О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Второе счастье президента

Александр Подрабинек, 17.05.2012
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Реклама

Говорят, к хорошему быстро привыкаешь. Хорошее у каждого свое. У Владимира Путина это власть. Хорошая, полная, ничем не ограниченная и, желательно, всеми почитаемая. С последним, особенно в последнее время, случаются заминки, но Путин это перенесет. Конечно, лучше ехать на собственную инаугурацию по красивым московским улицам, заполненным рукоплещущими гражданами, но если нет рукоплещущих, а остались только проклинающие, то сгодится проехаться в столь торжественный день и по девственно чистому и идеально пустынному городу. Все лучше, чем слышать вдогонку крики "Позор!" и "Россия без Путина!".

Совсем уж глупый человек не станет президентом даже в России, поэтому, как ни сладок идеал "только хорошее, сразу и побольше", а Путин, вероятно, понимает, что чем-то время от времени приходится жертвовать. Может быть, не только очень хорошее и не сразу, а порциями. Смирился же он с ролью второго лица на целых четыре мучительных года своей жизни!

Однако привычка - вторая натура. За четыре потерянных для своей славы года он не раз находил возможность показать городу и миру, кто в доме хозяин. Теперь, возвратившись в Кремль, он вернулся в привычную для себя роль носителя абсолютной власти. Похоже, он убежден, что абсолютная власть в его руках - это не только удовольствие для него самого, но и благо для всей России. Лакейское политическое окружение и услужливая пресса охотно поддерживают в нем эту уверенность. Он настолько вжился в образ хозяина страны, что напрочь забыл о законах, ограничивающих президентскую власть.

О том, почему Путин отказался ехать на саммит G8 в резиденции президента Обамы в Кэмп-Дэвиде, очень точно написала Юлия Латынина. Однако мало кто обратил внимание на конституционную несуразность отговорки. Ссылка на "необходимость завершить формирование кабинета министров в новом российском правительстве" не только нелепа, поскольку этим должен заниматься премьер-министр Дмитрий Медведев (которого Путин послал в США вместо себя), но и противоречит конституционным нормам о полномочиях президента. Может быть, сегодня это для многих прозвучит удивительно, но по Конституции власть президента РФ отнюдь не безгранична.

Ни в одной из четырнадцати статей Конституции, регламентирующих деятельность президента России, нет даже намека на то, что президент может руководить министерствами и федеральными службами или назначать в них по своему усмотрению чиновников и министров. Это исключительные полномочия правительства. Конституция предоставляет президенту право назначать только председателя правительства, и то с согласия Государственной думы. Назначать же и освобождать от должности федеральных министров он может только по предложению председателя правительства. (Чем, вероятно, и будет занят премьер-министр, находясь в США!) Еще Конституция разрешает президенту назначать и освобождать от должности своих полномочных представителей, высшее командование вооруженных сил, послов и федеральных судей. Вот, собственно, и все, список исчерпывающий. Так записано в главе 4 Конституции, той самой, на которой 7 мая Путин приносил свою присягу, в третий раз вступая в должность президента.

Разумеется, ничего нового в этих антиконституционных заявлениях нет. Эта глава из истории узурпации власти началась 9 марта 2004 года, когда президент Путин издал указ "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти". Тогда он разделил органы исполнительной власти на те, которыми руководит президент, и те, которыми руководит правительство. Президенту он оставил МВД, МИД, Министерство обороны, МЧС, Министерство юстиции, Службу внешней разведки, ФСБ, Федеральную службу охраны, Федеральную миграционную службу, Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков и еще 10 не столь важных федеральных служб и агентств. Всего в хозяйстве президента оказалось 20 федеральных учреждений исполнительной власти. У правительства осталось 51 учреждение. Указ грубо противоречил Конституции, но никто его не оспорил.

Мы в России свыклись с тем, что любой представитель власти, от рядового омоновца до президента страны, с легкостью и без последствий нарушает Конституцию. Свыкся с этим и Владимир Путин. Поэтому, оправдывая свое трусливое нежелание оказаться в обществе честно избранных лидеров западных стран, он пользуется предлогом не только глупым, но и отчетливо противозаконным. Может быть, на Западе к этому тоже скоро привыкнут.

Александр Подрабинек, 17.05.2012


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей