О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Прискорбное бесчувствие

Илья Мильштейн, 01.09.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Есть такая игра - "Разубеди путиноида", в которую условный интеллигент, взволнованно тряся бороденкой, играет с безусловным патриотом в течение последних 15 лет. Разубедить невозможно, ибо на все обвинения, подозрения, упреки заготовлены непрошибаемые контраргументы и вообще Путин всегда прав. Это стена железобетонная, с колючкой по диаметру и минными полями на подступах, постоянно разрастающаяся в ширину и ввысь, и пресловутые 87% всенародной поддержки еще далеко не предел.

Взрывы домов? Да как вы смеете. Рязанский сахар? Темная история, но Путин не знал. "Она утонула?" Ну да, утонула, а что? ОРТ, НТВ, Ходорковский? Олигархов надо мочить. Якунин, Сечин, Ротенберги, Тимченко? И этих надо мочить, но потом, Путину виднее. Война в Грузии? Это чтобы фашист Саакашвили не вступил в НАТО. Нечестные выборы? А когда они были честными, к тому же эти, с белыми лентами, агенты Госдепа. Запретительные законы? Сирот сами воспитаем, а геев надо лечить или сажать. Война с Украиной? Крымнаш, да и Украина тоже, если разобраться. Санкции? Обойдемся без пармезана и "макдональдсов", будем жрать отечественное.

Теракты в этом списке утрат и благодеяний, равно и тема второй чеченской войны, никак особо не выделяются. Собственно, тема ушла и не обсуждается в обществе, а все ответы уже получены в прошлом, и дал их лично Владимир Владимирович. Россия выстояла, сообщил он, и о том, что террористы понимают только язык силы, переговариваться с ними не о чем, а надо уничтожать, тоже сказал Путин, и россияне в целом сочли ответ правильным. И только изредка, во дни круглых годовщин, сомнений и тягостных раздумий, когда оживают в памяти и на телеэкране картины одна чернее другой, страна поневоле вспоминает о жертвах войны и террора. С чувством скорби, которое все глуше с каждым годом, и чувством отчаянья, которое все легче преодолеть.

Вот как сегодня.

Главное, про это событие, захват школы в Беслане с последующим "освобождением" заложников, ныне известно практически все. О том, как Аушев спасал детей, и о том, как за несколько часов до возможного приезда Масхадова был отдан приказ об имитации "случайного штурма". О том, как 3 сентября в 13.03 по террористам и заложникам, находившимся в спортзале, с крыши пятиэтажки выстрелили из гранатомета, а через 22 секунды с крыши другого дома в спортзал полетела осколочно-фугасная граната - и начался ад. О том, как уничтожались улики после трагедии, и чем занималась "комиссия Торшина", и как судили Нурпашу Кулаева, и что говорили в суде матери погибших детей. Все это давно опубликовано на полузабытом сайте, про который непременно вспомнят в эти дни, чтобы снова забыть. До следующей круглой даты.

Будут звучать и оправдания, которых мы уже наслушались за эти десять лет. Про отморозков, с которыми иначе нельзя, словно они явились из ниоткуда и вообще чеченская война началась 1 сентября 2004 года. Про Масхадова, который сам и организовал теракт, словно эта ложь подкреплена хоть какими-то доказательствами. Про "язык силы", снова и снова, словно мировая практика борьбы с терроризмом не знает иных способов противодействия кроме как шарахнуть из огнемета по детям. Ну и про тех, кто и десять лет спустя все еще задает свои безнадежные вопросы, явно подсказанные врагами Отечества, русофобами из отдела российских геополитических катастроф ЦРУ США. Будет звучать эта старая песня: музыка народная, слова Путина В.В.

Есть игра "Разубеди путиноида", и ты в ней всегда проиграешь, потому что это игра без правил и оппонент в ней противоборствует не с тобой, а со своими страхами. Поэтому он просчитывает варианты задолго до начала игры и точно знает, что любые преступления власти лучше оправдывать, чем осуждать, а если вдруг, отказавшись от затверженных ответов, углубиться во всякие запретные темы, то и жить не захочешь. Если попробовать хотя бы самому себе объяснить, какой он там был на вкус, рязанский сахар, и зачем нужны были все эти войны, включая нынешнюю, и почему в России надо было чуть ли не всю прессу низводить до уровня собирательной скойбеды, и отчего сироты должны умирать в детдомах им. Астахова, и кто пропустил террористов в Беслан, то ведь неизбежно придешь к выводу, что главный враг народа - власть российская. Никем не избранная, как в прежние времена, или избранная всенародно, как теперь, и это печальней всего.

А с другой стороны, если самому в ней не участвовать, в этой игре, но следить за ней со стороны холодноватым взором эстета, то нельзя не заметить поразительной слаженности сюжета и достоверности образа главного персонажа. Вот вам взрывы домов, вот "Курск", вот война чеченская, война грузинская, война украинская, политические суды, законодательный беспредел, а вот вам Беслан. И что вы хотите от персонажа? Как он, по-вашему, должен был действовать в предлагаемых обстоятельствах?

Только так и мог. Вялые переговоры. Судорожные поиски выхода, потому что на Кавказе нельзя освобождать заложников как в Москве, - и случайный штурм как единственно возможный сценарий, найденный в ходе мозгового штурма в штабе по спасению заложников и одобренный в Кремле, политическое решение, счастливая находка... И многолетнее вранье, соединенное с бесконечным лицемерием и демагогией, жестокое и глубоко осмысленное вранье, и забвение как главная цель. Однако проходит пять лет, десять лет, эти проклятые круглые даты возобновляют трагедию, и страна как бы пробуждается от сна, чтобы наяву увидеть кошмар, и так будет всегда, и через сто лет тоже, и я не уверен, что игра, о которой сказано выше, всегда будет игрой в поддавки.

Очнется же когда-нибудь от морока завербованная наша страна, и вовсе не факт, что это случится нескоро. Откроются архивы, заговорят свидетели из спецслужб, а если пожелают и дальше отмалчиваться, то им помогут вспомнить. Ужаснутся люди, понемногу выздоравливая от психического расстройства, которое будет обозначено в историях болезни как путиноидность, смесь отупения, жестокости и страха. Прозреют и проклянут.

Илья Мильштейн, 01.09.2014


Loading...
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей