О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror709.graniru.info/opinion/milshtein/m.231581.html

статья Даю остановку

Илья Мильштейн, 30.07.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Молящая интонация в политологическом тексте - явление уникальное. Жанр к тому не располагает, и в статьях, подписанных экспертами, преобладают осторожность, сухость, взвешенность. Конечно, бывает, что политологи ударяются в публицистику, но тогда, с высоты своего всезнания, они обрушивают на оппонентов и читателей потоки гнева и сарказма. Интеллектуал, в отличие от интеллигента, существо слишком самодостаточное, чтобы впадать в отчаянье и обращаться к власти с мольбой.

Журналист в этом смысле человек более свободный. Скажем, Андрей Колесников, который тысячу раз Путина видел, публикует вот такой поразительный текст. Владимир Владимирович, по его мнению, потому допустил передачу "черных ящиков" с погибшего "Боинга" в руки врагов, что он хочет узнать всю правду о трагедии. И если выяснится, что самолет сбили так называемые ополченцы, то "Владимир Путин откажется от них". Ибо "ни за что погибшие дети, и взрослые тоже, и старики - это тем не менее для него красная линия, за которую он не может переступить... Нет, этот грех он на душу не возьмет. Оно того не стоит".

Понятное дело, читая такое, сразу рисуешь себе очень достоверный образ Путина-гуманиста. Кто же не знает его детскую доверчивость по отношению к западным специалистам, тем более британским, которые будут исследовать данные бортовых самописцев. Да, и про Беслан вспоминаешь тоже. Однако не спешите осуждать журналиста. Если предположить, что он уговаривает или даже упрашивает президента слить наконец эту несчастную Новороссию ("оно того не стоит"!), то все становится на свои места. С головы на ноги.

Другой вопрос, сколь эффективны эти мольбы, наставления и призывы. Можно ведь тысячу раз встречаться с человеком - и ни на грош в нем не разобраться. Бывают такие персонажи и такие наблюдатели.

"Вы же хотите узнать правду? - как бы спрашивает Владимира Владимировича Андрей Иванович. - А если узнаете, то перестанете воевать со всем миром? Вы же не зверь и не возьмете греха на душу, дорогой вы наш, милый, неповторимый, единственный?" И если вы, читатель, слушая Колесникова, не захнычете или как минимум не прослезитесь, то скажу со всей откровенностью: нет у вас ни души, ни сердца. Жестокий вы и злой человек.

Короче, из этой публикации мы узнаем, какие настроения в эпоху санкций владеют частью прикремленных, но на свой лад вменяемых журналистов. Случай Сергея Караганова говорит совсем о другом. О том, какими чувствами охвачено прикремленное экспертное сообщество и отдельные приближенные к телу интеллектуалы.

Это особь статья. Имею в виду статью Караганова под кричащим заголовком "Избежать Афганистана-2". Как и текст Колесникова, она обращена прямо туда, наверх, лично в руки.

Начинает автор издалека.

Первый этап кризиса Россия выиграла. Версальской политике Запада "в бархатных перчатках" Родина противопоставила победу в Крыму. Присоединение Крыма - большой успех. Заодно, кстати, Путин серьезно подлечил у россиян веймарский синдром. А веймарский синдром, скажем от себя, это болезнь тяжелая, зафиксированы и летальные исходы. Однако подлечились, и это всех нас не может не радовать.

"Но где-то с мая, - пишет далее Караганов, - у меня начала нарастать тревога по поводу того, что плодами победы Россия не воспользуется, что "вырвет поражение из рук победы". Главная беда, считает автор, в том, что американцы, заманивая Путина на Украину, мечтают устроить Кремлю второй Афганистан. Известно же, что это Пентагон с Госдепом заставили Брежнева вводить войска в соседнюю страну, чтобы потом опозорить. А еще они не летали на Луну и взорвали башни. Вот и теперь "трагедию, связанную с уничтожением Boeing, геополитические конкуренты будут использовать по полной".

Делясь своими тревогами с гарантом, Караганов рассматривает четыре варианта возможного развития событий.
1. Перестройка по Горбачеву, с выводом войск, "слив в духе 1991 г. под лозунгами "еще более нового политического мышления". Не дай бог, конечно.
2. "Статус-кво". То есть "де-факто поддержка вялотекущего конфликта на Украине", что чревато сползанием в большую войну.
3. "Собственно Афганистан-2. Эскалация конфликта, массированный ввод войск в надежде поставить Киев на колени и (или) расколоть Украину. Думаю, что вариант столь опасен, что попросту неприемлем".
4. Самый разумный, по Караганову, ход в нынешней ситуации. "Зарегистрировать победу... На Украину надо продолжать давить, но преимущественно экономико-политическими способами, вскрывая неизбежные массовые нарушения прав человека. Украина должна учиться жить на свои, без субсидий и поблажек. Посмотрим, что у Киева и его нынешних хозяев получится".

В переводе с экспертного на русский это означает, что Караганов просит, заклинает и умоляет Путина вывести боевиков из Донбасса. Вывести и наградить: "бесстрашные повстанцы, которые боролись за свои права на Украине, должны быть приняты в России как герои". Впрочем, грядущая судьба витязей не слишком волнует политолога, и отношение к ним, совершенно определенное, он высказывает в другом абзаце. Там, где пишет, что "провозглашение лозунга "Россия не Европа" не только отвергает ключевые для России постпетровские три столетия, но и по сути означает, что Орда все-таки одержала верх".

Караганов возвышает свой голос против победы Орды над цивилизацией, что опять-таки в переводе на русский читается вполне однозначно. Давайте эвакуируем наши орды с Украины и понемногу начнем снова сближаться с Западом, на горе коварным американцам. Скушали Крым - и хватит, обжорство вредно для желудка. Не надо нам в Кабул, товарищ главнокомандующий. Завязывайте с веймарским синдромом.

Что тут скажешь? В сравнении с Колесниковым Караганов - человек весьма и весьма искушенный и осведомленный. Читающий в сердцах полковников КГБ, как в раскрытой книге, ибо отчасти и сам такой, и умеющий, всегда к месту и со значительным лицом, употреблять разные государствообразующие мантры . И если Колесников простодушно стремится доказать Путину, что тот совестливый и добрый, то Караганов грамотно взывает к уму и патриотизму президента. Не без оснований предполагая, что глава государства не может не понимать, в какую яму загнал свою страну, но и подстилая августейшему собеседнику спасительной соломки: не попадемся, дескать, в ловушку, расставленную Обамой. Сами, отказавшись воевать с Украиной, загоним их в западню.

Вообще говоря, это хорошая новость. Если прикремленные и пригэбленные заговорили о совестливом Путине и о европейских ценностях, то, значит, не все потеряно. Значит, рядом с Путиным или на близком, но безопасном расстоянии от президента находятся люди, которые предостерегают его от новых безумств. Кто к погибшим детям апеллирует, кто к патриотизму, но все они пытаются в эпоху новой холодной войны удержать Россию и мир от сползания в войну горячую.

Однако имеется и плохая новость, даже совсем скверная. Путин еще ничего не решил, и среди сценариев, которые он в эти дни и часы обдумывает, имеются и другие. Сильно отличающиеся от тех, к которым склоняют его давно знакомые журналисты и яйцеголовые из интеллектуальной обслуги. Сценарии самые брутальные, способные ужаснуть все человечество, а не только отдельных завсегдатаев Кремля. Сценарии, весьма близкие ему по духу. Мы об этом только догадываемся, а причастные к тайнам знают наверняка, оттого и слышна эта удивительная нота в их голосах, и возникает этот небывалый сюжет.

Политология в жанре челобитной. Просьба остановиться, пока не поздно. Мольба.

Илья Мильштейн, 30.07.2014


в блоге Блоги

Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей