О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Бренд величия

Валерия Новодворская, 06.11.2012
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Надо Сергею Удальцову поторопиться, а то левых у нас развелось, как кикимор в болоте, могут инициативу перехватить. Надо срочно зарегистрировать бренд "Левый фронт Incorporated". Каземат, на его фоне шильонский узник Леонид Развозжаев в наручниках, Удальцов в черных очках с красным знаменем, в облаках летает Ленин в Мавзолее, а поперек картинки надпись "Партия замученных и расстрелянных". На заднем плане – город Солнца, за колючей проволокой и с вертухаями на вышках. Я намеренно не упоминаю в этом контексте Эрнста Тельмана, Карла Либкнехта, Розу Люксембург и Льва Троцкого. Похоже, они были не такие хлюпики, хоть и враги.

А от несчастных гонимых пусей я такой прыти не ожидала. То-то мы, диссиденты, были лохи и лопухи. Не догадался никто зарегистрировать бренды "Хельсинкская группа", "Хроника текущих событий" или "Русский фонд Солженицына". И – на майки, на сумки, на чашки. А адвокаты наши, святые имена, Дина Каминская, например, деньги бы считали.

Понятно, бедность проклятая пусей одолела. Так позвали бы Генри Резника или Юрия Шмидта, они с политических деньги не берут. Обратились бы к Анне Ставицкой или Каринне Москаленко. Но здесь что-то политикой и правами человека пахнуть перестало, зато резко запахло зелененькими. Если вся эта история, начиная с балаклав и храмовых плясок и кончая судом, – это коммерческая операция, то что здесь делать интеллигенции и правозащите? Нас там не стояло. Я не нанималась участвовать в создании новой торговой марки. Живите как хотите в вашем постмодернистском веке, а я по его канонам жить не собираюсь. Как бы еще попы свою долю не потребовали.

А что до страданий молодого В. (то есть "Л", у нас другой роман, не немецкий), то хватит срамиться и оправдывать предательство. Мое дело – сторона, предал ли он Удальцова и свою шайку-лейку. Но возмущает попустительство чумовой общественности, желающей обязательно явиться с повинной и всех окончательно засадить. Тот, кто оправдывает предательство и вранье, сам солжет и предаст. Даст обширные показания, как в сатире А.К. Толстого "Сон Попова". "Явились тут на нескольких листах какой-то Шмидт, два брата Шулаковы, Зерцалов, Палкин, Савич, Розенбах, Потанчиков, Гудим-Бодай-Корова... мадам Гриневич, Глазов, Рыбин, Штих, Бурдюк-Лишай и множество других". А ну как фамилий "Левого фронта" не хватит и в списках окажемся мы, правые?

Эти лживые россказни о пытках, придумываемых малодушными арестантами типа Дмитрия Дудко или Красина с Якиром, с презрением отвергались диссидентами. Покажи вырванные ногти или замолчи на эту тему. А угрожать чекисты любят и умеют. Хоть бы "Архипелаг" прочли левые товарищи. Или Солженицын для них слишком правый? Если Удальцова посадят, он будет этим обязан не только Путину, но и Леониду, отнюдь не спартанцу. У нас нет, увы, грузинского закона: засчитываются только показания на суде, если они противоречат тому, что сказано на следствии. Что выберут наши следователи из развозжаевского ассортимента, нетрудно угадать. Удальцов сам не трус, но где он набрал к себе в организацию такое барахло? И посмотрите на место Развозжаева в вашем любимом координационном списке.

Нам, хомякам, в качестве руководителей не нужны скунсы. От них такое амбре! И если Развозжаев будет утверждать, что в Лефортове есть дыба и раскаленные клещи, не верьте ему, наивные души с белыми ленточками. Мы с Александром Подрабинеком там были, в отличие от вас. Это как с психотронным оружием. На Сахарова воздействовать не пытались, а на психа-обывателя каждый день направляют лучи X,Y и Z, непонятно зачем. Нельзя так срамиться, милейшая оппозиция. Разведитесь с развозжаевыми, бондариками, с красными фронтовиками или ищите другое занятие и не мешайте немногочисленным серьезным людям бороться за вашу свободу, если сами не умеете. А сами сидите лучше дома и играйте в свои компьютерные игры, имитируя выборы. На бульварах холодно, песок в песочницах скоро замерзнет, так что с совочком и формочками к нему не сунешься. Правда, Сергей Удальцов вам обязательно предложит не уходить с очередной площади и поселиться в сугробе, но здесь вы рискуете уподобиться тотемным медведям: они тоже до весны в берлоги залегли. Нельзя же вечно сидеть на граблях.

Видала я, конечно, массы с задержкой умственного и политического развития, и дебильную власть, от Хрущева до раннего Горби, еще доперестроечного, но сейчас, по-моему, идет соцсоревнование Кремля и оппозиции: кто больше глупостей наделает. Тупые омоновцы по приказу тупого начальства стерегут от тупых лимоновцев злополучную Триумфальную площадь. А нацболам надо или программу менять вместе с личным составом и руководителем, или перестать туда таскаться. Потому что все помнят, как, срывая съезд "Демвыбора России", лимоновцы "ратовали" за свободу собраний, пока их Александр Осовцов головками в снег не обмакнул. Те, кто борется за свободу исключительно своих собраний, не заслуживают общественного участия. Особенно если они выходят за рамки западных ценностей, а других ценностей просто нет, другие не стоят ни гроша.

И ведь всем ясно, почему Алексей Навальный скоропостижно заболел. Не хотелось срамиться на этом самом марше, что хорошо. Значит, понял все-таки наш Алеша Попович, что нельзя туда таскаться. Ура. Но почему не сказать открыто: "Пойдите к черту!", - а сказываться больным? Чтобы нацисты не обиделись? Это забота об электорате или о спасении страны, которую надо просвещать?

Я думаю, что все это объясняется советским прошлым нашей оппозиции, даже если ей сейчас 20–25 лет. Ведь коммунисты 70 с лишним лет были весьма престижной силой, обеспечивающей карьеру. И отцы, и деды нынешнего поколения заучивали наизусть славные дела большевиков. Они были родные, близкие, свои. И только часть диссидентов или наши жертвы из колоний считали их преступниками и отказывались стоять рядом. Нацисты же были вне закона, но за годы перестройки, начиная с августа 1991-го, чекисты нашли себе идеологию в самом животном, примитивном изоляционизме, ксенофобии и прочих радостях мелких и пустых душ. И эту идеологию они успели привить дикому, безграмотному обществу. А из нутра наших лузеров и полезло: "Мы самые-распросамые...". И заквакали, и захрюкали. "О, что за блаженство быть ослом, таких длинноухих сыном! Со всех бы крыш кричать о том: рожден я в роде ослином. Я есмь осел, из самых ослов, и всею душою и телом держусь я старых ослиных основ и всей ослятины в целом". Это выступление Генриха Гейне на следующем марше миллионов. А Кремль давно взял себе эту формулу за слоган.

Валерия Новодворская, 06.11.2012

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей