О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Подставка Верховного

Борис Соколов, 29.11.2013
Борис Соколов. Фото с сайта www.robertamsterdam.com
Борис Соколов. Фото с сайта www.robertamsterdam.com
Реклама

Название сериала "Убить Сталина", только что показанного на Первом канале, наводит вот на какие размышления. Представим себе, что в Германии сняли фильм "Убить Гитлера". Независимо от того, какое покушение будет положено в основу - бомба Штауффенберга, бомба столяра Георга Эльзера или действия какой-нибудь вымышленной диверсионной группы, советской или американской, - можно не сомневаться, что симпатии и авторов, и подавляющего большинства зрителей будут на стороне тех, кто собирался покончить с фюрером. А в Америке можно на эту тему снять постмодернистский фильм вроде "Бесславных ублюдков" Тарантино, где вопрос о симпатиях или антипатиях к персонажам просто не возникает.

Что же касается российского сериала, то здесь все предсказуемо: добрый дедушка и мудрый вождь Сталин (Анатолию Дзиваеву, наверное, уже надоело воплощать образ генсека в многочисленных фильмах последних лет), которого собираются убить злые немецкие диверсанты. И симпатии режиссера Сергея Гинзбурга (в фильме он сыграл немецкого полковника, начальника диверсионной школы) и зрителей на стороне если и не самого Сталина, то уж во всяком случае той группы чекистов, которая его защищает и (в отличие от того, что случилось у Тарантино) предотвращает покушение. У нас и власть, и большая часть населения к Сталину относятся трепетно.

А ведь если задуматься - что бы было плохого, если бы немцы Сталина на самом деле уничтожили? Преступник-то был масштаба Гитлера. И даже если бы, допустим, немцы взяли Москву и войну пришлось заканчивать американцам и англичанам в 1945 году атомной бомбардировкой Германии, нельзя сказать, что для России это было бы катастрофой. Наверное, Советский Союз тогда бы распался и коммунистический тоталитарный режим рухнул. Людей в войне мы бы потеряли меньше, и у России появился бы реальный шанс при поддержке западных союзников уже после войны обрести демократическое правление...

Но вернемся от альтернативной истории к фильму "Убить Сталина". При желании и в нем можно заметить некий постмодернистский план, в рамках которого автор намекает нам на сходство нацистского и советского режимов. Делается это с помощью киноцитат. Вспомним фильм 1975 года "Вариант "Омега", где роль советского разведчика исполнял Олег Даль. Там есть врачебное кресло, к которому сотрудники СД привязывают советских партизан и подпольщиков, чтобы пытать их с помощью медицинских инструментов. В "Убить Сталина" такое кресло тоже есть, но в застенках НКВД, и на нем точно так же, как в СД, пытают реальных или подозреваемых немецких диверсантов. Кстати, из "Варианта "Омега" в новый фильм перешла и комбинация с передачей радиограммы с магнитной ленты. Чекисты в фильме Гинзбурга по жестокости и подлости не отличаются от сотрудников германских спецслужб. А Берия, кстати, вопреки кинотрадиции последних лет дан скорее как отрицательный персонаж, интригующий против Сталина. Иосиф Виссарионович его не уважает и даже презрительно именует Наполеончиком. В общем, добрый царь и лихие бояре.

Группу чекистов в новом фильме возглавляет капитан Бережной (Александр Домогаров). Здесь цитата из самого, наверное, известного советского фильма про чекистов – "Подвиг разведчика". Там тоже есть капитан Бережной, но там это агент-провокатор СД, маскирующийся под чекиста-подпольщика. Из "Подвига разведчика" позаимствован и начальный эпизод сериала, когда германский резидент Мартин Хесс (Михаил Пореченков), пойманный чекистами и вроде бы выдавший им всю агентуру, сбегает от них во время бомбежки. В фильме Бориса Барнета точно так же сбегает немецкий резидент Штюбинг. А эпизод, когда старший лейтенант Евгений Новицкий, чтобы войти в доверие чекистам, убивает своего соратника-диверсанта, взят из советского детектива 50-х годов "Огненные вёрсты", где таким же образом поступает персонаж Владимира Кенигсона - белогвардейский полковник, маскирующийся под ветеринара. Кстати сказать, этот эпизод позволяет тем, кто помнит "Огненные версты", сразу заподозрить в Новицком германского агента.

Что же касается исторической основы фильма, то она соткана из нескольких реальных и мнимых покушений на Сталина. Авторы сериала по-своему логично отнесли попытку покушения на Сталина к осени 1941 года и приурочили ее к празднику 7 ноября. Именно в тот критический момент, когда вермахт стоял у ворот Москвы и Красная Армия казалась полностью разбитой, убийство Сталина могло привести если не к краху, то к значительному ослаблению советского сопротивления и вероятному падению Москвы. Однако на самом деле у немцев ни в 41-м, ни в 42-м не было планов убить Сталина. Гитлер надеялся на победу и рассчитывал, что ему удастся подписать с бывшим партнером мир, отдающий Германии все требуемые территории.

Впрочем, одна попытка покушения на Сталина в 1942 году была все же предпринята. 6 ноября ефрейтор 1-го зенитного полка Савелий Тимофеевич Дмитриев, находясь на Лобном месте, обстрелял из винтовки выезжавший из Кремля автомобиль "Паккард", в котором находился член Политбюро Анастас Микоян. Стрелок был тут же схвачен охраной. Поразить бронированный "Паккард" из трехлинейки было мудрено, так что Микоян и его спутники не пострадали. Следствие длилось почти восемь лет - расстреляли Дмитриева только в 1950 году. Дмитриев происходил из семьи старообрядцев и мстил за репрессированных родителей. Никаких его связей с немецкой разведкой выявлено не было. Это был типичный террорист-одиночка, надеявшийся убить либо Сталина, либо кого-нибудь из вождей помельче. Если бы он действительно был связан с немцами, наверное, его бы экипировали для покушения значительно солиднее.

Единственный раз план покушения на Сталина возник у Гитлера осенью 1943 года, когда от агента в британском посольстве в Анкаре стало известно о предстоящей встрече Сталина, Рузвельта и Черчилля в Тегеране. Собственно, это была идея покушения не только на Сталина, а на всю "большую тройку", причем устранению Рузвельта и Черчилля, возможно, придавалось даже большее значение, поскольку в случае их гибели в западных демократиях могли активизироваться сторонники сепаратного мира с Германией. Однако, как пишет в своих мемуарах Отто Скорцени, от этого плана пришлось сразу же отказаться. К тому времени германская агентура в Иране была разгромлена и не было никаких шансов перебросить туда группу диверсантов, а у этих диверсантов, в свою очередь, не было шансов близко подобраться к "большой тройке". Других же планов покушения на Сталина у немцев не возникло. Правда, бывший глава германской разведки Вальтер Шелленберг в мемуарах утверждал, будто бы он отправил в советский тыл в 1944 году двух офицеров Красной Армии, которые обещали ему совершить покушение на Сталина, поскольку один из них был знаком с механиком кремлевского гаража. Но никаких вестей об их судьбе не поступило, и Шелленберг полагал, что либо они были схвачены НКВД, либо просто растворились в массе советских граждан, не предпринимая никаких попыток организовать покушение. Не исключено, что Шелленберг выдумал эту историю, как и историю с "красной папкой", компрометировавшей Тухачевского. Но советские спецслужбы его мемуары вдохновили на историю о майоре Петре Таврине, будто бы собиравшемся убить Сталина по заданию немцев осенью 44-го. О фантастичности этой истории мне уже приходилось писать.

Между прочим, Михаил Пореченков в одном интервью признался, что прототипом его героя послужил соратник Скорцени барон Адриан фон Фелькерзам. Действительно, этот диверсант успешно действовал в советском тылу, а также в Венгрии и Арденнах вплоть до своей гибели в Восточной Пруссии в январе 45-го, но к покушению на Сталина не имел никакого отношения. Фелькерзам больше всего прославился тем, что, будучи лейтенантом спецназа абвера – полка "Бранденбург-800", - летом 1942 года во главе отряда из 60 человек предотвратил взрыв нефтяных месторождений Майкопа и уничтожение транспортной инфраструктуры города. Кстати сказать, Скорцени тоже, возможно, послужил прототипом "обер-диверсанта" Хесса. Он как раз был под Москвой в октябре–ноябре 1941 года и даже как будто видел в бинокль московские соборы. Только был тогда Скорцени не командиром эсэсовского спецназа, а скромным офицером автобата дивизии СС "Рейх".

Отмечу в заключение, что обычной у нас путаницы со знаками различия и званиями чекистов в фильме вроде бы нет, зато есть "ляпы" со званиями конкретных персонажей. Так, начальник охраны Сталина Николай Власик назван комиссаром госбезопасности 2-го ранга, хотя на самом деле он дослужился лишь до комиссара госбезопасности 3-го ранга. А Берия ходит с петлицами комиссара госбезопасности 1-го ранга, хотя на самом деле еще до войны, 30 января 1941 года, стал генеральным комиссаром госбезопасности. Герои фильма ездят на "Виллисе", которые начали поставляться в СССР по ленд-лизу только с лета 1942 года. Есть и отдельные бытовые неточности, но в целом атмосфера Москвы октября–ноября 41-го передана довольно убедительно.

Борис Соколов, 29.11.2013


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей