О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror697.graniru.info/opinion/milshtein/m.216375.html

статья Омбудсменское соглашение

Илья Мильштейн, 03.07.2013
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Самое любопытное, что год назад, вступая в должность уполномоченного по защите прав предпринимателей, Борис Титов называл именно эту цифру: тринадцать тысяч. Роковую, несчастливую, обнадеживающую. Его тогда с ходу спросили про Ходорковского, и Борис Юрьевич не затруднился с ответом. Он сказал, что попросит Путина амнистировать бывшего главу "ЮКОСа" вместе с другими 13 000 бизнесменов, осужденных за экономические преступления. В целях улучшения инвестиционного климата в стране, как выразился омбудсмен.

Правда, уже пару часов спустя он эту свою позицию внезапно подкорректировал. В том смысле, что узники должны выходить поэтапно: сперва экспертиза в центре общественных процедур "Бизнес против коррупции", потом защита прав, а там, глядишь, и Владимир Владимирович заинтересуется судьбой приговоренных. Складывалось впечатление, что в Кремле прочитали интервью Титова и весьма оперативно растолковали уполномоченному, в чем он не прав. Употребляя при этом слова "инвестиционный климат", "Ходорковский" и разные другие.

С тех пор про Бориса Юрьевича год без малого почти ничего не было слышно. Он выступал еще реже, чем другие официальные правозащитники – Лукин, Федотов, Астахов, Нухажиев. Казалось, Титов так и прослужит до конца своих сроков, оставаясь молчаливым символом полнейшего бесправия российского бизнеса в столкновении с государством. Собственно, его и винить было не в чем, ибо какая же амнистия возможна при Путине, физически неспособном прощать и жалеть. Разве что в том следовало винить омбудсмена, что он согласился занять бессмысленный пост.

Ситуация изменилась в мае, когда Титов представил свой проект амнистии для бизнесменов, столь обширный, что в нем нашлось место и для Ходорковского с Лебедевым. Это было сенсацией, которую с учетом известных обстоятельств хотелось оценить однозначно: уполномоченному дали отмашку в Кремле. Оценка сильно поколебалась, когда Путин отверг проект, назвав его сырым, но чудеса на этом не кончились. Неделю назад президент внес в Думу свой проект помиловки. Вчера милосердная Дума в течение суток приняла его в трех чтениях. Согласно этому документу, на свободу выйдут от пяти до тринадцати тысяч человек.

Понятное дело, среди них не будет ни Ходорковского, ни Лебедева, чтобы не разводить сырость, и трудно не согласиться с Алексеем Кудриным, который заявил на днях, что амнистия не оправдала ожиданий. Другой вопрос: а кто вообще ожидал, что это произойдет? Кто надеялся, что Путин, который два с лишним срока отсидел, никого не помиловав, вдруг настолько смягчится сердцем, что тысячи людей обретут свободу?

О том, как Борису Титову удалось добиться этой немыслимой амнистии, мы можем только гадать. В большом интервью "Коммерсанту" омбудсмен высказывается с предельной осторожностью, словно боясь спугнуть удачу. Он хвалит президента за "смелый шаг", сделанный якобы наперекор общественному мнению, хотя даже из тех цифр, которые приводит Титов (36% против), можно понять, что большинство россиян против амнистии не возражало. Рукоплещет окружению Путина, в котором за освобождение зеков выступило "абсолютное большинство". Снова, как год назад, но уже с чувством исполненного долга сообщает, что помиловка – "положительный сигнал для западников". И очень грамотно отвечает на вопрос про самого главного узника: "Мы не затачивали амнистию под конкретную фамилию".

Должно быть, так они Путина вместе и уговаривали – недобитые гуманисты из команды президента и уполномоченный Титов. С одной стороны, смелый шаг, да и вообще, Владимир Владимирович, про вас тут клеветники тринадцать лет подряд говорят, что вы недобрый, давайте вмажем клеветникам. С другой стороны, бог с ним, с Ходорковским, пусть сидит, раз уж вы так желаете. Вот и юридические заключения по делу "ЮКОСа" у Титова вышли такие, знаете, противоречивые, что пришлось заказывать третью экспертизу. Да, и Навального если даже и амнистируют по второму делу, то посадят по первому. Так что вносите проект, добрый вы наш, гуманный и человечный. Не пожалеете.

Заметно было также, что свое историческое решение Владимир Владимирович принимал, что называется, с тяжелым сердцем. В мае, выступая в Воронеже, он даже фальшивомонетчиков вспомнил, доказывая собравшимся, что достойных его милости немного. Однако льстецы не отступали и уговорили-таки Путина. И поразительней всего, что первым освободителем среди правозащитников стал Титов.

Вне всякого сомнения, он достоин благодарности. И тут надо признать, что в бесконечной дискуссии о людях, сотрудничающих с властью, у сторонников теории малых дел впервые за долгие годы появился весомый аргумент. Шутка ли, тринадцать тысяч, а прибавить к ним еще родных и близких, к которым вернутся из лагерей и тюрем помилованные Путиным, – цифра получается весьма внушительная. И разве, если уж на то пошло, счастье сотен тысяч не ближе нам пустого счастья ста?..

Только вот Ходорковский сидит. И Лебедев. И Пичугин. И Навального судят. И жертвы "Болотного дела" маются в СИЗО - но кто теперь упрекнет действующую власть в абсолютной бесчеловечности? Весы колеблются, и длится бесконечный спор – о цели и средствах, о сервильности и совести, о малых победах и масштабных поражениях. Собственно, потому он и бесконечен, этот спор, что безнадежен. Одни садятся, другие выходят, и дискуссиям нет конца.

Илья Мильштейн, 03.07.2013


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей