О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2751/ | http://mirror715.graniru.info/people/2751/

Рамазан Джалалдинов

житель Чечни

56 лет, житель аварского аула Кенхи в Шаройском районе Чечни. Весной скрывался в Дагестане после критики по адресу главы Чечни Рамзана Кадырова. В дальнейшем принес ему извинения и вернулся в свой аул, однако в начале ноября вновь бежал за пределы региона.

14 ноября "Новая газета" сообщила, что летом Джалалдинов за свое обращение к Владимиру Путину с критикой Кадырова был осужден к 160 часам обязательных работ по части 2 статьи 128.1 УК (клевета в СМИ). На сайте прокуратуры Чечни информация о вынесенном решении появилась еще в конце августа, однако в центральные СМИ она тогда не попала. При этом из изложения фабулы дела надзорное ведомство исключило всякие упоминания Путина и Кадырова.

Приговор Джалалдинову вынес 11 августа мировой судья 66-го участка Шаройского района Мухтар Бейтельгареев. Обвинение в процессе поддерживал помощник шатойского межрайонного прокурора Сулумбек Юнусов.

Подсудимый заявил, что признает вину и раскаивается.

15 ноября РИА "Новости" сообщили, что приговор обжалован не был и через 10 дней вступил в законную силу. В сентябре ФСИН приняла вынесенное решение к исполнению. Джалалдинов отбыл назначенные работы, после чего уголовно-исполнительная инспекция региона сняла его с учета. "У нас к нему никаких претензий нет", - заверил начальник инспекции Муслим Бексултанов.

Между тем, отмечалось в публикации "Новой", когда чеченские силовики в мае вышли на след Джалалдинова в Дагестане, они по собственной инициативе предложили ему сделку. Беглец должен был отказаться от обвинений в адрес Кадырова. В обмен власти региона пообещали, в частности, не привлекать к уголовной ответственности ни самого Джалалдинова, ни его односельчан.

В апреле, после того как "Дождь" продемонстрировал сюжет о ситуации в Кенхи, против одного из жителей аула - Саидмагомеда Насибова - открыли дело о хранении наркотиков. Насибов был одним из тех, кто в разговоре с журналистами подтвердил справедливость заявлений Джалалдинова. Как говорится в публикации "Новой", дела о наркотиках в Чечне часто фабрикуют против критиков Кадырова.

Прекращение преследования Насибова было одним из главных условий майской сделки Джалалдинова с кадыровцами. Посредником в переговорах выступил авторитетный дагестанский богослов Хас-Магомед Абубакаров.

Однако, выяснила "Новая", дело Насибова дошло до суда, и он получил три года условно.

Обращение к Путину Джалалдинов опубликовал 14 апреля на YouTube. Он пожаловался на условия жизни и невнимание чеченского руководства к проблемам аула. На видео были засняты дома Кенхи, разрушенные в ходе двух чеченских войн. Средства из федерального бюджета, выделенные на их восстановление, до жителей не дошли, рассказал Джалалдинов. В 2002 году, продолжил он, на Кенхи сошел сильнейший паводок, но компенсаций пострадавшим также не выплатили. Кроме того, жителей аула лишили субсидий на оплату дров и услуг ЖКХ, хотя, по официальным данным, эти деньги руководством Чечни выплачиваются.

6 мая Кадыров посетил Кенхи, после чего заявил, что вся информация Джалалдинова - ложь, а "чеченца с такими обращениями нужно было бы изгнать из республики, такой не имел бы права тут жить".

Тогда Джалалдинов обратился к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой дать оценку словам Кадырова.

В ночь на 13 мая дом Джалалдинова сожгли. Около десятка кадыровцев побили жену и трех дочерей хозяина (сам он к этому времени уже скрылся), после чего вывезли к границе с Дагестаном, где, забрав документы, отпустили. От женщин потребовали: "Чтобы больше в Чечне ноги вашей не было". Также кадыровцы сообщили им, что, если Джалалдинов не извинится перед чеченским лидером, у его односельчан будут проблемы. Позже беженец заявил, что брать свои слова назад не намерен.

По словам жены Джалалдинова, односельчанам запретили рассказывать о поджоге. В противном случае им угрожали сжечь их собственные дома.

С 14 мая Кенхи был осажден кадыровцами; доступ посторонних в аул полностью перекрыли. Местных жителей по очереди вызывали в райотдел полиции и допытывались о местонахождении беглеца.

Также сообщалось, что после сожжения дома Джалалдинова его односельчане попытались устроить сход. В итоге двоих из них задержали, причем одного арестовали на пять суток.

15 мая Джалалдинова пытались похитить на выходе из мечети в Цумадинском районе Дагестана, однако местные жители отбили его.

20 мая жители Кенхи извинились перед Путиным за высказывания Джалалдинова о деятельности Кадырова, попросив не рассматривать его заявления как выражение их общего мнения. В письме беглец был назван "необразованным человеком", который "всю свою жизнь живет вразрез с интересами своих односельчан".

В письме выражалась уверенность, что за Джалалдиновым "стоят нечистоплотные люди, враги нашей Родины, и используют его для достижения своих грязных задач в информационных войнах против России, в частности регионов Северного Кавказа".

30 мая Джалалдинов, находившийся в Махачкале, принес извинения Кадырову. Свои критические заявления беглец назвал ошибкой. Он заверил, что не стал бы выступать с подобными репликами, если бы знал, что этим воспользуются некие провокаторы.

Вместе с извинениями Джалалдинова ГТРК "Грозный" поместила заявление богослова Абубакарова. Он выразил уверенность, что Кадыров, будучи "духовно богатым человеком", способен прощать куда более серьезные проступки, чем то, что сделал Джалалдинов.

Почти сразу после публикации сюжета Кадыров дал понять, что Джалалдинов может больше не опасаться за себя. Как следовало из записи, на такое решение в значительной степени повлияло заступничество Абубакарова, которого чеченский лидер назвал другом своего отца, бывшего президента Чечни Ахмата Кадырова.

5 ноября стало известно, что Джалалдинов вновь исчез из Кенхи. 10-го числа беглец вышел на связь с председателем комитета "Гражданское содействие" Светланой Ганнушкиной и попросил не искать его, заметив, что здоров и находится за пределами Чечни.

Джалалдинов рассказал правозащитнице, что бежал из Кенхи в ночь на 3 ноября. Он пояснил, что 2-го числа его и его жену Назират привезли в Грозный на встречу к первому замглавы МВД Апти Алаудинову. Кадыровец заявил кенхинцу, что если тот не перестанет поднимать проблемы своего аула, то его постигнет участь братьев Ямадаевых, правозащитницы Натальи Эстемировой и политика Бориса Немцова.

После встречи с Алаудиновым у Джалалдинова и его сына Магомедхабиба отобрали паспорта. Мобильник Рамазана Джалалдинова начальник Шаройского райотдела полиции Расул Аларханов выбросил в пропасть, пригрозив, что за телефоном может последовать и сам хозяин.

После этого Кенхи был взят в осаду, а по всему аулу и у дома Джалалдинова выставили посты полиции. Однако ночью Джалалдинову удалось незаметно выбраться из Кенхи, и через перевал Чентык он ушел в Дагестан.

После этого в Чечне начались поиски Джалалдинова. Дома кенхинцев обыскивали, а их хозяевам угрожали. Семью самого Джалалдинова взяли на круглосуточный контроль. Были организованы поиски и в Дагестане - в Кизляре и Махачкале. Родственникам и землякам Джалалдинова, живущим в Дагестане, звонили силовики из чеченского и дагестанского МВД, требуя приехать в Чечню на допрос. У редакции дагестанской газеты "Черновик", опубликовавшей апрельское обращение Джалалдинова к Путину, были выставлены посты наблюдения.

Джалалдинов также сообщил Ганнушкиной, что намерен потребовать от Алаудинова, чтобы тот перестал преследовать жителей Кенхи, вернул паспорта его семье и выполнил все обещания, данные Кадыровым относительно выплаты положенных кенхинцам компенсаций. Если положительной реакции не последует, добавил беглец, он публично обратится к Кадырову с просьбой восстановить его права.

16.11.2016


На Гранях.Ру

Реклама




Наши спонсоры
Выбор читателей