О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2610/ | http://mirror715.graniru.info/people/2610/

Лейла Чемурзиева

политзаключенная

32 года, жительница Назрани. Была осуждена к восьми годам общего режима с годовым ограничением свободы после отбытия срока и штрафом 200 тысяч рублей по сфабрикованному делу о нападении на силовиков. Вину не признала.

29 ноября коллегия Верховного суда Ингушетии, рассмотрев апелляционную жалобу, которую подал адвокат осужденной Магомед Гандаур-Эги, уменьшила срок Чемурзиевой до шести с половиной лет, а также отменила назначенное ей ограничение свободы после выхода из колонии.

Причиной смягчения приговора стали, как утверждается на сайте суда, "нарушения в применении норм уголовного закона". "В частности, суд первой инстанции не в полной мере учел обстоятельства, смягчающие наказание, а также не уточнил конкретные ограничения в виде дополнительного наказания", - говорится в сообщении.

Гандаур-Эги заявил "Кавказскому узлу", что принятым решением не удовлетворен и будет подавать кассационную жалобу в Верховный суд России.

Приговор Чемурзиевой вынес 11 августа Магасский райсуд Ингушетии. Подсудимую объявили виновной по части 1 статьи 318 (применение неопасного насилия к представителю власти), части 5 статьи 33 - части 2 статьи 208 (пособничество участникам незаконного вооруженного формирования), а также по статье 222 УК (незаконный оборот оружия).

Прокурор запрашивал для подсудимой 15 лет общего режима.

На свободе у Чемурзиевой остались трое несовершеннолетних детей; младший страдает онкологическим заболеванием. Муж Чемурзиевой, фамилию которого разные источники передают как Тачиев или Точиев, был убит в 2006 году федералами как предполагаемый участник "незаконного вооруженного формирования". Позже Национальный антитеррористический комитет объявил погибшего одним из командиров моджахедов.

31 октября 2015 года Чемурзиева на своей машине возвращалась из больницы, куда ездила навестить знакомую. Это подтверждается данными видеорегистраторов. Она проезжала мимо центрального крытого рынка, где в это время силовики вели перестрелку с моджахедами Ильясом Ведзижевым и Бесланом Махаури; оба исламиста в этой стычке были убиты.

К месту боя Чемурзиева не приближалась - ее машина находилась в стороне от оцепления. Тем не менее федералы обстреляли автомобиль, тяжело ранив его хозяйку. "Она чудом выжила, - отмечал Гандаур-Эги. - Переднее водительское сидение было прошито насквозь".

"Возможно, они (федералы. - Ред.) испугались, что она за рулем и в хиджабе", - высказывала предположение Залина Гуражева, сестра осужденной.

Раненую отвезли в республиканскую больницу Ингушетии и там поместили в специальную палату для арестантов. Помимо полицейских конвоиров палату охраняли также некие силовики под командованием подполковника по фамилии Самойлов. Врачу и санитарке разрешали зайти к Чемурзиевой только в крайних случаях, а адвоката и членов ОНК вплоть до 5 ноября не допускали вовсе.

При этом, подчеркивал Гандаур-Эги, дело против Чемурзиевой возбудили как раз 5 ноября и тогда же было оформлено задержание раненой. Таким образом, подчеркнул юрист, "с 31 октября по 5 ноября 2015 года она находилась под стражей безо всяких юридических оснований".

Начиная с 1 ноября Чемурзиеву в больнице неоднократно посещали не представлявшиеся ей силовики, которые требовали у нее сознаться в знакомстве с Ведзижевым и Махаури, причастности к терроризму и т. д. Визитеры применяли к раненой жестокие пытки. Ее душили, а также придавливали ей раны, так что те вновь начинали кровоточить. "Пытки сопровождались нецензурной бранью и угрозами убийства", - указывал Гандаур-Эги. В результате издевательств Чемурзиева неоднократно теряла сознание, а потревоженные послеоперационные раны причиняли ей невыносимую боль.

По фактам пыток адвокат подал заявления начальнику назрановского отдела СКР Магомеду Хаштырову и городскому прокурору Хаджиумару Пугиеву, однако уголовного дела возбуждено не было.

7 ноября судья Магасского райсуда З. Калиматова арестовала Чемурзиеву. На аресте настаивал следователь городского отдела СКР М. Арапханов. Зампрокурора Назрани М. Добриев ходатайство поддержал.

Первоначально раненой вменялось лишь нападение на силовиков. Федералы утверждали, что задержанная получила ранения, когда пыталась прорваться через полицейский кордон, наехав на машине на трех оперативников угрозыска. При этом никто из силовиков не пострадал; как заявлялось в деле, они успели отскочить.

Между тем 25 января 2016-го ингушский главк СКР, не называя фамилию арестованной, сообщил о возбуждении против нее дела о пособничестве НВФ.

Когда именно Чемурзиевой вменили статью об обороте оружия, в СМИ не уточнялось. Из пояснений Гандаура-Эги, однако, можно заключить, что это было сделано вскоре после ее ареста, около 10 ноября.

Адвокат отмечал, что машину его подзащитной тщательно досмотрели сразу после обстрела и не нашли там подозрительных предметов, а потом "были вызваны саперы и чудесным образом якобы нашли СВУ". "Если бы реально нашли СВУ, - указывал Гандаур-Эги, - то экспертизу провели бы не через шесть дней, а как обязаны были - тут же. И еще пять дней они думали, вменять ей эту статью или нет. В деле полно таких странностей".

"Все эти годы Лейла занималась лишь воспитанием своих детей-сирот", - заметил юрист. Уголовное преследование своей подзащитной и издевательства над ней он объяснил желанием силовиков избежать ответственности за необоснованный обстрел машины, в которой ехала Чемурзиева.

04.12.2016


На Гранях.Ру

Реклама

Выбор читателей