О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Единый заказчик

Александр Подрабинек, 21.11.2014
Александр Подрабинек. Фото: GZT.Ru
Александр Подрабинек. Фото: GZT.Ru
Реклама

На судебном процессе в Москве по делу БОРН ("Боевая организация русских националистов") свидетель Евгения Хасис дала показания о том, что деятельность этой националистической банды курировал сотрудник администрации президента России. В любой цивилизованной стране это была бы сенсация номер один, вслед за которой заговорили бы о непременной отставке высших должностных лиц и недоверии президенту. У нас же новость прошла почти незамеченной. Сообщила о ней только оппозиционная пресса, а подконтрольные властям СМИ лишь упомянули некоторые детали показаний Хасис, старательно обходя все компрометирующее главу государства.

Напомним, Евгения Хасис вместе со своим гражданским мужем Никитой Тихоновым уже осуждены за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Тихонов приговорен к пожизненному заключению, Хасис - к 18 годам лишения свободы. Месяца два назад ее доставили из мордовской колонии в Москву, и теперь она дает свидетельские показания на своих бывших товарищей по боевой организации.

Она хорошо информирована, в показаниях не путается и, по всей видимости, говорит правду. Связи с Кремлем, по ее словам, поддерживал идеологический лидер БОРНа Илья Горячев.

"Куратором Горячева из администрации стал Леонид Симунин. Горячев, как и многие, получал крошки от администрации президента, но ему захотелось большего, он захотел создавать партию. Он просил Симунина передать его желание наверх, но тот ему отказал, сказав, что руководство в этом не заинтересовано и что такая партия будет дестабилизировать обстановку в стране". Так звучит рассказ Хасис в передаче интернет-газеты "Медиазона".

Действительно, зачем властям нужна еще одна политическая партия, если тех же людей можно использовать для нелегальной экстремистской деятельности? Хасис говорит о заказах президентской администрации:

"Леонид Симунин напрямую попросил Горячева осуществить убийство сотрудника ФСБ и предложил за это денежное вознаграждение: мол, это вписывается в концепцию действий БОРН. Но Тихонов от этого предложения отказался, объяснив, что он не наемный убийца, а революционер".

Стоимость заказа, от которого отказался Тихонов, была, по словам Хасис, 5 тысяч евро. Не такие уж большие деньги за работу киллера, но можно себе представить, сколько денег прилипает к рукам посредников по дороге от заказчика до исполнителя.

"Мне известно, что из денег на молодежную политику Симунин выделял Горячеву деньги на националистическую организацию, - отвечала Хасис на вопрос о финансировании БОРН. - Мне неизвестно доподлинно, знал ли обо всем этом Сурков. Но мне известно, что Леонид Симунин, являвшийся представителем Суркова, говорил фразы вроде "я посоветовался с руководством", "руководство не рекомендовало". Мне известно все это либо со слов Тихонова, либо со слов Горячева".

Содружество власти и криминала может показаться невероятным только тем, кто свято верит в подлинность стремления власти защищать закон. Признаемся честно - таких в нынешней России мало. Большинство убеждены, что чиновники коррумпированы, что все они воры, мошенники и казнокрады. Но в то, что высшее руководство страны повязано с идеологическими маньяками и убийцами, верится немногим. В это не хочется верить.

Признать это так же трудно, как и то, что именно российские спецслужбы были причастны к террористическим актам в Москве, Буйнакске и Волгодонске осенью 1999 года. Даже когда доказательств с избытком, примерный законопослушный гражданин воспринимает их с трудом и недоверием, он уклоняется от них, он всячески отталкивается от правды, ибо если согласиться с ней, возникает необходимость что-то делать, как-то действовать. А это требует времени, сил, да и рискованно.

Причастность власти к криминальному террору не есть исключительная черта российского авторитарного режима. То же самое бывало и других странах с похожими системами государственного управления. Иногда правда об убийствах политических оппонентов всплывала на поверхность. Впрочем, имена главных заказчиков не назывались, хотя всем было понятно, кто они.

Так было в коммунистической Польше после убийства в 1984 году священника Ежи Попелушко. Его убийцы - четверо офицеров МВД во главе с полковником полиции - были найдены и осуждены. Заказчика преступления не назвали, хотя мало кто сомневался в причастности к убийству тогдашнего польского диктатора генерала Ярузельского.

Так было на Украине после убийства в 2000 году журналиста Георгия Гонгадзе. Трех офицеров департамента внешнего наблюдения и уголовной разведки МВД приговорили к длительным срокам лишения свободы, а четвертого - генерала милиции, начальника главного управления уголовного розыска МВД - к пожизненному заключению. Имя заказчика на суде названо не было, хотя многое указывало на бывшего президента Украины Леонида Кучму.

В полицейских государствах убийство становится допустимым инструментом политики. Заказчик всегда один - верхушка власти, первые лица. Исполнителями можно пожертвовать, а заказчики для закона вне досягаемости. Да и редко кто из исполнителей решится на них указывать - разве что от полной безысходности. Евгения Хасис решилась. Похоже, сонная российская Фемида ничего не услышала.

Александр Подрабинек, 21.11.2014


в блоге Блоги

Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей