О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror698.graniru.info/opinion/milshtein/m.231768.html

статья Инвалид Вовы

Илья Мильштейн, 05.08.2014
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Три с половиной года назад Геннадий Тимченко выиграл суд, который по праву можно назвать историческим. Тогдашний совладелец Gunvor вчинил иск Немцову и Милову, авторам брошюры "Путин. Итоги. 10 лет", требуя опровергнуть некоторые оскорбившие его фразы. Соавторы, в частности, утверждали, будто "старые друзья Путина, которые до его прихода к власти были никем, - Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук, братья Ротенберги - превратились в долларовых миллиардеров", и эта голословная инвектива задела совладельца. Получалось, по словам истца, что его обозвали "никчемным человеком" или даже "ничтожеством", а ведь он - личность. С миллиардами или без них. Суд вступился за униженного.

Эта история вспоминается теперь, когда один из самых молчаливых друзей Путина дал многостраничное интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС Андрею Ванденко. Беседа уже растаскана на цитаты, и далеко не все комменты пригодны для тиражирования, но общественный настрой выражен именно в таких оценках. Мол, Тимченко гневно заклеймил в этой беседе спецслужбы США и выразил солидарность с борющимся Владимиром Владимировичем, и потому жалок.

Получается, Немцов с Миловым были правы. Российский миллиардер, даже еще не раскулаченный как следует, только запертый в границах РФ, являет собой вид плачевный. Кто был никем, так никем и остался.

Думаю, общественность глубоко заблуждается. Во-первых, столичный Замоскворецкий суд, изучавший иск Тимченко, не мог ошибиться. Во-вторых, если глубоко вчитаться в текст интервью, то картина складывается совершенно иная. Можно сказать, трагическая. Это крик о помощи, обращенный к старому другу, о чем свидетельствуют и самые главные слова, вынесенные в заголовок: "За все в жизни надо платить. И за знакомство с руководством страны тоже".

В ходе беседы Геннадий Николаевич подробно рассказывает о том, как ему пришлось расплатиться.

Он отрезан от семьи, которая "отправилась на лето на юг Франции, где мы традиционно отдыхаем каждый год". Разлучен с любимой собакой, лабрадором Роми, дочерью легендарной путинской Кони от первого брака. Перестал пользоваться кредитками Visa и MasterCard, перешел на китайские... А в будущем, если посчастливится еще пересечь границу, "придется, как прежде, возить с собой кошелек с наличными". Банку "Россия", одним из акционеров которого является Тимченко, запрещено кредитоваться на Западе. Самолет его больше не летает: "компания Gulfstream перестала выполнять договорные обязательства". Из "Южного потока" пришлось уйти, из авиационного бизнеса тоже, еще раньше - из Gunvor. Вообще "в Европе у меня почти не осталось значительных проектов".

Все это Геннадий Тимченко потерял в ходе российско-украинского кризиса и широкого развертывания спецоперации "Крымнаш". Кроме того, он опасается провокаций со стороны ЦРУ, даже в Европе, почему и не выезжает. И когда корреспондент прямо спрашивает миллиардера, готов ли он вместе с другими репрессированными олигархами пойти в Кремль и просить Путина "смягчить позицию по Украине", тот отвечает вроде бы резко и однозначно: "Владимир Владимирович в любой ситуации руководствуется интересами России. Точка". Против интересов России Геннадий Николаевич не бунтует.

Между тем вся беседа, весь список утрат, предъявленный Тимченко читателям и старому другу, свидетельствует о другом. О душевных и финансовых муках, какие приходится терпеть гражданину Финляндии в московском заточении. О величии души скитальца, который готов "завтра же" передать бесчисленные свои миллиарды родному государству, и уже обсуждал эту тему с женой. Да и пропади они пропадом, эти миллиарды, если и Женева, и Лондон, и Париж остались там, в прошлой невозвратной жизни! А между строк, но с предельной ясностью главный адресат этого интервью читает: зачем же ты нам, своим старым друзьям, жизнь поломал, Володя? Кому помешали наши поместья на Западе, подземные корты, самолеты, кредитки, дети, собаки? "Внутренне готов жить под санкциями", - добавляет Тимченко, из глубины взывая, и это невозможно читать без слез.

Хотя замысел, наверное, был другой. В немецкой прессе, которую, по слухам, Путин изучает каждый день, со ссылкой на BND пишут о расколе среди приближенных к президенту элит. О том, что силовикам, поддерживающим жесткий курс Владимира Владимировича, противостоят обеспокоенные санкциями олигархи, - и вот знаменитого молчальника попросили опровергнуть эту постыдную ложь.

Он и опроверг, как велено было. "Мы все вытерпим и найдем выход из ситуации", - сказал Тимченко, и в одной этой фразе, в одном словечке "вытерпим" сконцентрировалось столько отчаянной правды о нынешнем его состоянии безвыходности, что можно не сомневаться: элиты расколоты. Однако силы неравны, возвращаться в цивилизованный мир Путин не может и не хочет, и миллиардер пока лишь предъявляет ему скорбный перечень потерянного. Свои "Итоги", которые еще страшней немцовских. А о чем они на самом деле думают, "два еврея и хохол", как с издевкой рассказывал о них гарант всех богатств и угодий, мы можем лишь догадываться. Хотя и не рискуя ошибиться.

В сущности, Тимченко сегодня - это живое воплощение действенности западных санкций против друзей Путина. Попавший под раздачу одним из первых, он страдает давно и весьма показательно, и в интервью это прорывается многократно, но более всего - в самом конце. Когда Ванденко спрашивает его о том, чего не хватает для полного счастья. "Многое отдал бы за полную личную свободу... - сообщает Геннадий Николаевич. - При этом остаюсь оптимистом по натуре. Верю: все устаканится, образуется. Я умею прощать". Но здесь он, великодушный человек, наверное, ошибается. Едва ли все устаканится. И вряд ли он простит.

Илья Мильштейн, 05.08.2014


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей