О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

Грани Украины

В блогах


Письма Стомахину с Майдана

Vip Михаил Агафонов (в блоге Свободное место) 25.08.2016

25129

24 августа - день рождения Бориса Стомахина и День независимости Украины. Уже в пятый раз мы проводим Международный стомахинский день. В прошлом году мы жгли триколор у российского посольства. В этом - подготовили сборник статей Стомахина об Украине и пошли с ним на праздничный Майдан.

В сборник мы включили все по украинской теме, что смогли найти в Сети, - от поздравления Кучме с победой на референдуме от 17 апреля 2000 года (когда внесли в Конституцию Украины поправки, значительно расширяющие полномочия президента), до последнего слова на втором процессе 17 апреля 2014-го. Мрачные прогнозы Стомахина не раз сбывались: «Сегодня Тузла, завтра - танки на Киев?» - держал он плакат на пикете у здания ФСБ еще в 2003-м году.

Или вот цитата: «Не худо бы всем промосковским энтузиастам-идиотам на полуострове прочитать "Остров Крым" Василия Аксенова, чтобы узнать доподлинно, чем кончаются любые "воссоединения с Россией". Достаточно напомнить, что в России с 2000 г. активно муссируется вопрос об отмене существующих национальных автономных республик (Татарстан, Башкортостан, Чувашия и пр.) и создании на их месте укрупненных губерний. То-то "широчайшая автономия" ждет Крым в этом тоталитарно-полицейском государстве!» - написано в марте 2014-го. Месяц назад, в июле 2016-го, оккупанты включили Крым в качестве рядового субъекта в ЮФО, окончательно лишив крымчан того особого статуса, который они парадоксальным образом имели в унитарной Украине.

За статьи Стомахина сидит не он один: недавно тверской блогер Андрей Бубеев получил два с лишним года колонии-поселения за репост статьи «Крым - это Украина», аналогичное дело слушается и в Чувашии, где пенсионер Николай Егоров разместил ссылку на статью «Открытое письмо москалям». Разумеется, мы включили в сборник обе эти статьи и написали на титуле: «Внимание: книга содержит материалы, запрещенные в России. Международный комитет защиты Бориса Стомахина предупреждает: Роскомнадзор опасен для вашей свободы».

86696

24 августа в Киеве проходил военный парад, на Крещатике стояло оцепление, людей пропускали через металлодетекторы, но - сравните с российскими реалиями! - ни один полицейский даже и не подумал подойти к нам и спросить, на каком основании мы проводим посреди всего этого, в сотне метров от президента, свою отдельную акцию с каким-то бородатым мужиком на плакате и флагом ЧРИ.

В итоге мы два часа рассказывали о Стомахине, писали ему открытки и написавшим давали сборник. Вечером я пересчитал открытки - ровно 40. Письма коротенькие и обстоятельные, шутливые и серьезные, одно из них от бывшего председателя Союза писателей Украины Володимира Яворивського. Писали мы на замечательных открытках проекта "Пошта Майдану", сделанных художницей Юлией Овчаренко. Открытки, посвященные Огненному Майдану, сами по себе должны будут вызвать у зоновской цензуры судороги - а еще и украиномовные письма! Всё мы перепишем и перешлем Борису одним большим письмом - но открытки тоже, конечно, пошлем и пободаемся с тюремщиками, если не будут пропускать.

...Очень порадовало, что во время парада, когда объявляли проходящие военные подразделения и перечисляли их заслуги, постоянно звучали слова о российской агрессии, о боях с российскими войсками: страна отбрасывает политкорректность и начинает называть вещи своими именами. У одиночки Стомахина и всей огромной Украины одна проблема - Россия, и одна надежда - ее, России, окончательное поражение. Тогда рухнут тюремные стены, выйдут на волю Карпюк, Сенцов, Стомахин, Дадин, Бубеев, Умеров с Чийгозом и сотни, если не тысячи уже, других политзеков и военнопленных, побегут орки из Крыма и с Донбасса. Хочется верить, что доживем до дня, когда падет Москва, как пал Третий Рейх, как пал СССР. Доживет ли находящийся в фактически пыточных условиях Стомахин - Бог весть.

Мы призываем всех людей доброй воли написать Стомахину письмо поддержки. Его адрес: 618232, Пермский край, Чусовский р-н, пос. Всесвятский, ФКУ ИК-10, Стомахину Борису Владимировичу 1974 г.р.

Прочитать тексты Стомахина можно на сайтах http://stomahin.info и http://lj.rossia.org/users/stomahin.


Крестовый поход на Киев

Vip Даниил Ковжун (в блоге Свободное место) 22.07.2016

26412

Ежегодный крестный ход Московского патриархата в этом году привлекает особое внимание и вызывает множество споров. Кто может быть против мирного похода под церковными хоругвями? Почему городские советы принимают решение не пускать ход в свои города, а активисты выстраиваются, чтобы его блокировать?

Вспомним Майдан. Самое начало. Студенты на площади, вышедшие в поддержку подписания соглашения о евроинтеграции. 4 часа утра. "Беркут" жестоко избивает студентов, те находят убежище в Михайловском соборе Украинской православной церкви Киевского патриархата.

Еженедельное вече на площади. Оппозиция толкает речи. Начало и конец выступления - гимн и молитва. Молитву ведут священники Киевского патриархата.

Противостояние на Грушевского. Горят покрышки. Милиция через дымовую завесу стреляет по митингующим. Это все еще мирный протест - в ответ не стреляют. Ночью священники всех конфессий ходят среди палаток, благословляя протестующих. У нас уже трое погибших. Грекокатолики, римские католики, православные Киевского патриархата. Ни одного человека от Московского я там не видел.

Столкновения на Грушевского. За спинами "Беркута" - священники Московского патриархата.

Начало войны. Захват украинских городов. Колонны техники из России заходят в Донецкую и Луганскую области. Киев. Добровольцы. Наспех созданные тренировочные лагеря, где за неделю вчерашних владельцев кафе, режиссеров и программистов обучают азам военного дела. Молитва на Майдане перед отправкой на фронт. Молитву ведут священники Киевского патриархата.

Отслужив по погибшим на Майдане беркутовцам, отец Виталий, служитель Свято-Воскресенского храма УПЦ Московского патриархата, возвращается в родной Славянск. Там он продолжает проповедовать пастве и писать стихи.

Люблю я русского великого солдата,
На смерть готового за Родину стоять,
Ее, Любимую, от монстров типа НАТО
И прочих хищных террористов защищать!


Или вот:

Русь Великая, Малая, Белая!
Триединая наша страна!
Кто не хочет, чтоб ты была целою?
Это прежде всего сатана!


Красиво, правда? И даже неудивительно, что из его церкви выходят 400 полностью вооруженных людей, а после освобождения Славянска в подвале находят целый арсенал, включая новейшие российские образцы. Среди прочего - переносной зенитный комплекс "Стрела". Из таких сбивали вертолеты над Славянском. Для справки - ПЗРК различает "свой - чужой", и сбить самолет страны-изготовителя из него невозможно, это раз. Второе - инструкция на 180 листах (я читал) рассчитана на опытного зенитчика. Это не автомат АК, из которого даже мартышку можно научить стрелять.

...Фронт. Захват зданий - группа вооруженных людей, которой командует кто-то с российским акцентом: "Отойдите за поребрик!" Вокруг них, с ними - безоружная толпа люмпен-пролетариата, настолько же яростная, насколько пропитая. Безумные бабушки, несущие ахинею про зверства фашистов-бандеровцев. С ними - священники Московского патриархата с иконами. Иконы - лучше тарана, здания захватываются почти без стрельбы. Снимается украинский флаг, вешается флаг ДНР. И заодно вешается депутат местного совета, который встал на защиту флага своей страны.

Те же толпы, в другом месте. Блокируют полностью дезориентированных солдат разрушенной, списанной, разворованной армии. Солдат же ребенка не обидит. Вот бабушки и мамы с детьми и местные люмпены, с незаменимым священником Московского патриархата и под прикрытием незаметных военных в форме отжимают самоходный миномет "Нона". Долго он потом еще наших кошмарил...

На момент начала войны, согласно данным центра Разумкова, доверие к церкви в тех краях составляло около 70%. И раз уж мы говорим о Донбассе, о востоке страны, то церквей Киевского патриархата там нет. Их вообще в Украине меньшинство.

И вот теперь у меня вопрос. При 70-процентном доверии к церкви в бедных промышленных городах Донбасса - могла ли церковь остановить войну?

Конечно, могла. Если бы эта церковь ставила в приоритет жизнь своих прихожан, благополучие своей страны, Заповеди, Слово Христово - остановила бы легко. Возможно, небольшое количество боевиков собралось бы в отряды, но без поддержки церкви их не поддержало бы население, а без поддержки населения боевые действия бессмысленны. Все бы закончилось за пару месяцев, если бы набожные бабушки бежали к представителям властей, по наставлению своих батюшек, сдавать террористов. Но нет - набожные бабушки приносили мед на блокпосты украинских военных, где в трехлитровой банке меда была взведенная граната Ф-1. Все погибли. Именем Господа.

Война идет уже два года. За это время мы видели и священников с автоматами и пулеметами - Московского патриархата, конечно, и благословение оружия "повстанцев". Священники Московского патриархата на украинской стороне фронта отказываются отпевать погибших солдат. В приходах Московского патриархата рассказывают про единство народов, про величие Руси, злобную Америку и антихристианскую НАТО. Там готовят актив, который готов мгновенно мобилизоваться и вновь идти с иконами, неся "русский мир" - войну и разруху.

Конечно, нельзя обобщать. Я знаю искренне верующих людей - прихожан Московского патриархата. Не тех, кому достаточно кулич посвятить да попоститься раз в год, а дальше пить беспробудно на все церковные праздники. И есть священники Московского патриархата, которые служат Богу, а не политическим целям. Им должно быть тяжелее всего наблюдать, как Московский патриархат скатывается в ересь этнофилетизма, то есть служения национальным и политическим интересам, а не церковным. По словам моих искренне верующих друзей, "в Крестном ходе на Киев нет ничего ни от Веры, ни от Бога - это только политика".

Да, поход из донецкой лавры в киевскую выглядит акцией не религиозного характера, и даже не политического, а скорее военного. И неважно, насколько светлы лица и улыбки участников крестного хода - они идут под хоругвями своего, московского, бога. Нам он не несет ничего кроме войны.


Убийство Шеремета: узнаем ли правду

Vip Юрий Луканов (в блоге Свободное место) 20.07.2016

26682

Какая ужасная преемственность. Погиб еще один наш коллега - Павел Шеремет, который работал в «Украинской правде».

Сегодня утром взорвалась машина шеф-редактора УП Алены Притулы, в которой находился Шеремет. Самой Алены, к счастью, там не было. Нардеп Антон Геращенко, который связан с полицией, пишет, что под дном машины установили взрывное устройство. Он предполагает, что устройство управлялось дистанционно.

Искренне сочувствую Лене и коллективу УП. А также сочувствую всему украинскому профессиональному цеху, ведь для нас наступают мрачные времена.

Трагедия произошла через несколько месяцев после того, как наконец похоронили основателя УП Георгия Гонгадзе, тело которого с 2000 года не могли предать земле.

После Гонгадзе очень долго не было открытых убийств журналистов. Такое случилось с Вячеславом Веремием, которого застрелили «титушки». Но это произошло во время Майдана, то есть в экстремальных условиях, когда убили многих. Поэтому вряд ли это преступление можно квалифицировать как направленное именно против журналиста.

Еще в 2010 году исчез харьковский журналист Василий Климентьев. Его тело не найдено до сих пор. И нет точных доказательств, что это было убийство. Если и так, то преступники пытались скрыть свое преступление. Они не действовали демонстративно.

И вот в прошлом году в апреле началось. Тогда на улице застрелили Олеся Бузину. Теперь вот убили Павла Шеремета.

Когда прямо посреди города, среди бела дня убивают журналистов, это значит, что страна опустилась на несколько ступенек во мрак. Поскольку это делается демонстративно, то можно с высокой долей вероятности предположить, что такие действия имеют целью запугать общество, посеять уныние, отчаяние, загнать народ в депрессию. Если так поступают с людьми известными, то с рядовыми гражданами могут сделать все что угодно. Никто не может чувствовать себя защищенным.

Напомню, что о смерти Олеся Бузины в прямом эфире сообщил президент Российской Федерации Владимир Путин. Он чуть не опередил украинские СМИ. Совершенно не удивился и сразу заявил, что это политическое убийство. Ясно, что такая реакция вызвала немало закономерных вопросов и подозрений. Ведь всем ясно, кто заинтересован в том, чтобы расшатать ситуацию в Украине.

Между тем министр внутренних дел Украины Арсен Аваков тогда без решения суда назвал имена «убийц» Бузины. А критиков своей версии окрестил безмозглыми идиотами. Однако дело до сих пор не передано в суд. Мало того, многие правозащитники утверждают, что оно просто разваливается.

Непрофессиональные действия самого министра и его подчиненных вызывают сомнение в том, что и убийство Шеремета будет расследовано должным образом. Я буду счастлив ошибиться в этом.

Напомню, что дело Гонгадзе тогдашняя власть также пыталась заболтать. В огромной степени благодаря настойчивости в том числе и журналистов этого не удалось сделать. Под давлением профессиональной солидарности это преступление вынуждены были расследовать. В результате убийцы и организаторы убийства были обнаружены и наказаны. Это на годы стало предостережением для желающих разобраться с журналистами.

Способны ли мы сегодня так же солидарно надавить на власть? Хотел бы быть оптимистом.


По ком звонит Бубенчик

Vip Ольга Решетилова (в блоге Свободное место) 04.07.2016

25874

Активист Евромайдана Иван Бубонец по кличке Бубенчик в фильме «Пленники» публично сознался в том, что 20 февраля 2014 года лично убил двух беркутовцев. Но «закон об амнистии» - о недопущении преследований участников акций протеста в ноябре 2013 - феврале 2014 годов, или «закон Бубенчика», - не позволяет проводить расследование в отношении Бубонца. Соответственно, не позволяет следствию восстановить целостную картину событий на Майдане.

«Ключ к расследованию убийств активистов на Майдане лежит в расследовании убийства правоохранителей, - считает Виталий Тытыч, один из адвокатов Небесной сотни. - А из-за «закона Бубенчика» мы не имеем права расследовать эти убийства. И если, не дай Бог, прокурор внесет такое дело в единый реестр досудебных расследований, он будет привлечен к уголовной ответственности. Это закон, который запретил расследовать преступления. Запретил допрашивать того же Бубенчика и таких, как он, проводить любые процессуальные действия».

Юристы предупреждали о недопустимости такого бесцеремонного вмешательства в ход следствия, говорили, что амнистия может быть предоставлена участникам Майдана уже после расследования, но их голоса просто терялись в общем хоре ура-патриотов в защиту активистов: «Они же стояли за Майдан! Их нельзя привлекать к ответственности!» Именно под одобряющие возгласы толпы заинтересованные политические силы заложили в процесс расследования событий 2013-2014 годов центробежный элемент, не позволяющий собрать воедино все пазлы.

Что же общего между «законом Бубенчика» и протестами против задержания одного из командиров батальона «Айдар» (24-го отдельного батальона ВСУ) Валентина Лыхолита с позывным Батя?

В майданно-военной истории Украины есть несколько ключевых эпизодов, объективное и всестороннее расследование которых может пролить свет на происходящие в стране и за ее пределами события. Один из таких эпизодов - создание и деятельность батальона «Айдар». Многие связывают «Айдар» с Сергеем Левочкиным, главой администрации президента Виктора Януковича, а ныне народным депутатом от партии «Оппозиционный блок» (по сути преемницы Партии регионов). Но прямых доказательств этой связи в публичной плоскости нет. И только тщательное и изучение деятельности командиров подразделения может доказать или опровергнуть эти догадки. До того времени подобные заявления, конечно, будут голословными.

Как рассказывают представители Военной службы правопорядка (ВСП), которых еще летом 2014-го отправили разбираться в том, что же происходит в батальоне (до середины осени 2014 года представителей военной прокуратуры ни на линии фронта, ни в тылу не было), батальон представлял собой пять вооруженных группировок, которые базировались в разных местах и нередко враждовали между собой. Например, были «половинкинские» (базировались в селе Половинкино под Старобельском, сейчас это около 80 км от линии фронта) или те, кто базировался на «дачах». Многие из них при этом действительно самоотверженно выполняли боевые задачи, а некоторые просто не покидали передовую, не желая принимать участия ни во внутренних разборках, ни в откровенно уголовных делах командиров. Потери в батальоне были намного больше, чем в других подразделениях АТО. Однако по фактам гибели людей не было ни внутренних расследований, ни расследований военной прокуратуры. В штате батальона числилось около 700 офицеров и солдат, а на самом деле, как утверждают ВСП и очевидцы, их было больше тысячи.

Всего в реестре досудебных расследований числится более сотни уголовных производств в отношении айдаровцев за период 2014-2015 годов. Большинство из них касаются фактов незаконного завладения транспортными средствами или другим имуществом гражданских лиц. Следователи признают, что в условиях боевых действий такое было сплошь и рядом и разобраться, где это имело военную целесообразность, а где было обыкновенным "отжимом", сейчас практически невозможно. Многие из этих дел просто спускаются на тормозах.

Но среди огромного количества айдаровских дел «затерялись» и весьма существенные. Например, дела в отношении первого командира «Айдара», а сейчас депутата Верховной рады Сергея Мельничука. Бывший генеральный прокурор Виктор Шокин с трибуны Рады обвинил комбата в бандитизме и попросил парламент лишить его депутатской неприкосновенности. Просьба прокуратуры частично была выполнена: Рада лишила Мельничука неприкосновенности, но не одобрила его арест. Дело Мельничука и еще пяти айдаровцев было передано в Шевченковский районный суд Киева, но судебное следствие затягивается.

Есть также как минимум три эпизода, подозреваемым в которых является офицер батальона Игорь Радченко с позывным Рубеж. Одиозная личность, известная правоохранительным органам и активистам Луганской области еще с 1990-х годов. Адвокат Радченко называл себя правозащитником, а по факту являлся штатным защитником местных криминальных авторитетов. В частности, он представлял интересы лисичанской ОПГ «Красняне» и ее лидера Станислава Ронжакова, задержанного в 2008 году за организацию торговли оружием, наркотиками, вымогательство и убийство своих криминальных конкурентов.

Уже после начала боевых действий «правозащитник» Радченко возглавил подразделение «Айдара», которое прославилось нападением на Лисичанскую ТРК «Акцент» с целью вернуть контроль над ней Сергею Дунаеву - бывшему мэру Лисичанска, а теперь депутату Верховной рады от Оппозиционного блока. Кстати, именно на одном из заводов Дунаева в Лисичанске во время оккупации находилась база батальона ЛНР «Призрак», куда свозили и где пытали пленных гражданских. Как утверждают местные активисты, завод в распоряжение командиру «Призрака» Мозговому предоставил сам Дунаев.

Кроме того, как утверждают адвокаты и правозащитники, есть основания считать Радченко причастным к убийству прямо на базе батальона айдаровца Шабрацкого. Но это событие было с многочисленными процессуальными нарушениями квалифицировано правоохранительными органами как самоубийство. Только недавно усилиями правозащитников суд постановил возобновить расследование убийства Шабрацкого.

Несмотря на то что многие волонтеры и активисты уже больше года добиваются заключения Рубежа, до последнего времени он чувствовал себя достаточно уверенно и даже в конце 2015 года был назначен заместителем губернатора Запорожской области. Но, пробыв на должности всего несколько недель, «ушел с должности по семейным обстоятельствам». Очевидно, после вмешательства общественников, близких к администрации президента.

30 июня стало известно, что военная прокуратура все-таки задержала Рубежа. А одновременно с ним Батю - Валентина Лыхолита, также одного из бывших командиров «Айдара» из «половинкинских», а теперь офицера 72-й отдельной механизированной бригады. Радченко и Лыхолит обвиняются в совместном создании банды.

Сослуживцы и волонтеры, знакомые с Батей, отзываются о нем как о храбром и порядочном офицере, который действительно уже два года грамотно и самоотверженно воюет. Но есть и те, кто утверждает, что Батя был замешан в схемах Рубежа по провозу контрабанды через линию разграничения, разбое и других преступлениях.

Как бы там ни было, откровенно слабая доказательная база, представленная военной прокуратурой на судебном заседании по избранию меры пресечения, и то, что среди пострадавших фигурируют мэр Северодонецка Валентин Казаков и его замы, которые были организаторами «референдума» в 2014 году, - все это сыграло со следствием злую шутку. На суд по делу Лыхолита приехали откровенно нервничающие парламентские комбаты, заседание фактически было сорвано, а вокруг него создано политическое шоу. Про Рубежа, меру пресечения которому должны были избирать сразу после Лыхолита, уже мало кто вспоминал. «Героя-добровольца хотят засудить!» - кричала толпа под окнами суда на Крещатике и под каждым постом в фейсбуке. И за криками не слышала здравых доводов о том, что Батя, который с первых дней был в «Айдаре», при всем его героическом прошлом, может быть ключевым свидетелем и рассказать многое о связях «Айдара» и «регионалов».

К сожалению, на требования толпы поддался и генпрокурор Юрий Луценко. Он заявил, что мера пресечения избрана Лыхолиту неправильно, и лично приехал в суд, тем самым не только подставив своих следователей, но и создав очень опасный прецедент. Будет ли теперь разговаривать со следствием Лыхолит, почувствовав за собой мощную политическую и общественную поддержку, - большой вопрос.

Свой «закон Бубенчика» в этот раз создал Юрий Луценко, дав понять, что расследовать дела против добровольцев с парламентской "крышей" нельзя. История «Айдара», кем, как и для чего создавался батальон - это скорее всего пока так и останется тайной новейшей украинской истории.

Тем временем около 80 военнослужащих подразделений АТО на сегодняшний день находятся только в бахмутском СИЗО. Правозащитники говорят, что большинство - по делам, явно «шитым» прокуратурой сил АТО, которые просто разваливаются при первом вмешательстве адвоката. Кстати, на прошлой неделе Национальное антикоррупционное бюро огласило подозрение в отношении ее руководителю Константина Кулика. Речь, в частности, идет о связи Кулика с лидером организации «Оплот» и одним из лидеров «ополчения» ДНР Евгением Жилиным.

Как рассказывает разведчик 17-го отдельного мотопехотного батальона Роман Илитчук, который по обвинению военной прокуратуры Донецкого гарнизона больше месяца провел в бахмутском СИЗО, почти в каждой камере изолятора есть надписи большими буквами: «Укропы, с…ки, вам тут п…да!». Рядом с военнослужащими в Бахмуте сидят задержанные ими же сепаратисты. Судьи местного суда, многие из которых на ночь ездят домой в оккупированные Горловку и Донецк, не скрывают своей неприязни к участникам АТО: они хамят, не дают слова адвокатам и нервно реагируют на журналистов. Любое более или менее резонансное дело атошника в Краматорске или Бахмуте Донецкой области обязательно проходит с ритуальным перекрытием улиц, оцеплением здания суда спецназом, под присмотром снайперов и наставленными в окна зала заседаний дулами пулеметов. Среди особо резонансных дело бойца батальона «Донбасс» Якута, судебное разбирательство по которому идет уже полгода. Но ни на одном заседании по делу Якута не появился командир «Донбасса» Семен Семенченко. Так же, как не было других нардепов, так рьяно добивавшихся освобождения Бати в Печерском суде, ни на одном из сотен заседаний по делам участников АТО в городах Донецкой и Луганской областей.

Так что же такого особенного увидели отдельные нардепы в деле Бати? И чем оно отличается от десятков других дел боевых и заслуженных атошников?


Киев - Орландо

Vip Николай Митрохин (в блоге Свободное место) 14.06.2016

477

Успешно прошедший в Киеве Марш равенства, который в этом году удалось надежно защитить от радикалов и террористов, совпал по времени с кровавой баней, устроенной исламским радикалом-одиночкой в гей-клубе в Орландо .

Это побуждает еще раз задуматься о связи между религиозно-политическими факторами и индивидуальной склонностью к насилию, которая проявляется в атаках на группы, традиционно считающиеся "слабыми" и "беззащитными", а потому воспринимающиеся агрессивными людьми как "законные жертвы".

Организаторы киевского прайда, который в отличие от европейских и американских фестивалей, презентующих гей-культуру, был политической демонстрацией в защиту права меньшинства открыто заявлять о своем существовании, постарались максимально разделить участников и особо агрессивную часть гомофобов. В прошлом году усиленная болтами петарда едва не убила полицейского, которого чудом вытащили с того света. В этом году прайд охранял примерно полк ОМОНа; к тому же в возбужденной толпе неонацистов всех мастей были люди в штатском, следившие за потенциальными метателями гранат. В конце концов недовольные спокойным окончанием мероприятия молодые люди из основанной в России организации "Вотан-югенд" организовали, как им казалось, "красивый уход со сцены". Человек 100-120 с замотанными лицами и в балаклавах с кричалкой "Зиг хайль, Рудольф Гесс, гитлерюгенд, СС" прошли маршем в районе метро "Площадь Льва Толстого".

Соотношение между "оппонентами", как говорят участники прайда, было весьма любопытно. На примерно 400-600 готовых к драке неонацистов приходилось всего человек 25 христиан разных конфессий, стоявших, как правило, под нудноватыми плакатами про Содом и Гоморру. Часть из них пропустили помитинговать на маршруте прайда на расстоянии вытянутой руки от демонстрантов. Нескольких из них я, вдоволь насмотревшись на скинов, наци и псевдоказаков, расспросил о причинах протеста, их образовании, социальном происхождении и политических взглядах. Среди них оказались: представившийся воинским капелланом приверженец харизматического направления протестантизма, служащий в одной из киевских церквей; школьный учитель физкультуры, занимающийся сейчас мелким предпринимательством; баптист, диакон церкви из райцентра Киевской области; торговый представитель; евангелист, бывший сотрудник КРУ Минфина, финансовый консультант в банках. Все это были мужчины в возрасте 35-40 лет, которые жаловались на отсутствие поддержки даже в своих общинах. И все либо с самого начала были против Майдана, либо сильно разочарованы в нем. Все трое рассказали мне, как плохо в Германии, где "разврат преподают в школах", и как хорошо в России и в частности в Москве, "где это пока остановили". Баптист еще выразил негодование тем, что совсем не видно православного духовенства.

Последнее было для меня неудивительно. Среди протестующих в этот раз вообще не было людей с символикой каких-либо организованных структур, включая "Азов" и "Правый сектор". Украинская православная церковь Киевского патриархата в своем обращении выразила официальное отношение к мероприятию "крупных" конфессий: гомосексуализм называется в нем грехом, однако нападение на людей - грехом еще большим. Именно потому желающие лично выразить протест против прайда избегали в своих лозунгах указывать на свою связь с какими-либо церковными структурами, да и на прямые вопросы об этом отвечали не слишком охотно.

Показательно, что за исключением нацистов и малочисленных христианских активистов никаких иных протестов прайд в Киеве не встретил. Это позволяет считать, что в украинском обществе реакция на него в целом безразличная, а в отдельных группах скорее сочувственная. Мои интервью с православными деятелями различных украинских конфессий в апреле-мае этого года показали практически полную толерантность к гомосексуальности как таковой, которая просто выводится из области "предмета веры", тем более что Христос и отцы церкви этой проблемой как-то не озаботились.

Успех Марша равенства свидетельствует о росте толерантности в украинском обществе, которое во многих областях быстро идет по пути европеизации повседневных практик. Могу предположить, что через несколько лет представители неглавных конфессий станут открыто принимать участие в прайде, а затем свои колонны сформируют и традиционные церкви. А заслуженные участники прайдов будут тыкать в них пальцем и выражать свое фи: "Где вы были, когда нас били?"

Но это не означает, что государство должно ослаблять свои усилия в борьбе с мелкой и средней шпаной со свастиками на левом предплечье. Случай в Орландо показывает, что даже один самоутверждающийся фанатик способен унести десятки жизней. Ситуация в Украине не настолько стабильна, чтобы попустительствовать сотням подобных деятелей, стремящихся отомстить не столько геям, сколько власти за собственное электоральное и социальное ничтожество.


Марш равенства - наш экзамен

Vip Даниил Ковжун (в блоге Свободное место) 11.06.2016

26412

Украина стоит на пороге очередного испытания. Это невероятно важный этап нашего взросления. В воскресенье в Киеве будет проходить Марш равенства. Он же КиевПрайд. Или попросту - гей-парад.

Следует помнить, что Украина не так давно поменяла вектор от пророссийского к европейскому, заплатив за это огромную цену, приняла закон о декоммунизации, снесла все памятники Ленину, а на востоке страны уже два года идет необъявленная война, подпитываемая извне оружием и то псковскими десантниками, то бурятскими танкистами. Каждый день приходят сообщения об убитых и раненых. Реформы идут медленно, пойманные коррупционеры сбегают (правда, уже без золотых слитков), чуть не ежедневно разгораются крупные политические скандалы, доверие к власти на минимуме, и каждый прожитый день - это серьезное испытание для страны. Не сказать чтобы весело, но уж точно не скучно.

В Украине прайды проводятся с 2013 года, и с каждым годом споры становятся острее. Прошлый прайд закончился трагедией - погиб сотрудник милиции, охранявший Марш.

В этом году общественный диалог начался с заявления командира батальона ОУН о недопустимости проведения Марша. Его поддержал спикер Правого сектора, предупредивший о том, что попытка проведения Марша равенства приведет к "кровавой каше". Социальные сети взорвались негодованием. Началась широкая дискуссия.

Патриархальное православное большинство с советским наследием заняло радикальную позицию. Для примера: обсуждение темы в киевской маршрутке привело к тому, что с криком "Нет на них Гитлера и Сталина" здоровенный мужик выбросил из машины хрупкую девушку. В той или иной степени в заявлениях противников Марша звучит ненависть. В ход идут и цитаты из Библии, и аргументы типа "в советское время за такое сажали", "это пропаганда гомосексуализма, всех совратят", и иные страшилки: мол, это левацкая штука, навязывание нам ценностей толерантной Европы, сегодня гей-парад проведем, а завтра сирийские беженцы хлынут сотнями тысяч и будут, как в Германии, насиловать на улицах наших женщин.

Их оппоненты - не ЛГБТ, они скорее объект обсуждения, а не участник дебатов. На сторону Марша встали вполне гетеросексуальные граждане, и их основной аргумент - Конституция одна для всех. Нет граждан первого и второго сорта. Ненависть порождает лишь ненависть и боль. Мы создаем другую страну. Кровавой каши здесь не будет. Свобода - она для всех.

В диалог вступают волонтеры, креативный класс - люди, мечтающие о политической нации, об Украине единой и неделимой, свободной и независимой. Те, чьи имена никогда не звучали, но кто своими деньгами и временем дал выжить армии в первый год ее голого и босого существования, - малый и средний бизнес, рекламщики, киношники... Бойцы с фронта постят в Фейсбуке как в поддержку, так и против Марша в Киеве. Одни едут с фронта, чтобы поддержать марш, потому что они "против половых извращений", но не допустят "кровавой каши", другие из того же взвода собираются атаковать геев. Полицейские дают пресс-конференцию - отказываются защищать "извращенцев" от "патриотов". Из Штатов прилетает уполномоченный по делам ЛГБТ, послы разных стран заявляют о своем участии в Марше. Среди участников фотофлешмоба в поддержку Марша большинство традиционной ориентации. В сети уже шутят, что геи на акции будут в меньшинстве.

Небесная Сотня сложила головы за демократические ценности и достоинство граждан Украины, идя под пули с деревянными щитами. Это был ответ добра на ненависть, на "кровавую кашу", которую устроили безоружным студентам на Майдане в ноябре 2013 года. Я очень хочу, чтобы всем, кто нуждается в свободе и справедливости, в защите своих прав, не приходилось идти безоружными под пули. Я не знаю, сколько людей придет поддержать Марш равенства. Но я пойду, не могу не пойти. Это один из кирпичиков в построении свободной Украины.

Прайд нужен. Прайду быть. Надеюсь, мы все вернемся оттуда живыми. Но общество взрослеет не от проходов кучки граждан по улице, а от публичной дискуссии. В этом смысле Марш равенства проходит прямо сейчас.


Кому нужна правда

Vip Евгений Шибалов (в блоге Свободное место) 12.05.2016

26209

На момент начала боевых действий в Донбассе я жил в Донецке. Я работал журналистом, собкором национальных изданий, писал для местных газет к тому времени уже почти четырнадцать лет.

В 2014 году я использовал любую возможность, чтобы остаться в Донецке, чтобы не уезжать. Я стремился любыми способами обеспечить себе возможность продолжить работу на месте. Особенно в самом начале - это было время всеобщей паники, волны слухов. Точное изложение информации было для людей критически важным и жизненно необходимым. В тот момент миллионы людей для себя принимали решение, что им делать в этой ситуации. Уезжать с территории, охваченной конфликтом, или оставаться дома? Закрывать счета в банках, снимать все сбережения - либо нужно переждать и скоро все закончится? Если уезжать, то на сколько? Как надолго конфликт?

Люди искали для себя ответы на простые вопросы и не находили. Было очень мало достоверной проверенной информации. И если я своей работой мог им дать хоть немного какой-то основы для очень личных мыслей о своей дальнейшей судьбе, о своих родных и близких, то я считал себя обязанным это сделать. В этом я видел свой профессиональный и человеческий долг на тот момент.

Да, чтобы оставаться в Донецке и продолжать свою работу, мне приходилось выполнять правила, которые не я устанавливал. Но я на это шел для аудитории, которая меня слушала и читала. На тот момент это была аудитория газеты "Зеркало недели". Эту газету читают разные люди, в том числе те, кто принимал важные государственные решения и имел влияние на глобальные процессы. Я взвешивал каждое слово и искренне считал, что та информация, которую я предоставляю, может помочь скорейшему завершению конфликта и уменьшению числа его жертв.

Сказать, что мне было легче работать благодаря аккредитации "ДНР", было бы неправдой. За время работы в зоне конфликта меня задерживали обе стороны. Причем украинские правоохранительные органы задержали меня как раз за наличие аккредитации, выданной "ДНР". Это было под Славянском и закончилось не очень приятной, первой в моей жизни, поездкой в наручниках в багажнике в Изюм. А там уже разобрались, кто я такой, и отпустили.

Я не чувствую какой-то опасности в связи с тем, что сайт "Миротворец" опубликовал мои данные. Я чувствую омерзение. Многие люди, которые есть в этих списках и которых я знаю лично, рисковали собой, чтобы донести до остальных хоть немного правды о происходящем. В тот момент, когда этой правды почти не было и когда в ней нуждались больше всего. И сейчас слышать не только в свой адрес, но и в адрес моих коллег, к которым я отношусь с огромным уважением, обвинения в сотрудничестве с террористами лично для меня очень обидно. Я не могу ручаться за все четыре тысячи человек, присутствующих в списках. Но те, с кем мне приходилось работать тогда в Донецке, - это очень профессиональные люди, которые честно выполняли свой долг и уж точно не заслужили каких-то обвинений. Тем более что этими обвинениями бросаются люди, которые, я подозреваю, сами к линии соприкосновения не приближались никогда. Сидя в теплом уютном офисе, очень легко кого-то обвинять. Но выдвигать какие-либо претензии журналистам, работающим в зоне боевых действий, может только тот, кто сам там работал.

На самом деле для меня публикация списков журналистов - очень тревожный сигнал. Для себя я его трактую так: в украинском обществе есть группа людей, которая сама не хочет знать правду и заинтересована в том, чтобы ее не узнали остальные. Эти люди своим поступком нам сказали: не пытайтесь узнать сами и рассказать другим, что происходит на неподконтрольных территориях. Они считают это преступлением. Я же, со своей стороны, считаю преступлением не знать правду и мешать другим ее находить и публиковать.


Чернобыль: из архива КГБ

Vip Владимир Вятрович (в блоге Свободное место) 25.04.2016

26121

Чернобыльская катастрофа стала переломной в советской истории и запустила отсчет времени до конца Советского Союза.

Рассекреченные документы КГБ позволяют воссоздать и предпосылки этой аварии, и что случилось собственно 26 апреля 1986 года, и как советская власть боролась - или не боролась - с последствиями аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

Такой катастрофы, как чернобыльская авария, не могло не быть. Она была не результатом ошибки оператора, который сделал что-то не то. Это был результат системной ошибки - ошибки, которой была сама советская система. Сооружение Чернобыльской АЭС сопровождалось постоянными проблемами, и об этом докладывалось в сообщениях КГБ руководству партии. Но, как всегда в Советском Союзе, построить хотелось быстрее, чем было запланировано. Каждый хотел выслужиться перед вышестоящим начальником, и поэтому все время ускорялись темпы строительства. Докладные КГБ, которые сопровождали строительство, просто изобилуют сведениями о том, что используются некачественные материалы, о кражах аппаратуры, о том, что вместо нужных труб или кирпича даются другие, и так далее. И все это только для того, чтобы успеть к очередной годовщине.

В конце концов запустили первый энергоблок - и тут же начались проблемы с его работой. У нас есть документы, свидетельствующие о том, что еще до 1986 года на ЧАЭС случилось несколько серьезных аварий. Об этом, конечно же, не знал почти никто. Первое происшествие случилось в 1978 году. Более серьезная авария произошла в сентябре 1982 года. Были аварии и в 1983-м, в 1984-м. И только то, что произошло 26 апреля 1986 года, не удалось скрыть, и о трагедии стало известно всему миру.

В рассекреченных документах КГБ четко видно, какие цели ставила перед собой власть в первые часы, первые дни и первые недели после аварии. Так вот, первой задачей было не спасение людей. Главным своим делом советская власть считала пресечь распространение информации, не допустить, чтобы о трагедии стало известно в Украине, в Союзе и тем более за границей. Именно поэтому откладывалась эвакуация населения (она началась только через 36 часов). Именно поэтому в первые часы после аварии не были сделаны очень важные шаги, которые могли бы облегчить последствия. Все делалось для того чтобы, как говорили тогдашние руководители УССР, не сеять панику.

Вот одна из первых докладных записок КГБ на имя первого секретарю ЦК КПУ Владимира Щербицкого. В ней сообщается, что в 1.25 ночи произошла авария на 4-м энергоблоке ЧАЭС, в результате чего начался пожар, и приведены данные об уровне радиации. Резолюция Щербицкого на этом документе: "Что это означает?" Человек, который должен был принимать решения, просто не понимал, что случилось. От него нельзя было ожидать адекватных действий.

85304

Есть график, по которому видно, что радиационный пик в Киеве пришелся на 11-12 часов дня 1 мая - как раз на тот момент, когда на Крещатике проходила праздничная демонстрация.

85299

Есть документы, показывающие, как КГБ пытался препятствовать распространению информации, как сопровождали иностранных журналистов, в том числе корреспондентов CNN и ABC, как подсаживали им свою агентуру, которая должна была рассказывать, что в стране все спокойно, что власть заботится о здоровье людей и опасаться нечего.

85303

Катастрофа и ее последствия сыграли немалую роль в развале Советского Союза. Советская власть, как любой тоталитарный режим, предлагала человеку договор: в обмен на вашу свободу мы гарантируем вам безопасность и то, что вам не придется брать на себя какую-либо ответственность. (Собственно, эта тотальная безответственность, которая насаждалась в советской системе, и стала главной причиной чернобыльской трагедии.) При этом у людей, которые публично проявляли свою лояльность к системе, была возможность выжить. И как раз эти наиболее лояльные к власти люди больше всего пострадали от последствий аварии на ЧАЭС. Они верили системе, они не верили слухам, не вывозили детей из зоны радиационного заражения, вышли на парад 1 мая... Это привело к потере лояльности. Люди перестали верить власти.

Кроме того, лояльность людей держалась на мифе о могуществе и непобедимости государства. Но авария показала, что государство, утверждавшее, что способно выиграть в ядерном противостоянии, не может справиться с мирным атомом, не может справиться с последствиями техногенной катастрофы. Патерналистское мирооощущение стало разрушаться. Люди вынуждены были спасать сами себя. Расщеплялась сердцевина "совка" - ожидание того, что за тебя все сделает государство.

Был тут и собственно политический аспект. Горбачевская перестройка и гласность поначалу практически не затронули Украину. УССР оставалась заповедником застоя, а Щербицкий был уверен, что может изолировать республику от "вредных влияний" из Москвы. Но чернобыльская авария настолько подточила власть Щербицкого, что в Украине демократизация пошла намного даже быстрее. А без того Горбачев, возможно, долго не удержался бы у власти. Если бы у консервативных сил в московском руководстве была возможность опереться на Щербицкого и его номенклатуру, они могли бы пойти на реванш раньше и энергичнее, чем это случилось в августе 1991 года.

В 1986 году казалось, что мир окончательно разделен. Страны демократического мира чувствовали себя спокойно. Условный железный занавес должен был спасти свободный мир от тоталитаризма. Но, как показала чернобыльская катастрофа, от последствий тоталитарного господства нельзя спрятаться даже за железным занавесом. Информация об аварии стала известна миру уже 28 апреля 1986 года, когда радиационное облако добралось до Швеции. И тогда весь мир заговорил об угрозе, которую являет собой Советский Союз. Таким образом, чернобыльская катастрофа стимулировала влияние свободного мира на процессы, которые происходили в СССР.

Неслучайно сообщения КГБ о зарождении новых протестных движений в УССР приходятся именно на 1986 год. Уже летом этого года появляются сигналы о распространении листовок антисоветского содержания. В 1987 году, к первой годовщине трагедии, готовились массовые акции протеста против сокрытия властями правды об аварии. Власть, конечно, препятствовала этим движениям чекистскими методами. Но это уже был конец советской власти. В 1988 году в Украине началось мощное национально-демократическое движение. Оно состояло из разных течений. Кто-то боролся за права украинского языка и культуры, кто-то за легализацию украинской греко-католической церкви, кто-то ставил перед собой политическую цель создания независимой Украины. Но особенно сильным было экологическое направление - движение тех, кто требовал правды про чернобыльскую аварию и ее последствия.


Работа после революции

Vip Тарас Гаталяк (в блоге Свободное место) 25.04.2016

26111

Я был участником трех украинских революций: революции на граните, оранжевой революции и Евромайдана. И по собственному опыту знаю, что после каждой из них гражданское общество в Украине становилось сильнее. Но революционные пики, когда первые месяцы общество на подъеме, сменяются апатией. После эмоциональных подъемов между революциями, к сожалению, системная работа по реформированию страны не проводилась.

Безусловно, после Евромайдана представители гражданского общества, которые занимаются реформами и контролируют ветви власти, активны. Но этой активности недостаточно, чтобы переломить систему. Смешно думать, что принятие закона, например, о Национальном антикоррупционном бюро - это уже победа, что принятый Верховной радой закон сам по себе заработает. Шаг за шагом нужно добиваться внедрения законов, работы всего механизма.

В Украине тотальное недоверие к органам власти. Независимо от того, прокуратура это, милиция или чиновники. Ты при власти - тебе уже не доверяют. Знаете, какой уровень доверия украинцев к Национальному антикоррупционному бюро, которое еще даже не начало работать? 7%. Они еще ничего не сделали, а им уже не доверяют.

Конечно, основная причина неуспеха украинских реформ - это сохранение руководящего состава правоохранительных органов. Верхушка всех ведомств силового блока пронизана метастазами коррупции. Но в середине правоохранительных структур нужно искать людей, которые дорожат своей профессией и готовы к открытости и сотрудничеству с гражданским обществом. А для этого и сами активисты должны быть готовы к системной работе.

В базе инициативы "Евромайдан SOS" было 600 адвокатов, которые работали на Майдане в момент активных событий. Сейчас делами Майдана и "небесной cотни" занимаются 12 адвокатов и я, правозащитник. Еще несколько человек подключаются ситуативно. Плюс 50 сотрудников управления спецрасследований Генпрокуратуры и несколько человек в поисковых группах Майдана. Все. Меньше ста людей на всю многомиллионную страну занимаются делами Майдана. А это ключевой вопрос для общества. Если не будут расследованы преступления на Майдане, мы никогда не сможем сказать, что состоялась Революция достоинства.

Начальник управления спецрасследований Сергей Горбатюк - единственный человек в прокуратуре, который оперся в своей работе на гражданское общество. Но в самой структуре прокуратуры ему не на кого опереться. За год он написал шесть рапортов о потребностях своего управления. Ни на один не получил реакции. Вместо этого уже два генпрокурора - сначала Ярема, а потом Шокин - требовали быстрее передать дела в суд в том виде, в каком они есть, уверяя нас, активистов, что уже все расследовано. И если бы адвокаты и правозащитники не подняли шум, не исключено, что это бы и случилось.

Слить нерасследованные дела быстрее в суд не получилось. После этого начинается давление на самого Горбатюка и следователей его управления. Как только три общественных организации - «Адвокаты небесной cотни», «Семьи героев небесной cотни» и «Инициатива раненых на Майдане» - заявили о поддержке кандидатуры Сергея Горбатюка на должность генерального прокурора, сразу у руководства Генпрокуратуры появилась идея сослать его прокурором во Львов. Не удалось. Тогда начались расследования против следователей управления спецрасследований. Не выдержал один из ключевых следователей - начальник отдела расследований по высокопоставленным чиновникам, и написал заявление на увольнение.

Конечно, вопросы к управлению спецрасследований есть. Оно далеко не идеально, мы постоянно указывали им на их недоработки. Что-то они исправляли, много чего - нет. Но они делали то, что могли в рамках своей квалификации, и они действительно стараются что-то сдвинуть, не имея при этом поддержки сверху.

27 апреля служба внутренней безопасности Генпрокуратуры закончит внутреннее расследование по управлению спецрасследований. Мы не можем предвидеть результат, но наши прогнозы негативные. Некоторые руководители ГПУ открыто заявили Горбатюку: мы не видим вас на этой должности.

Система боится. И этот страх движет ею, она максимально блокирует любые расследования. Тем не менее под давлением международного сообщества изменения будут происходить. Нам же, гражданскому обществу, нужно максимально ответственно отнестись к оценке всего того, что говорит и делает нынешняя власть. И бросить все силы на борьбу с популизмом и желанием создать иллюзию деятельности.


Чечня и Крым

Vip Ольга Решетилова (в блоге Свободное место) 29.03.2016

25874

Нас, украинских журналистов и российского правозащитника Игоря Каляпина, чеченцы выводили из гостиницы «Грозный Сити», мотивируя это тем, что Игорь плохо отзывается об их главе, «которого они любят»... На выходе из гостиницы Каляпина обступили чеченские женщины с криком, как ему не стыдно обижать их главу, ведь если бы не он, «они бы до сих пор убирали мусор на улицах»... Я видела, как рядом со мной все это снимает на камеру молодой чеченец, издевательски смеется и называет это убожество «историческим батлом»... Потом чеченские гопники напали на Каляпина, забросали его тортом и яйцами. А когда охрана выводила нас за территорию гостиницы, я спросила у охранника, конечно же, тоже чеченца: «Что же вы делаете, с нами ведь там может случиться что угодно?», на что он ответил: «Мне все равно, что будет с этим подонком, не надо было приезжать», - имея в виду правозащитника Игоря Каляпина.

Было очень больно за гордый чеченский народ. И именно в этот момент подумалось о крымских татарах.

В декабре 2015 года мне удалось побывать на Совете старейшин крымскотатарского народа города Алушты. Во время совещания старейшины изучали Конституцию Российской Федерации и писали письмо Путину с просьбой поддержать их в вопросе изучения крымскотатарского языка в школах (в июне Государственный совет Крыма принял закон "Об образовании в Республике Крым", согласно которому образовательная деятельность в Крыму осуществляется лишь на одном государственном языке - русском).

Было похоже, что они действительно верят, что Путин прочитает это письмо и его добрая воля снизойдет до крымских татар города Алушты.

84936 Интересно, что лишь один старейшина напомнил, что наряду с крымскотатарским, нужно писать и про украинский язык - ведь в Конституции Республики Крым речь идет о трех государственных языках. От этого предложения большинство отмахнулось: пускай украинцы сами защищают свои права. Я не знаю, ответил ли старейшинам Путин. Но знаю точно, что ни украинский, ни крымскотатарский языки в крымских школах до сих пор не изучаются.

На мой вопрос к старейшинам, понимают ли они, что еще ни одному народу не удалось защитить свои права в составе России, я услышала много о том, как двадцать три года Украина ничего не делала для защиты крымских татар, нередко ущемляя коренной народ Крыма. Поэтому для них по большому счету нет разницы, в каком государстве отстаивать себя. Да, в этих словах была горькая правда: государство Украина за период независимости не смогло восстановить права коренного народа Крыма, так же, как не смогло обеспечить правами любой другой регион страны. Но разница в соблюдении фундаментальных прав человека Россией и Украиной для меня была очевидна, а для старейшин Алушты и многих других крымских татар, с которыми довелось пообщаться, - нет.

Почти трехсоттысячный крымскотатарский народ после оккупации Крыма разделился на три большие условные группы: проукраинские крымские татары, пророссийские крымские татары и собственно «крымские» крымские татары. Большинство проукраинских во главе с председателем и некоторыми членами Меджлиса выехали на территорию Украины, очень многие их них политически активны и пытаются предпринимать шаги по деоккупации полуострова. Остальные две группы остаются в Крыму и пытаются найти способы сосуществования с оккупационной властью - с той лишь разницей, что для одних это естественный процесс восстановления крымскотатарской автономии в рамках РФ, а другие продолжают жить в Крыму потому, что это их историческая родина, о которой они и их предки так долго мечтали, находясь в депортации, и они ее не покинут, что бы там ни было.

Фундаментальным и основополагающим для своей деятельности документом все крымские татары независимо от взглядов признают только Наказ крымскотатарского народа, принятый в 1965 году, во времена депортации, на первой всесоюзной встрече. Документ состоит всего из пяти пунктов. Во втором пункте наказа говорится о восстановлении национальной государственности крымскотатарского народа (на тот момент - социалистической).

«Государственность - в рамках существующей политической системы и международных отношений, - поясняет Васви Абдураимов, председатель правления общественной организации «Милли Фирка», имея в виду, что по большому счету особой разницы для коренного народа нет, будет он восстанавливать свою государственность в рамках России или в рамках Украины.

Таким образом, раскол между крымскими татарами на материковой Украине и в Крыму растет. Далеко не все на полуострове поддерживают действия своих земляков за его пределами. Как раз после подрыва опор ЛЭП и начала энергетической блокады Крыма в декабре 2015-го в Керчи бесследно пропали двое крымских татар. Местные власти выдвинули версию, что эти двое отправились в Сирию воевать на стороне ИГИЛ, но многие крымские татары, в том числе правозащитники, с которыми тогда удалось пообщаться, были уверены, что это месть россиян крымскотатарскому народу за блокаду Крыма, которую на материке начали и его представители в том числе.

Все чаще уже даже не от оккупационных властей, а от самих крымских татар можно услышать словосочетание «беглые лидеры Меджлиса», все чаще говорят о том, что ни Мустафа Джемилев, ни Рефат Чубаров на самом деле никогда не были лидерами всего народа и не могут действовать от его имени. Один из моих собеседников, бывший член Меджлиса, находящийся в оппозиции к окружению Джемилева и Чубарова, утверждает, что такое отношение у многих крымских татар к ним было и раньше: якобы Мустафа и Рефат никогда не отстаивали интересы народа, а делали политическую карьеру в Украине. По его мнению, именно из-за позиции Джемилева и Чубарова за двадцать три года в Украине так и не был решен крымскотатарский вопрос. Так это или нет - можно было бы считать внутренним делом народа, если бы оккупационные власти Крыма не играли на этих разногласиях.

«Зачем они создают батальон «Крым»? Это же пиар-акция, не больше. Но как она отзовется на крымских татарах, живущих в Крыму, ни Джемилев, ни Чубаров, ни Ислямов не думают, - возмущается собеседник. – В конце концов, как быть с мирным сопротивлением, которым так гордились крымские татары?»

Масла в огонь подливает и созданная два года назад общественная организация «Къырым», которую возглавил вице-спикер Госсовета Крыма Ремзи Ильясов, а его ближайшими помощниками стали председатель Госкомнаца Заур Смирнов и вице-премьер Крыма Руслан Бальбек. «Это организация, которая не только близка к крымским властям, это организация крымских властей, - говорит Васви Абдураимов. - Ну какая это общественная организация? Это структура государственной власти, работающая на условно общественных началах. Члены этой организации кто? Чиновники управлений межнациональных отношений, которые созданы при каждой администрации».

Интересно, что и пророссийская «Милли Фирка», и считающие себя прокрымскими старейшины Алушты к созданной «властями» организации «Къырым» относятся очень насторожено. «Если мы войдем в эту организацию, у нас есть хотя бы один шанс из ста, что нашу позицию услышат. Если не войдем, они все равно примут те решения, которые им нужны, но повлиять на них у нас не будет ни малейшего шанса», - говорит на совете старейшин общественный деятель Садык Берберов, который был на всекрымском съезде «Къырым», проходившем в том таки декабре. Он встречался с Ремзи Ильясовым, постпредом Путина в Крыму Олегом Белавенцевым и приехал в Алушту рассказать старейшинам о съезде. Выслушав Берберова молча и взяв у него газету «Мераба», которую раздавали на съезде, старейшины откладывают рассмотрение вопроса о сотрудничестве с «Къырым» до следующего заседания.

«Мы должны понять, что если замкнемся в себе, если не будем вести диалог с властями, мы ничего не добьемся», - убеждает крымских татар с первой полосы своей газеты вице-спикер Ремзи Ильясов.

Нужно понимать, что все эти дискуссии и поиски путей развития народа проходят в атмосфере тотального страха. Некоторые крымские татары отказываются говорить под запись или называть свои имена. Некоторые, узнав, что я приехала из Киева, назначают встречи на неприметных остановках общественного транспорта или вообще в супермаркете строительных материалов. Кажется удивительным, что при этом они надеются на восстановление прав коренного народа и собственной государственности в структуре РФ. Но они надеются...

Конечно, сравнивать судьбы чеченцев и крымских татар неправильно. Оба народа, как и остальные в «тюрьме народов», пережили немало разных трагедий, каждая из которых по-своему ужасна. Чеченцы через две войны сопротивления пришли к тому состоянию, в котором забрасывают яйцами правозащитников и свято верят в мессию Кадырова. Крымские татары, оставшиеся в Крыму, в большинстве своем культивирующие мирное сопротивление, пока верят, что у них в тюрьме будет особая камера с особыми правами. Кстати, чеченцы, оставшиеся в Чечне, тоже верят, что иметь такого лидера, как Кадыров, - это их особое право.


Год декоммунизации: итоги

Vip Виктория Скуба (в блоге Свободное место) 01.03.2016

25479

21 февраля формально завершился второй этап декоммунизации в Украине. Полномочия по переименованию объектов топонимики и принятию решений о демонтаже памятников коммунистическому и национал-социалистическому режимам перешли к областным государственным администрациям. Что касается названий населенных пунктов и административных единиц, то соответствующее решение должен принять украинский парламент. 4 февраля Верховная рада утвердила новые названия для первых 175 населенных пунктов из почти тысячи. Еще семь постановлений, в которых шла речь о переименовании более восьмисот городов и сел, зарегистрировали в парламенте 18 февраля, но голосование по ним отложили на несколько недель, потому что Рада ушла на каникулы.

Декоммунизация в Украине длится с весны прошлого года. Новый виток в этом процессе, о котором раньше говорили преимущественно как о люстрации по образцу Чехии и других стран Восточной Европы, стал возможным после Майдана. Главным его инициатором является Украинский институт национальной памяти. Это государственное учреждение в 2014 году возглавил историк, исследователь украинского освободительного движения в ХХ веке Владимир Вьятрович. С приходом новой, по сути майдановской команды полностью обновились задачи, поставленные перед Институтом, и одной из ключевых стала именно декоммунизация.

Хотя пакет декоммунизационных законов был принят в апреле 2015-го, по-настоящему процесс начался после 21 ноября прошлого года, когда в стране закончились местные выборы, а полномочия по реализации закона, который осуждает национал-социалистический и коммунистический режимы в Украине и запрещает пропаганду их символики, перешли к мэрам городов и председателям районных и сельских советов. Индивидуальная ответственность обычно срабатывает лучше, чем коллективная.

О том, нужна ли вообще декоммунизация, дискутировать не буду. Нужна. Ведь в центральной и восточной Украине трудно было найти городок, где бы не было улицы Ленина или памятника ему. Украина вообще была одной из самых ленинизированных из всех бывших советских республик. Только в областных центрах переименованию подлежали свыше двух тысяч топонимов. Качество процесса зависит от органов местного управления, а также от активности гражданского общества. Там, где местные активисты и журналисты участвовали в процессе переименования, новые названия выглядят осмысленно. Там же, где власть и общество отнеслись к процессу формально или попросту саботировали декоммунизацию, появилось множество цветочно-кулинарных названий, что дало повод для иронических комментариев. Декоммунизация стала своеобразным тестом на зрелость для институтов власти, гражданского общества в регионах, а также журналистов. А в свете предстоящей децентрализации это очень важный тест.

Еще один важный фактор - информированность населения. Основательной работы с обществом, которая объяснила бы как необходимость декоммунизации, так и ее механизм, фактически не было. Успех процесса на местах во многом зависел от местных СМИ - ведь именно они могли бы следить за дискуссией на местном уровне, вместе с краеведами исследовать списки предлагаемых переименований и альтернативных названий, осуществлять публичный контроль за принятием решений. Вместо этого информационная работа во многих случаях была сведена к трансляции принятых решений и озвучиванию цифр.

Через три месяца срок, отведенный на реализацию закона о декоммунизации, истечет. В большинстве городов решения о переименование и демонтаже памятников приняты или скорее всего будут приняты. На 12 февраля было изменено около половины подлежащих изменению топонимов в областных центрах. Переименованы 94 объекта в Чернигове, 63 улицы в Черкассах. В Днепропетровске центральный проспект Карла Маркса назвали в честь историка Дмитрия Яворницкого, а улицу Ленина - Воскресенской (до этого в городе уже переименовали более 300 объектов). В Запорожье принято решение о демонтаже самого большого в Украине памятника Ленину. Только за последнюю неделю появилась информация о переименованиях в Кировограде, Херсоне, Николаеве, а также в других городах Николаевской, Запорожской, Харьковской, Одесской, Полтавской, Кировоградской областей.

Но после принятия решений нужно их осуществление - реальная смена табличек, указателей, демонтаж памятников (часть из них передают в местные краеведческие музеи). А это огромная работа, которая также нуждается в контроле со стороны журналистов и гражданского общества на местах, чтобы процесс декоммунизации не завис и не спровоцировал огромную путаницу.


Гаванский сговор

Vip Петр Кралюк 17.02.2016

25356

Политика Ватикана в отношении Восточной Европы, в частности Украины, далеко не всегда отличалась адекватностью и дальновидностью. Ватикан не раз и не два имел возможность утвердиться в этом регионе - было это и во времена княгини Ольги, и во времена князя Романа Мстиславовича, которому папа римский даже дал королевскую корону, и в конце XVI столетия, когда появилась идея универсальной унии католиков и православных. Но эти возможности или были утрачены, или реализованы только частично. Похоже, Ватикан не очень понимает восточноевропейские реалии. Или не хочет их понимать? Примером этого непонимания является и Гаванская декларация, подписанная папой Франциском и патриархом Московским Кириллом.

В условиях, когда продолжается вооруженный конфликт между Россией и Украиной, в котором Московская патриархия играет не последнюю роль (по крайней мере с идеологической точки зрения), папа римский встречается с московским патриархом и подписывает совместную декларацию, где речь идет в том числе об Украине. В пункте 25-м говорится о сосуществовании греко-католиков и православных, в 26-м - о вооруженном конфликте в Донбассе, который представлен как внутренний, «противостояние в Украине». А в 27-м пункте речь идет о расколе в православии Украины. Создается впечатление, что в Гаване высокие церковные иерархи решали украинские вопросы без Украины. Правда, вроде бы от Украины присутствовал митрополит Антоний (Паканич), которого патриарх Кирилл представил как «заместителя управляющего нашей церкви в Украине» (очень красноречивое описание!). При этом папа Франциск не взял с собой украинских представителей, в частности главу Украинской греко-католической церкви Святослава (Шевчука).

Гаванская декларация вызвала негативный резонанс в Украине. Некоторые даже назвали ее церковным «пактом Молотова-Риббентропа».

Заявление по поводу Гаванской декларации сделала Украинская православная церковь Киевского патриархата: «Указанные выше пункты Декларации проникнуты духом худших образцов светской дипломатии, исполнены двузначных намеков, необъективных оценок и безосновательных суждений. По нашему убеждению в документе, который должен свидетельствовать верующим и миру позицию Церквей, лучше было бы вообще не касаться поднятых в пунктах 25-27 тем, чем освещать их в такой форме... Для Киевского Патриархата неприемлема практика дипломатии, когда решения про Украину и украинские церковные и общественные дела принимают без представителей Украины, игнорируя их мнение и позицию. Мюнхенский сговор 1938 г. и его горькие последствия доказывают: вопросы про нас нельзя решать без нашего участия».

Свое недовольство Гаванской декларацией высказал в специальном интервью глава Украинской греко-католической церкви Святослав (Шевчук): «Бесспорно, этот текст вызвал глубокое разочарование среди многих верных нашей церкви и просто неравнодушных граждан Украины. Сегодня многие обращались ко мне по этому поводу и говорили, что чувствуют себя преданными Ватиканом, разочарованными половинчатостью правды в этом документе и даже непрямой поддержкой со стороны Апостольской столицы агрессии России против Украины».

Что же касается римо-католиков в Украине, их церковные иерархи предпочитают сохранять молчание. Хоть среди духовенства и мирян все-таки распространена негативная оценка Гаванской декларации.

Молчат и «канонические православные», то есть представители так называемой Украинской православной церкви. Они пытались декларировать какую-то свою «самостоятельность». А тут Кирилл в Гаване однозначно заявил, что они «наша церковь», то есть русская. В конце концов, что могут сказать адепты этой церковной структуры? Ведь столько времени они культивировали ненависть к католикам, а тут их патриарх с римским папой, которого они чуть ли не дьяволом называли, целуется.

Похоже, у России и Ватикана сейчас какой-то общий серьезный интерес, о котором мы не знаем. А Гаванская декларация - только вершина айсберга.

Гаванская декларация продемонстрировала непрофессионализм украинской дипломатии. Последняя практически ничего не сделала, чтобы помешать принятию документа. Ведь о его подготовке было известно давно.

Больно ударила эта декларация по престижу Украинской греко-католической церкви. Она показала, что Ватикан не учитывает в своей политике интересы этой церкви и на ее главы. Сейчас перед ее верными встала дилемма выбора между украинским патриотизмом и верностью Ватикана.

Ударила Гаванская декларация и по римско-католической церкви в Украине. Если в последнее время здесь постепенно формировалась толерантность к римо-католикам со стороны православных украинцев, то теперь, похоже, вырастут антикатолические настроения.

Сомнительно, что возрастет имидж так называемой Украинской православной церкви. Во время встречи в Гавани, как уже говорилось, она была представлена марионеткой Московского патриархата.

Может, это выглядит парадоксально, но Гаванская декларация будет способствовать росту имиджа Украинской православной церкви Киевского патриархата. Ведь эта церковь заняла четкую патриотическую позицию относительно этого документа и еще раз позиционировала себя национальной церковью украинцев, которая не зависит ни от Москвы, ни от Рима. А это не может не импонировать украинцам, градус патриотизма которых заметно вырос во время нынешней российско-украинской войны.




Реклама

Выбор читателей