О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Наследовательно существует

Илья Мильштейн, 24.09.2014
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Это трудный вопрос, но задают его постоянно, чуть ли не в каждом интервью, и со временем у собеседника оттачиваются ответы. Михаил Ходорковский не считает Владимира Путина своим врагом. Он не испытывает ненависти к президенту. Кроме того, они, бывший узник и главный его тюремщик, "убеждены, что Россия должна быть сильной страной. И для Путина, и для меня территориальная целостность страны имеет высший приоритет. Суверенитет России не обсуждается".

Раньше, в декабре прошлого года, когда Михаил Борисович только вышел на волю, навыка еще не было, и он ошарашенно молчал несколько секунд, когда Ксения Собчак его спрашивала: "Вы сможете простить Путина?" Помедлив, отвечал двусмысленно: "Ну, если ему нужно..."

Имелось в виду, что ему не нужно, но это как раз публику мало интересовало. Интересно было, что скажет Ходорковский. И он подыскивал слова.

Как и в недавней беседе с корреспондентом "Шпигеля", откуда мы узнали о высших приоритетах, связывающих президента и бывшего владельца ЮКОСа. Впрочем, основное содержание этого интервью и других, включая данные "Монд" и "Ведомостям", к этой теме не сводится. Речь прежде всего идет о том, что Ходорковский возвращается в политику, откуда он, правда, никогда и не уходил. Михаил Борисович сообщает, что он, хоть и без особой охоты, готов подхватить знамя, выпавшее из ослабевших рук Владимира Владимировича. Когда тот окончательно доведет страну до ручки.

Конечно, о сроках и обстоятельствах его ухода сегодня остается только гадать, и догадки эти слегка комичны. Однако с немалой долей вероятности можно предположить, что миллионы россиян будут Путина оплакивать и культ его личности придется преодолевать долго. Все-таки он, хорошо обученный в секретной школе, подобрал ключик к душе народной и основательно вербанул целую страну. Возвращение к ленинским, грубо говоря, нормам будет мучительным.

В этом смысле многие высказывания Ходорковского следует признать чрезвычайно грамотными. Вне зависимости от того, прельщает его политическая карьера или нет. Отойдет ли Владимир Владимирович в отставку при нашей жизни или переживет нас всех, простых смертных, включая и Михаила Борисовича.

Собственно, инвестировать в политику свои идеи Ходорковский начал, еще когда находился в заключении. Когда писал и публиковал "Левый поворот" - текст отчасти покаянный, отчасти популистский, за что подвергался либеральной критике и карам со стороны тюремного начальства. Сегодня покаянная нота в речах экс-олигарха звучит вновь, когда он говорит о несправедливости залоговых аукционов в ельцинскую эпоху и напоминает о том, что предлагал Путину "произвести доплату за приватизацию". А тот сказал: "Сейчас не время". Ну и по-прежнему Михаил Борисович готов с оружием в руках отстаивать целостность России, поскольку у нас тут "не Чехословакия, и отделение от России автономий для русских, которые проживают на этих территориях, это большая кровь". Хотя русских на той территории, за которую он готов сражаться, уже не осталось ни одного.

Что в сухом остатке? Ходорковский в этих нынешних интервью и более ранних текстах подает себя в качестве патриота-государственника, иногда с патерналистским уклоном, сторонника России великой, сильной, целостной, суверенной. Такого, как Путин, но без чекистских изысков и без коррупции, что при нынешнем президенте стало явлением государствообразующим. "В 2003 году... я еще считал, что коррупция - проблема отдельных чиновников, - рассказывает он корреспонденту "Шпигеля". - Лишь позднее я понял, что для Путина она является решающим инструментом управления. Эту систему надо сломать".

То есть у него с президентом чисто стилистические разногласия, как у писателя Синявского с советской властью. Ходорковский считает, что власть должна действовать по закону, а миллиардерам следует самостоятельно, по доброй воле пересмотреть итоги приватизации. Доктрина Путина сводится к тому, чтобы держать крупный бизнес за горло и раскулачивать в случае необходимости. Михаил Борисович описывает этот конфликт интересов простыми доходчивыми словами, и тут с ним нельзя не согласиться.

Как и по поводу событий на Украине. Плата за Крым, по Ходорковскому, связана не только с санкциями и тотальным одиночеством России. "Важнее, что мы потеряли возможность восстановления единства между русским и украинским народами... И вот мы берем и ради куска земли теряем возможность любой формы объединения еще с 40 млн братьев. Вот стоят 40 млн человек куска земли?" Вопрос чисто риторический, и когда Россия оплачет Путина и, все еще всхлипывая и утирая слезы, оглянется окрест в поисках сочувствия и понимания, ответ ее изумит. Выяснится, что после Владимира Владимировича жизни практически нет, а есть только огромный кусок земли, окруженный врагами, и куда ни глянь - всюду анклавы и враги, враги и анклавы...

Будут ли речи Ходорковского убедительны для осиротевшего путинского большинства? Звучат ли они так уже сегодня? Это тоже трудные всё вопросы, и отвечать на них ничуть не легче, чем экс-олигарху про Путина, которого он как бы простил, если тот не возражает. В одном совсем уж давнем тюремном интервью Михаил Борисович назвал себя "хорошим антикризисным менеджером", и это правда. А кризис уже наступил, и нельзя сказать, что в борьбе с ним, закрывая "Макдональдсы", изничтожая пармезан, изгоняя иностранный капитал из российских СМИ и пугая отключением интернета, власть осуществляет эффективный менеджмент. Скорее она с кризисом кооперируется, помогая врагам обанкротить Россию, и те уже пугаются, упираются и подумывают о частичной отмене санкций, чтобы им на голову не обвалилась большая страна. Короче, в иные минуты Ходорковского очень не хватает. Он востребован.

Так что если пофантазировать, то грядущее возвращение МБХ и его обещанное участие в распутинизации РФ можно было бы только приветствовать. Не исключено также, что среди разнообразных сценариев развития послепутинской России, то есть прихода к власти совсем уж отмороженных леваков или фашистов, вариант с Ходорковским вообще самый лучший. Совершенно фантастический и немыслимый, по грехам нашим, но ежели вспомнить о цикличности российской истории, то ведь и не такое случалось.

И это только поначалу будет шокировать россиян: Ходорковский - и вдруг президент. Потом привыкнут. Как-никак сторонник левого поворота, а еще, подобно ушедшему государю, патриот, государственник, враг коррупции, простивший любимого в народе Путина, который не зря же его помиловал. Может, тоже простил. Может, в преемники намечал, чтобы сберечь Россию.

Илья Мильштейн, 24.09.2014


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей