мирного пикета. Эти мерзавцы избивали, скручивали, волокли их с применением болевых приемов, но, к счастью, ни ребер, ни рук не сломали.

От себя замечу, что, если в условиях нарастающего тоталитаризма люди не оказывают сопротивления, то тупая и жестокая государственная машина их всех размажет в конце концов. Люди, чтобы оставаться людьми, обязаны сопротивляться злобному диктату. Это ведь записано и в Декларации прав человека. Человек обязан восстать против тирании, в том числе и с оружием в руках, если он не раб. Мы давно уже и сами поняли, что "рабів до раю не пускають".

Оставленному в Мещанском ОП до "суда" Александру Макарову мы тогда вызвали скорую для осмотра его посиневшей и опухшей руки. Надеялись, что, возможно, врачи повезут его в больницу, чтобы сделать рентген. Но Макаров пошел в полный "отказ": не только себя не называл и ничего не подписывал, но и медицинскую помощь гордо отверг. Через день в Мещанском "суде" Александр, находясь под неусыпным конвоем с утра и почти до полуночи (хотя допустимый срок его задержания по правилам истек уже в 19 часов), сочинил множество ходатайств о переносе рассмотрения своего дела, в связи с чем "судья" Татьяна Шанина то и дело бегала "совещаться" в специальную комнату. Ближе к полуночи он добился чудесного результата - штрафа в тысячу рублей за неповиновение полиции. И вышел на волю. Просто подарок по теперешним временам. Система не может вынести оправдательный вердикт, у нее всегда будет виноват активный гражданин. Штрафы за пикеты сейчас раздаются - налево и направо - в 10, в 20, а то и в 200 тысяч рублей. У нас, вышедших на пикет 7 марта, к сожалению, практически все варианты штрафов в наборе уже есть. В какой-то момент власти могут возбудить и уголовку - по новым репрессивным "законам".

Продолжая объявленную серию пикетов на Лубянке возле здания ФСБ - в поддержку украинских узников Кремля, а также за международный суд над военным преступником Путиным, - мы вышли 10 марта на то же самое место с Лизой Никитиной. В руках у нас был флаг Украины, сохранившийся после похода 7 марта, а также плакат: "Свободу Савченко, Сенцову и Кольченко". Мы проскандировали всё, что на душе накипело по теме агрессии РФ против Украины: "Крим - це Україна", "Донбас - це Україна", "Русня, убирай танки", "Свободу Чийгозу, Асанову, Дегерменджи", "Путин - палач", "Путин будет казнен".

Если кто-то скажет, что военный преступник Путин не заслуживает смертной казни, тот, я уверена, кривит душой и сознательно оправдывает тирана. Другое дело, что у нас мораторий на смертную казнь. И мы в данном случае просто выражали свое личное мнение по поводу деяний самопровозглашенного "нацлидера", давая им должную, как мы считаем, оценку. Не более того. Каков будет приговор этому конкретному военному преступнику, решит со временем Международный трибунал. И когда мы с вами станем жителями не воинственной Русни с танками и "Буками" для ближайших соседей, а демократической России - с парламентом, с независимой прессой и нормальными судами, - то никакой смертной казни в ней, естественно, не будет.

Нас с Лизой доставили 10 марта все в то же Мещанское ОП. Меня после лубянских пикетов уже третий раз подряд сюда возят, так что сохранить инкогнито не представлялось возможным. Да, откровенно говоря, на этот раз я уже приготовилась ехать в спецприемник. Однако они составили на меня протокол по 20.2, ч.5 (мы с Лизой отказались им что-либо подписывать, и они сами заполнили на нас бумаги при участии понятых) и заявили мне, что я свободна, а вот Лизу они оставляют на ночь до "суда". Я отказалась уходить, и меня вытолкали из отделения силой.

Лиза провела следующий день под конвоем в Мещанском "суде" часов с 11 утра и до семи вечера, хотя "суд" работает до шести, прежде чем был вынесен приговор - штраф 20 000. Это при том, что на нее в полицай-участке был составлен протокол по статье 20.2.5 (как и мне), по которому дольше трех часов никого удерживать нельзя. Плевали они на свои же законы! Ее заставили сначала ночевать в КАЗе, а потом не отпускали до позднего вечера из "суда". Когда Никитина попыталась покинуть "суд", указав на незаконность ее удерживания, конвой пригрозил, что сейчас ей будет оформлено неповиновение и она получит за это сутки в спецприемнике.

Откровенно бандитский стиль поведения силовиков уже никого не удивляет, воспринимается как установившийся обычай. Избиения, угрозы, шантаж по отношению к задержанным гражданам - это наша норма жизни. Если бы не вмешательство правозащитников из аппарата Эллы Памфиловой (по запросу адвоката Олега Безниско), то неизвестно еще, куда бы поехала Лиза - домой или в спецприемник. Скорее, второе. Адвокат Никитиной, несомненно, подаст апелляцию в связи с шокирующим произволом - как полицейским, так и судебным - с момента нашего задержания, проходившего с неоправданной, бессмысленной жестокостью. В связи с фактическим похищением и насильственным удержанием девушки в течение суток какими-то людьми в полицейской форме.

К сказанному хочется добавить, что пикеты наши, несмотря ни на что, продолжатся. На эту жутковатую площадь, где стояла фигура Железного Феликса, мы уже выходили пять раз, в частности в поддержку Надежды Савченко прошлой зимой, а также весной отбывали наказание в спецприемнике. Один раз мы перекрывали Лубянский проезд (с последующим выходом на площадь перед ФСБ), требуя свободы радикальному публицисту Борису Стомахину. Он, к слову сказать, с 29 февраля держит сухую голодовку в колонии строгого режима ИК-10 в Пермском крае (в связи с невыносимым произволом руководства колонии), и члены Международного комитета защиты Стомахина в связи с этим известием просто в ужасе, ведь по телефону канцелярия колонии ничего не комментирует, ответов никому не дает. ОНИ НЕ ОБЯЗАНЫ ОТЧИТЫВАТЬСЯ ПЕРЕД НАМИ! Только в понедельник, 14 марта, в ИК-10 приедет защитник Бориса Глеб Эделев и на месте сможет разузнать о происходящем в стенах этого заведения.

Мы, группа московских гражданских активистов, призываем всех нормальных людей, которые хотели бы жить в стране без произвола и насилия в качестве нормы, присоединяться к нам, к нашим пикетам. Не надо бояться выходить на Лубянку, не надо ждать, пока Лубянка наступит кирзовым сапогом на горло каждому из нас. Надо учиться сопротивляться, чтобы победить.

Свободу политзаключенным! Слава Україні! Героям слава!
Смерть фашистской империи Путина.
Лубянка будет разрушена.
ПБК.




Реклама



Выбор читателей