О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Педофобский скандал

Илья Мильштейн, 18.12.2012
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Новости бывают разные. Хорошие и дурные, обнадеживающие и устрашающие. А еще – непостижимые. И сколько ни напрягайся, вчитываясь в текст, все равно ничего не поймешь.

Вот недавно промелькнуло в новостных лентах: следователи не могут найти квартиру подозреваемой в коррупции Евгении Васильевой. Раньше могли найти и даже, проникнув в жилище, умели обнаружить в нем министра обороны, а потом растеряли свои навыки. Закрадывалась даже мысль, что тех, кто раньше туда приходил, уничтожили как носителей гостайны, а новые следователи, памятуя о судьбе репрессированных, сами отказались от этих роковых знаний.

Или другой пример. Как известно, "закону Магнитского" депутаты Госдумы решили противопоставить "закон Димы Яковлева", названный именем ребенка, который погиб в Америке из-за халатности своего приемного отца. Это то ли симметричный, то ли асимметричный ответ России на происки американских законодателей. Скорее все-таки асимметричный, поскольку Сергея Магнитского убило российское государство, а Диму Яковлева американское государство не убивало. Но все равно непонятно, что творится в головах у наших народных избранников, когда они используют гибель ребенка для сведения политических счетов. Эта новость тоже находится за пределами человеческого разумения.

А еще бывает, что непостижимая новость обрастает подробностями, образуя некий сюжет, сродни документальному триллеру. Именно так воспринимаются свежие сообщения о поправках, которые единоросы внесли в свой законопроект. В частности, та поправка, что предусматривает запрет на усыновление российских детей американскими гражданами.

Ведь что получается, если следовать формальной логике и здравому смыслу? В российской тюрьме замучили до смерти российского гражданина. Обама подписал закон, согласно которому убийцам и ворам запрещается въезд в США. А теперь, значит, Путин подпишет закон, который устанавливает запрет на въезд в ту же самую Америку российских сирот. То есть наша Родина приравнивает своих несчастных малышей к ворам и убийцам. И если тот же самый "закон Магнитского" примет Европа, то европейцам, вероятно, тоже будет отказано в усыновлении детей, которым так не повезло родиться в России. Их всех накажут за то, что собирательная Степанова из 28-й налоговой инспекции лишена возможности лицезреть Нью-Йорк и Париж.

Российские дети станут жертвами пороков российских взрослых.

Хуже того. Получается, что самое уязвимое место у американцев – это их доброта и сочувствие, и вот по этому, по больному мы их и бьем. Жалеете Магнитского? А мы его убили. Жалеете больных детей, мечтая окружить их лаской и заботой? А мы их вам не выдадим, хотя у нас усыновляют нечасто и неохотно. Вы будете мучиться, лишенные возможности им помочь, а мы будем ликовать. Совсем нехорошо получается, когда постигаешь дух и букву нового законопроекта.

Какие мысли возникают при чтении непостижимых новостей? Разные, и не каждой поделишься с читателями, в силу внутренних нравственных ограничений. Так, оценочное суждение о том, что во власти у нас сидят клинические идиоты или тупые садисты, я бы оставил при себе. А вот догадку, которая сводится к тому, что в Кремль и Думу проникли агенты Госдепа, которые по заданию своих заокеанских покровителей выставляют Россию на позор, скрывать не стану, ибо это мысль государственной важности. И если сам президент не вовлечен в этот заговор, то ему стоило бы присмотреться к тем, кто его окружает. Все-таки он обещал, что ответ на "закон Магнитского" будет адекватным, но не беспредельным, а в нижней палате отвечают именно что по беспределу.

Что утешает при чтении непостижимых новостей? Робкая мысль о разумности всего сущего, которая противостоит непоняткам, хаосу и беспределу. И еще надежда на то, что дети вырастут и уедут куда захотят, а убийцы, воры и жулики так и останутся невыездными, запертые в своих границах, как в тюрьме. В конце концов хорошие новости вытесняют дурные, а устрашающие сменяются обнадеживающими, правда же? Эта мысль как-то примиряет с миром, в котором может существовать законопроект, который мучители российских детей назвали именем погибшего российского ребенка.

Илья Мильштейн, 18.12.2012


Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей