О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/Politics/Russia/Cabinet/m.62131.phtml

новость Фрадков

02.03.2004

В команду Путина Фрадков вошел в Совете безопасности" // О настоящем премьере рассказывает его бывший начальник Фото: ИТАР-ТАСС очевидец О деловых качествах кандидата в премьеры Михаила Фрадкова обозреватель Ъ НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ попросил поделиться бывшего шефа господина Фрадкова – ОЛЕГА ДАВЫДОВА, который в 1993-1997 годах был министром внешних экономических связей, а Михаил Фрадков его первым замом, с 1994 года по март 1998 года господин Давыдов был еще и вице-премьером, а господин Фрадков с марта 1997 по март 1998 года – министром внешних экономических связей. – Вы долго работали вместе с кандидатом в премьеры. Какие качества Михаила Фрадкова говорят в пользу выбора Владимира Путина? – Его главное качество – системность. Его он подтверждал на всех ступенях своего карьерного роста, начиная еще с советских времен. Характерный пример: в Государственном комитете СССР по внешним экономическим связям он отвечал за внедрение компьютерной техники, он же создавал систему управления поставками оборудования на тысячи объектов, сооружавшихся за рубежом. – Это хорошо. Но вы согласны с тем, что пока Михаил Фрадков никак не зарекомендовал себя политиком, а премьер все-таки по определению фигура политическая? – В мое время чиновники и не должны были идти в политику, это не приветствовалось. Но он не был далек от политики. Своя точка зрения у него была всегда, и он ее умел отстаивать, мы с ним не раз спорили, сохранив при этом хорошие отношения. – Президент не назначил бы премьером человека не своей команды. Михаил Фрадков не пересекался с Владимиром Путиным, когда первый работал в МВЭС, а второй занимался внешними экономическими связями в мэрии Анатолия Собчака? – Точно нет. – Может быть, Михаил Фрадков имел контакты с российскими спецслужбами? – "Сотрудником" он не был. – Когда же Михаил Фрадков вошел в команду господина Путина? – Думаю, когда работал в Совете безопасности. Именно тогда он мог обратить на себя внимание Владимира Путина и Сергея Иванова прежде всего как квалифицированный специалист во внешних экономических связях. – Вам не кажется, что в биографии Михаила Фрадкова есть любопытная сторона – он хоронил те ведомства, которые возглавлял: МВЭС, налоговую полицию. Да и отношения России с Европейским союзом сейчас переживают не лучший период. – Давайте начнем с Евросоюза. Я считаю, что впервые Россия сформировала свою жесткую позицию, выдвинув требования из 14 пунктов как условие согласия России на расширение ЕС. Это правильно, и заслуга в этом именно Фрадкова. Что касается налоговой полиции, то я помню, как он рассказывал о необходимости объединения баз данных полиции и МВД, так что реформа налоговой полиции прошла не вопреки, а при поддержке Фрадкова. А отстоять МВЭС он просто в одиночку не мог: пришли люди, которые не понимали, зачем нужно такое министерство, а его сейчас стоило бы возродить, хотя бы в связи с вступлением в ВТО, что потребует оказания бизнесу новых услуг, а соответствующих специалистов в России можно пересчитать по пальцам. Михаил Фрадков был самым крупным должником МВЭС Первый замглавы МВЭС России Михаил Фрадков проходил в 1996-1997 годах одним из главных свидетелей по уголовному делу, возбужденному Генпрокуратурой против тогдашнего вице-премьера и министра внешнеэкономических связей Олега Давыдова. Следователь Генпрокуратуры по особо важным делам Александр Филин установил, что глава МВЭС Давыдов неоднократно нарушал постановление правительства России от 24 июня 1992 года, разрешившее ему использовать внебюджетные средства строго по целевому назначению (например, на оплату командировочных расходов и ремонт зданий). Олег Давыдов же давал указания о выдаче из этих денег работникам МВЭС беспроцентных кредитов и безвозмездных субсидий на строительство и приобретение квартир и земельных участков. При этом самым крупным должником министерства стал тогда первый замминистра Михаил Фрадков. Ему по неоднократным указаниям господина Давыдова было выдано на строительство дачного дома под видом беспроцентных кредитов 151,3 млн неденоминированных рублей. Правда, господин Фрадков не стал класть деньги на депозит под проценты, как некоторые другие сотрудники МВЭС, получившие ссуды, а истратил их исключительно на стройматериалы для особняка, причем, по данным следствия, "на каждый купленный гвоздь у него был документ". Всего, как подсчитала прокуратура, из государственного оборота было выведено на длительный срок 636,1 млн неденоминированных рублей внебюджетных средств. Господин Давыдов был признан виновным в многократном превышении власти, однако дело против него было прекращено в 1997 году "в связи с изменением обстановки". В постановлении о прекращении дела, утвержденном тогдашним замгенпрокурора Михаилом Катышевым, было указано, что, пока шло следствие, вся сумма, выданная сотрудникам министерства, восстановлена за счет средств предприятий и организаций системы МВЭС. Михаил Фрадков, как тогда сообщала пресс-служба МВЭС, "аккуратно и в положенное время гасит полученные на строительство дома ссуды". ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=454313 Не место красит человека // Чем украсил Михаил Фрадков предыдущие места работы профпригодность В заявлении по поводу отставки Михаила Касьянова Владимир Путин приравнял будущего премьера к вице-президенту. С этих предполагаемых позиций и анализируют послужной список Михаила Фрадкова обозреватели Ъ НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ, ИЛЬЯ Ъ-БУЛАВИНОВ, КОНСТАНТИН Ъ-СМИРНОВ, ДМИТРИЙ Ъ-БУТРИН и ГЕННАДИЙ Ъ-СЫСОЕВ. Фрадков Михаил Ефимович родился 1 сентября 1950 года в селении Курумоч Красноярского района Куйбышевской области. В 1972 году с отличием окончил Московский станкостроительный институт (по специальности "инженер-механик"). С 1973 года работал в аппарате экономического советника посольства СССР в Индии. С 1975 года – во всесоюзном объединении "Тяжпромэкспорт" Госкомитета СССР по внешнеэкономическим связям (ГКЭС). В 1984 году назначен замначальника главного управления поставок ГКЭС. С 1988 года – зам, первый замначальника главного управления координации и регулирования внешних экономических операций Министерства внешних экономических связей СССР. С 1991 года – старший советник постпредства России при отделении ООН и других международных организаций в Женеве, представитель России при организации "Генеральное соглашение о тарифах и торговле" (в настоящее время – Всемирная торговая организация). С октября 1992 года – замминистра внешних экономических связей РФ, курировал координацию внешнеэкономических связей российских регионов. Внешний торговец В декабре 1992 года Михаила Фрадкова назначили замминистра внешних экономических связей. Тогда министром был Петр Авен. После этого в течение 1993 года министром сначала был Сергей Глазьев, а потом Олег Давыдов. Михаила Фрадкова повысили в октябре 1993 года до первого замминистра. Он оказался на бойком месте. В МВЭС до 1 января 1995 года проводились тендеры на право экспорта стратегических товаров, включая нефть, нефтепродукты и цветные металлы, а также тендеры на право закупок импортных товаров, поставляемых в счет погашения долгов Индии и Турции бывшему СССР. Кроме того, министерство курировало бартерные операции "нефть-сахар" между Россией и Кубой. Некоторые заинтересованные экспортеры при лоббировании своих интересов в министерстве иногда переходили черту закона. Во всяком случае, в середине 1990-х годов был заведен ряд уголовных дел, где фигурировали бывшие руководители МВЭС, например замминистра Андрей Догаев. Был и скандал, затронувший лично Михаила Фрадкова. Он получил крупную ссуду на строительство дачи из внебюджетного фонда МВЭС. Контрольное управление президента сочло этот фонд незаконным. Но дело против господина Фрадкова заведено не было – ссуду он вернул. В марте 1997 года он стал министром. Цены на нефть его подвели. В начале того года они существенно снизились. В результате впервые за постсоветское время экспорт уменьшился на $1,8 млрд (с $89,2 млрд в 1996 году до $87,4 млрд). Из-за этого Михаилу Фрадкову прочили отставку. 26 февраля 1998 года президент Борис Ельцин впервые приехал на расширенное заседание правительства в Белый дом. Прямо на заседании он пригрозил уволить трех министров. Все ждали, что в их числе окажется и Михаил Фрадков, однако тогда он усидел. Но ненадолго – до 23 марта того же года, когда премьером вместо Виктора Черномырдина стал Сергей Кириенко. Вернулся Михаил Фрадков в мае 1999 года, но уже не в МВЭС, а в Министерство торговли. Министерство это не спасло – ровно через год его ликвидировали. Советский менеджер Репутация Михаила Фрадкова в среде российского бизнеса весьма своеобразна: практически все предприниматели, которым приходилось с ним сталкиваться, признают, что кандидат на пост премьера – чиновник, прекрасно понимающий, что такое бизнес и как он делается. Характерно, что господин Фрадков – человек, знающий обстоятельства появления крупных капиталов не только в "приватизационный" период 1992-1997 годов, но и в период 1988-1992 годов, время позднесоветской "внешнеэкономической торговли" и формирования первых связей еще советского чиновничества, криминальных структур и первых предпринимателей. Эти связи до сих пор играют не последнюю роль в современном бизнесе, но, в отличие от более поздних, категорически не афишируются. Бывшие сотрудники МВЭС и ФСНП характеризуют господина Фрадкова как "человека внешне открытого": о его корректности и дружелюбии говорят все, кто с ним общался, однако никаких личных подробностей о нем как о человеке практически нет. Заметной популярностью среди бизнесменов Михаил Фрадков не пользовался ни в один из периодов своей карьеры. Зато в период 2001-2003 годов, когда он возглавлял ФСНП, приобрел себе немало врагов. "Когда его назначили на пост главы ФСНП, мы считали, что поставили разумного штатского. А он сразу заявил – нечего с нарушителями мягко обращаться, типа, заплатил и свободен. Всех нарушителей сажать надо. Мы тогда еще подумали, неизвестно, кто лучше – какой-нибудь кондовый генерал или такой вот чиновник",– говорит один из представителей "питерской команды" в правительстве. Однако считается, что "маски-шоу", которые ФСНП устраивала в бытность господина Фрадкова главой налоговой полиции, не его личная инициатива: стилем министра была организация тихих и незаметных проверок конкретной структуры под прикрытием шумных и бессмысленных "масштабных операций". А стране министр-полицейский Фрадков запомнился сериалом "Маросейка, 12" из жизни налоговой полиции: сериал был интересен тем, что на его изготовление у ФСНП не ушло ни копейки – якобы съемки добровольно оплачивали подопечные ведомства. Впрочем, личных претензий к Михаилу Фрадкову в деловом мире практически нет. Один из предпринимателей, близких к ФСБ, характеризует господина Фрадкова так: "Он всегда был фигурой, которую ставили на решение задач ее начальника. Он до щепетильности аккуратный, педантичный, осторожный и старательный исполнитель. Во всех вопросах полностью управляем". Также мало что известно о его симпатиях или антипатиях к крупному бизнесу – за исключением НК ЮКОС, с руководством которой экс-глава ФСНП, по слухам, всегда находился "на ножах", а также "Альфа-групп" и лично Петра Авена, с которым он не прекращал контактировать с момента работы в МВЭС. Пребывание в 1998-1999 годах на посту главы "Ингосстраха" также мало запомнилось: этому назначению Михаил Фрадков вроде бы обязан Евгению Примакову, и основным его занятием на этом посту был не столько бизнес, сколько неудачные проекты создания на базе "Ингосстраха" государственного экспортно-страхового агентства. Слабый силовик По формальным признакам Михаила Фрадкова вполне можно отнести к силовикам. Полковник запаса Фрадков в 2000-2001 годах работал первым заместителем секретаря Совета безопасности, а в 2001-2003 годах возглавлял Федеральную службу налоговой полиции. Однако как силовик новый премьер себя никак не проявил. Назначение в Совет безопасности, который на заре президентства Владимира Путина считался кузницей кадров молодого президента, Михаил Фрадков получил просто потому, что после упразднения возглавлявшегося им Министерства торговли его нужно было куда-нибудь назначить. А аппарат СБ всегда был накопителем высокопоставленных отставников. Интересно, что в аппарате СБ, который в 2000 году возглавлял Сергей Иванов, нового замсекретаря вообще-то не ждали и к его приходу не готовились. Назначив экс-министра первым замсекретаря СБ, президент Путин одновременно увеличил и штатную численность аппарата, но лишь на одного человека. Поэтому, когда господин Фрадков пришел на новое рабочее место, выяснилось, что нет ставки даже для его секретарши. Не было предусмотрено для него и управления, которое он мог бы курировать,– все подразделения аппарата СБ были уже расписаны между другими заместителям секретаря СБ. На протяжении всех восьми месяцев работы в СБ Михаил Фрадков был как бы в стороне от главных событий. В 2000-м и начале 2001 года лучшие силы аппарата Совета безопасности были брошены на разработку концепции военного строительства, которую впоследствии предстояло претворять в жизнь Сергею Иванову уже на посту министра обороны. А Михаил Фрадков активного участия в этой работе не принимал в силу объективных причин – армейских проблем он не знал и вникать в них ему было незачем. 28 марта 2001 года Михаил Фрадков возглавил Федеральную службу налоговой полиции, не самую последнюю в системе российских силовых структур. Она была создана в марте 1992 года и названа Главным управлением налоговых расследований при Госналогслужбе. В августе 1993 года главк был преобразован в самостоятельное ведомство – департамент налоговой полиции. Его начальником был назначен генерал-лейтенант тогдашнего Министерства безопасности Сергей Алмазов. В декабре 1995 года он добился повышения статуса своего департамента до налоговой полиции. В этом ведомстве служили, как правило, выходцы из КГБ и ГРУ. Не случайно служба физической защиты налоговой полиции считалась лучшей среди аналогичных силовых структур. Во всяком случае, ее регулярно устраиваемые маски-шоу производили на проверяемых налогоплательщиков оглушительное впечатление. Чего, правда, нельзя было сказать об итогах следственных действий налоговой полиции – до суда доходили единицы уголовных дел. В марте 1999 года Сергея Алмазова сменил генерал-лейтенант МВД Вячеслав Солтаганов, который стал вытеснять из налоговой полиции чекистов и разведчиков, заменяя их милиционерами. Впрочем, повысить эффективность расследований налоговых преступлений ему не удалось. Коллега генерала Солтаганова, бывший замначальника уже реорганизованного ГУБЭПа Владимир Макаров в интервью Ъ (см. номер за 11 ноября 2000 года) привел цифры, свидетельствующие о подавляющем превосходстве милиционеров над налоговыми полицейскими в борьбе с нарушителями экономического (включая налоговое) законодательства. Если ГУБЭП в 2000 году выявил более 88% таких правонарушений, то ФСНП – только 6,9% (остальное пришлось на долю ФСБ и ГТК). Михаил Фрадков был переведен в ФСНП из Совета безопасности прежде всего для того, чтобы наконец добиться роста эффективности этой спецслужбы. Надо признать, что он пытался это сделать. Он фактически объявил войну другим силовикам и отобрал у них ряд полномочий. До его прихода ФСНП вела дела по 27 статьям Уголовного кодекса, а с лета 2002 года – по 53, вплоть до незаконного ношения оружия. Затем он стал наступать на права налогоплательщиков. Накануне роспуска ФСНП в марте 2003 года его подчиненные додумались до использования детектора лжи. Не помогло. В 2002 году, несмотря на "раскрытие" ФСНП 24 тыс. налоговых преступлений, осудить удалось лишь 40 человек. Итог закономерен: МВД поглотил ФСНП. А Михаила Фрадкова отправили послом России в ЕС. Некарьерный дипломат Послом России в Евросоюзе в ранге министра Михаил Фрадков стал в марте 2003 года. Заметим, что он уже оформлялся на эту должность в начале 1997 года, когда был замминистра внешнеэкономических связей, однако помешало то, что он стал министром. Предполагалось, что он сумеет отстоять интересы России в условиях предстоящего расширения Евросоюза. О своей работе господин Фрадков докладывал Владимиру Путину: например, в ходе рабочей встречи в августе 2003 года он сообщил, что идет подготовка к встрече министров транспорта России и ЕС, а также министров сельского хозяйства, проинформировал, что готовится концепция общего экономического пространства: к предстоявшему в ноябре в Риме саммиту РФ–ЕС готовится соответствующий доклад. Кроме того, отметил посол, завершается подготовка к энергетическому саммиту, а также переговоры по вступлению России в ВТО. Каковы были результаты? При господине Фрадкове отношения России и Евросоюза заметно ухудшились. В ЕС раздражены прежде всего нежеланием Москвы автоматически распространить действующее с 1997 года Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС на десять стран, вступающих в Евросоюз 1 мая нынешнего года. Давно добивается ЕС от Москвы и ратификации Киотского протокола и либерализации газового сектора (грозя в противном случае блокировать вступление РФ в ВТО). Евросоюз периодически требует от России обеспечить свободу СМИ и соблюдать права человека в Чечне. А в последнее время представители Евросоюза не раз выражали озабоченность и в связи с "делом ЮКОСа". В ответ Россия выдвинула Евросоюзу свой список претензий. Она требует от Брюсселя компенсировать российские потери от расширения Евросоюза, поддержать вступление в ВТО, обеспечить свободный транзит для россиян через Литву в Калининград, признать официальный статус русского языка в Латвии и Эстонии и, наконец, вести дело к отмене визового режима между Россией и Евросоюзом. Что касается препятствий, чинимых Евросоюзом в деле вступления в ВТО, то в дело пришлось вмешаться лично президенту: "Мы не позволим выкручивать России руки". Взаимные препирательства Москвы и Брюсселя привели к тому, что 23 февраля 2004 года – накануне увольнения Михаила Касьянова – главы МИД ЕС выдвинули России ультиматум. Они потребовали от Москвы безо всяких проволочек распространить соглашение о партнерстве с ЕС на десять стран, вступающих в Евросоюз, пригрозив России в противном случае экономическими санкциями. Политический легковес "Я уже говорил, что поддерживаю общий курс на усиление роли партий в общественной жизни. И с учетом итогов предстоящих выборов в Государственную думу считаю возможным сформировать профессиональное, эффективное правительство, опирающееся на парламентское большинство",– такое заявление сделал Владимир Путин в мае прошлого года в своем ежегодном послании Федеральному собранию. О необходимости учесть мнение парламентского большинства президент говорил и сразу после отставки Михаила Касьянова. Однако Михаил Фрадков никогда не имел никакого отношения к представленным сейчас в Думе партиям, включая выигравшую выборы и контролирующую в палате конституционное большинство "Единую Россию". Более того, далеко не все руководители партии, ходившие на минувшей неделе "консультировать" президента по кандидатуре нового премьера, до вчерашнего дня знали фамилию человека, который теперь будет на них опираться. Таким образом, роль партии власти в выборе премьера фактически свелась к поездке секретаря генсовета "Единой России" Валерия Богомолова в Брюссель, где он вполне мог в начале февраля "прозондировать" представителя России в ЕС на предмет возможного назначения. Конечно, формальности все же будут соблюдены и кто-то из думских единороссов вскоре получит назначение в правительство. Однако вряд ли это можно будет расценить как "усиление роли партий в общественной жизни". Скорее наоборот, назначение премьером чиновника, мало известного даже руководителям партии парламентского большинства, свидетельствует о резком ослаблении роли партий: ведь если раньше для утверждения премьера Кремлю нужно было теми или иными способами добиться поддержки хотя бы нескольких думских объединений, то теперь для этого достаточно просто вызвать в Кремль руководителей партии власти. Ну а что касается самого Михаила Фрадкова, чью предыдущую карьеру трудно отнести к разряду блистательных, то в нынешней политической ситуации ему она не во вред. Ведь последнему из назначенных Борисом Ельциным премьер-министров неброский послужной список совсем не повредил. Обсудить в форуме Распечатать документ http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=454251 02.03.2004 Андрей Рябов Силовик в штатском Выбор Михаила Фрадкова в качестве кандидата на пост главы российского правительства дает достаточно поводов не только для того, чтобы поразмышлять на излюбленную для нашей политической аналитики тему о том, какие группы интересов стоят за этим назначением и кто из них выиграл в результате него, а кто проиграл. Новое назначение (никто не сомневается, что предложение президента Думой будет одобрено), думается, позволяет представить в общих контурах и подходы, которыми попытается руководствоваться новый кабинет. Итак, если исходить из послужного списка Фрадкова, у нынешнего кандидата на пост премьера как минимум две разные ипостаси. С одной стороны, он явно не новичок в проблемах современной экономики, ибо уже в постсоветский период на высоких постах в российском правительстве и в международных институтах занимался вопросами внутренней и мировой торговли, внешнеэкономического сотрудничества. Работа Фрадкова в качестве представителя России при ЕС позволяет надеяться и на успешные контакты будущего российского правительства с европейскими политическими и деловыми кругами. Словом, в этой ипостаси новый российский премьер может выглядеть как профессионал в вопросах рыночной экономики и вполне приемлемый партнер для сотрудничества с Западом. Но с другой стороны, карьера Фрадкова в последнее десятилетие - это прежде всего путь государственного чиновника, да еще тесно связанного с правоохранительными органами и институтами обеспечения безопасности. Поэтому есть все основания предположить, что для Фрадкова «государственнический подход» и приоритеты государственного регулирования окажутся определяющими на премьерском посту. Таким образом, новое назначение выглядит вполне противоречивым, ибо в российской практике как-то так сложилось, что вопросы развития рыночной экономики и обеспечения безопасности разведены по разным политическим полюсам. Возможно, это противоречие отражает некий новый баланс интересов, складывающийся сейчас вокруг президента. Да, во властных отношениях последние месяцы были отмечены мощным наступлением «питерских силовиков». Их усилиями был повергнут всемогущий руководитель президентской администрации Александр Волошин. И к отставке правительства Михаила Касьянова, как утверждают знающие люди, они тоже приложили руку. Но за свои усилия силовики вплоть до последнего момента ничего в кадровом плане не получили, поэтому нельзя исключить, что президент решил вознаградить их за усердие в деле ослабления старокремлевских элит, ибо новый премьер, надо полагать, в силу особенностей прошлой биографии, не утратил связей с «силовым сообществом» российской власти. Однако в то же время назначение Фрадкова - это явный сигнал тем политическим и деловым кругам в России и на Западе, которые ожидают, что все-таки приоритетными для нового кабинета будут вопросы развития экономики и рыночных реформ. Вероятно, тем самым Путин желал подчеркнуть, что не хотел бы опираться только на силовиков и противопоставлять себя всем прочим группам интересов. Иными словами, выбор Фрадкова можно истолковать как компромисс. Наверное, не в последнюю очередь исходя из такого понимания, некоторые наблюдатели поспешили назвать нового премьера «техническим». Дескать, обстановка изменится, балансы сил в Кремле поменяются - тогда быстро найдут ему замену. Но эта логика весьма неубедительна. Как показывает история, в российской политической системе ничто не бывает столь постоянным и устойчивым, как «временное» и «техническое». Вспомним, еще 4 года назад «техническим» наши политики и эксперты в один голос называли Касьянова и его правительство. Версия для печати Отправить по почте Обсудить на форуме http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=novosti&id=61050000000010584 "Ясно излагал мысли" Бывшие коллеги нашли у Фрадкова несколько достоинств Светлана Иванова Виталий Иванов Александр Беккер Ведомости 02 марта 2004 Нового премьера Владимир Путин нашел в Брюсселе. Михаил Фрадков был откомандирован туда представлять Россию при Евросоюзе после расформирования налоговой полиции. В биографии Фрадкова хватает интересных поворотов: он был последним руководителем не только ФСНП, но и двух федеральных министерств. Карьеру Фрадкова нельзя назвать стремительной, но двигался он исключительно на повышение. Практически сразу по окончании Московского станкостроительного института в 1972 г. 22-летний специалист попадает на работу в аппарат экономического советника посольства СССР в Индии. В 1975 г. поступил на работу во Всесоюзное объединение "Тяжпромэкспорт" Госкомитета СССР по внешнеэкономическим связям (ГКЭС) , где проработал девять лет. Перестройку Фрадков встретил на должности замначальника управления поставок ГКЭС, а проводил - старшим советником постпредства России при отделении ООН и других международных организаций в Женеве. В декабре 1992 г. Фрадков стал заместителем министра внешнеэкономических связей России - тогда же пост руководителя министерства покинул Петр Авен, ныне президент Альфа-банка. Авену Фрадков запомнился как "сильный и грамотный администратор". А после того как в сентябре 1993 г. в отставку ушел глава МВЭС Сергей Глазьев и его место занял Олег Давыдов, Фрадков стал первым заместителем министра. В начале - середине 90-х во внешней торговле создавался первоначальный капитал большинства нынешних олигархов, а люди, которые отвечали за составление списков спецэкспортеров, распределение экспортных квот и т. д. , были очень тесно связаны с бизнесом, напоминает бывший сотрудник МВЭС. Председатель наблюдательного совета ИК "Ренессанс Капитал" Александр Шохин, в 1993 г. курировавший внешние связи в должности вице-премьера, вспоминает, что Фрадков имел непосредственное отношение к началу либерализации внешних связей. "Именно при нем была отменена система квотирования и спецэкспортеров, - говорит Шохин. - Он возглавлял первую постоянную переговорную группу по присоединению России к ВТО". Один из бывших сослуживцев Фрадкова вспоминает, что тот бывал "очень жестким с подчиненными", но "никогда не был генератором идей". "В команде с ним было работать довольно хорошо, - вспоминает другой сотрудник МВЭС. - Был у него плюс: очень коротко и ясно излагал свои мысли и мыслил системно". В апреле 1997 г. Фрадков возглавил Министерство внешнеэкономических связей и торговли, но спустя год ушел в отставку вместе со всем кабинетом Виктора Черномырдина. Его министерство было ликвидировано. На вольных хлебах Фрадков провел чуть больше года. В августе 1998 г. он был избран председателем совета директоров "Ингосстраха", а в феврале 1999 г. - гендиректором компании. Начальник управления внешних связей "Ингосстраха" Эдгар Плескановский характеризует своего бывшего шефа как "жесткого человека" с государственным мышлением. Но уже в мае 1999 г. Фрадков вернулся на госслужбу, возглавив Министерство торговли в правительстве Сергея Степашина. После избрания Владимира Путина президентом и ликвидации Минторга, чьи функции были отданы Министерству экономического развития, в мае 2000 г. Фрадков покидает правительство и становится первым заместителем секретаря Совета безопасности. "[В период работы в Совбезе] Фрадков был креатурой [будущего министра обороны] Сергея Иванова, который еще в 2001 - 2002 гг. продвигал Фрадкова в премьеры", - вспоминает президент Института национальной стратегии Станислав Белковский. В Совбезе Фрадков отвечал за "экономическую безопасность". В марте 2001 г. Фрадков был переброшен на новый фронт работ, став директором Федеральной службы налоговой полиции. Он серьезно изменил стиль работы ведомства. "Его предшественник Вячеслав Солтаганов позиционировал свою службу как силовое ведомство, устанавливая планы по сбору доходов и участвуя в сомнительных налетах на различные крупные компании вроде "Транснефти", - вспоминает бывший сотрудник следственного управления ФСНП. Фрадков заявил, что ему чужды такие методы, провел реорганизацию службы, создав новые аналитические и следственные управления. "В последние годы [перед упразднением ФСНП в марте прошлого года] "маски-шоу" с участием налоговой полиции не проводились", - напоминает старший партнер компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Сергей Пепеляев. Именно Фрадков инициировал отмену "деятельного раскаяния" - системы, при которой налогоплательщик мог прекратить уголовное дело против себя, уплатив в казну указанную сумму, и которая фактически служила прикрытием для вымогательства со стороны налоговых полицейских. Бывшие полицейские неохотно говорят о бывшем начальнике. "Все закончилось тем, что службу расформировали, - сокрушается бывший сотрудник ФСНП. - У меня до сих пор осталась обида, что многие наши наработки пропали, а важная работа остановлена". Под занавес ФСНП успела прославиться двумя внутренними инструкциями - "о профилактической работе" и о применении детектора лжи для выявления недобросовестных налогоплательщиков. Предприниматели об этом не забыли. "Приказ N 525 [подразумевавший воспитательную работу с семьями нерадивых налогоплательщиков] у многих остался в памяти", - говорит президент объединения малых предпринимателей "ОПОРа России" Сергей Борисов. http://www.vedomosti.ru/stories/2004/03/02-67-01.html

02.03.2004