О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Струсили или растерялись?

Эдуард Лимонов, 24.10.2011
Эдуард Лимонов. Фото с сайта "Радио Свобода"
Эдуард Лимонов. Фото с сайта "Радио Свобода"
Реклама

Я тут целую неделю соприкасался с буржуазными партиями. В понедельник в клубе "Артефак" полемизировал с Митрохиным, лидером "Яблока", а в субботу выступал на митинге Партии народной свободы. То есть и начал неделю буржуями, и закончил ее буржуями. Кстати, удивительно как быстро, враз и вдруг у нас в стране появилась из ниоткуда буржуазия. Средний класс предполагает наличие денег в семье. Но в России на всех денег не хватило, у нас образовались сверхбогатые и многочисленные бедные, а среднего класса нет. А вот буржуазия у нас появилась. Это в большинстве своем небогатые люди, разделяющие буржуазные ценности - ценности современности и демократии. Обыкновенно буржуазия должна бы находиться на стороне власти, она там и находилась до 2000 года, но Путин загнал ее в оппозицию. "Здравствуйте, я ваша тетя!" - сказала буржуазия, подойдя к нацболам и другим левым.

Митрохин произвел на меня впечатление такого крупного экземпляра мямли, человека, занимающего пост лидера партии, видимо, временно, греющего место то ли для вечного Явлинского, то ли для неведомого какого-нибудь нео-Милова.Я у него выиграл, но мне даже немного стыдно, поскольку не выиграть у такого было невозможно. Митрохин старомоден, не быстр, туго и медленно реагирует. Он явился с каким-то планшетком,электронной доской, из которой он время от времени выуживал свои шпаргалки, приводил мои якобы высказывания, долженствующие меня изобличить.

"Яблоко" уже лет пять атакует меня зачем-то. Предполагаемые причины я сейчас назову. Мне кажется, существует указание откуда-то свыше, предложение, от которого "Яблоку" нельзя было отказаться. Как-то уж подозрительно резко где-то с конца 2006 года "Яблоко" в одно время с КПРФ отшатнулось от коалиции "Другая Россия", и даже закадычный друг нашего нацбольского питерского вождя Андрея Дмитриева, яблочный вождь Питера Максим Резник спешно повернулся к нам спиной. Помимо указания свыше, я думаю, ударяют "Яблоку" в голову и ревность, и зависть. Мои современники вряд ли признают зависть мощной силой, а вот древние лучше понимали устройство души человека. Святой Климент, епископ Римский, в своем "Послании к коринфянам" писал: "Зависть и раздор ниспровергли великие города и совершенно истребили великие народы. Каждый последовал злым своим похотям, допустив снова беззаконную и нечистую зависть, чрез которую и смерть вошла в мир".

Ну да, святой Климент имел в виду тот факт, что Каин-то убил Авеля из ревности и зависти. Зависть буржуазии к нацболам, защищающим демократические ценности с революционной храбростью, самоотверженностью и пылом, несомненно существует, это очевидно. Буржуазия выглядит как младшие братья нацболов. Получить "сутки" для буржуя - подвиг, для нацбола - вполне рутинное событие.

Митрохин извлек два-три сомнительных пассажа из своего планшета и, конечно же, не удержался от вульгарной банальности, огласив любимый припев кремлевских пропагандистов: "Сталин! Берия! ГУЛАГ!" (Я отреагировал насмешливо, спросив его: "Вас зовут Валерия Ильинична?") Злая кричалка эта, родившаяся в народе в начале 90-х, в разгар столкновений между "патриотами" и "демократами", отражала накал тогдашних страстей, года два ее использовали левые и патриоты, да все кому не лень, в конце концов кремлевские пропагандисты накрепко приклеили ее к нацболам. Огласив свой заплесневелый продукт, Митрохин победоносно оглядел зал. А зал был наполнен молодыми людьми, для которых все эти словесные баталии двадцатилетней давности были седой и глухой стариной.

Митрохин оказался банальным, старомодным, скучным, полным затертых штампов вроде тех, помните, у Чехова: "Лошади кушают овес и сено", "Волга впадает в Каспийское море". Вполне понятно, что он агитировал за приход на выборы: "Яблоко" ведь будет участвовать в выборах, им милостиво разрешила участвовать власть. Я еще в самом начале дебатов обвинил яблочников в том, что они поступают аморально по отношению к тем партиям, которые не допущены к выборам, к той же Партии народной свободы, к своим политическим родственникам. Также я сказал, что "Яблоком" движет та же политическая философия, что и ЛДПР и КПРФ, а именно философия политического эгоизма: "Вокруг нас хоть потоп,хоть фашистское государство, лишь бы мы находились в парламенте". Еще я заявил, что "Яблоко", если его возьмут в Думу, неизбежно превратится в сателлита власти. Малочисленность фракции не позволит им влиять на поведение парламента.

В конце диспута я взял лежавшее на столе яблоко и стал с аппетитом поедать его - на радость многочисленным фотографам. Митрохин долго и враждебно смотрел на лежащий на столе лимон. В конце концов я протянул ему лимон, подсказав "кушайте!"

В субботу я приехал в Ново-Пушкинский сквер, поскольку был приглашен устроителями. Я убежденный сторонник широкой коалиции всех оппозиционных сил. Я считаю, что мы были на верном, прямом пути к победе, когда создали в 2006 году коалицию "Другая Россия". Я считаю трагическим событием состоявшуюся 28 июня 2007 года ссору Гарри Кимовича с Михаилом Михайловичем, которую наблюдали мы, нацболы, - третья, самая, как оказалось, разумная сторона. Я считаю, что несколько "Маршей несогласных", организованные весной 2007 года в Москве и Петербурге, были самыми важными политическими событиями в России. Они подняли градусы борьбы с властью и воодушевили общество. То, что буржуазия начала обособляться, сначала в "Солидарность", а позднее в Партию народной свободы, ушла, что называется, в себя, я считаю огромной политической ошибкой, сказавшейся на судьбе всей оппозиции. Этот отход буржуазии ослабил всех - и ушедших, и оставшихся. К тому же буржуазные партии стали трещать от обилия внутренних противоречий, от соперничества между вождями. Людмила Алексеева еще более усугубила ситуацию, подорвав доверие либеральной части общества к митингам на Триумфальной. Как говорят в народе, наделала делов и отошла в сторону.

Что ж, на войне как на войне, то наступаем, то стоим, то даже отступаем. Бывает. Я делаю шаг навстречу буржуазным партиям всякий раз, когда это возможно, - все равно они самые вменяемые и самые буйные после нацболов. Я понимаю, мне кажется, как устроена русская политика. Я уверен, что широкая коалиция всех оппозиционных сил ДОЛЖНА состояться.

Митинг 22 октября собрал достаточное количество граждан, что, несомненно, даст повод для удовлетворения его устроителям. А вот его результат, по моему мнению, отрицательный. Вожди либералов призвали людей к пассивному поведению. Сейчас поймете почему.

Предыдущий митинг ПНС в том же Ново-Пушкинском сквере состоялся летом, кажется, в июне. Тогда Партия народной свободы собрала людей на митинг-поминки, поскольку Министерство юстиции партию не зарегистрировало. В субботу, 22 октября, митинг был посвящен грядущим парламентским выборам, а по существу также оказался поминками. Поминками по выборам. Первые же ораторы, лидеры ПНС Касьянов и Немцов, призвали граждан идти на избирательные участки, брать бюллетени и перечеркивать их крест-накрест. Говорили лидеры громко, с выражением, динамики разносили их слова на всю площадь.

Я стоял у сцены, ждал своей очереди выступать. Подошел, руки в карманах брюк, руководитель одного из оппозиционных СМИ.
- Вот, - сказал он, - Чуров спит и видит, чтобы увеличить явку, переживает по этому поводу. А они зовут на выборы. Чуров должен быть очень доволен!
- Я призову граждан не идти на выборы, не брать бюллетени ни в коем случае. Нужно выходить на улицы, - сказал я.
- Ну, вы один такой, - развел руками руководитель. И отошел от меня. С печальным лицом.

Со сцены я призвал граждан не брать бюллетени, так как я, вы, они, мы не доверяем избирательным комиссиям Российской Федерации. Мы не знаем, что с нашими бюллетенями сделают - отнесут их к категории "испорченных", положат в кучу "Единой России" или в кучки партий-сателлитов.

Я сказал, что мы не смогли до сих пор оттеснить от власти авторитарный тандем и "Единую Россию", у нас до сих пор не получается, потому что не мобилизовалась интеллигенция страны. Тут на площади, скажем, не присутствуют большие писатели Сорокин или Пелевин, или из советского еще поколения Валентин Распутин. В Москве три писательских союза, много тысяч писателей, где они? У нас два союза кинематографистов, союз художников, много тысяч людей, они не участвуют в политической жизни. Предоставляя, чтобы за них подставляли себя другие.

- Или вот Триумфальная площадь, - сказал я. - Мы добились на Триумфальной свободы мирных собраний? Нет, не добились. Но часть участников поддалась на обман Кремля, другие устали, забросили борьбу, скинули все на плечи моих сторонников. Свобода собраний - это общее дело. Она нужна всем, а не только Лимонову и нацболам. Вы рано устали, господа! Я выйду на Триумфальную площадь 31 октября и выйду туда в день выборов - 4 декабря, Я хотел бы увидеть рядом с собой Бориса Немцова, Михаила Касьянова, Гарри Каспарова, таких авторитетных людей, как Навальный, Чирикова, и многих других.

- Слава народу! Слава народу! - сказал я неожиданно для себя и ушел со сцены.

Ну вот, поглядим теперь, придут ли названные мною политики на Триумфальную площадь 31 октября и 4 декабря. Одно время они усиленно дискутировали о возможности выхода на улицы городов России в день несвободных выборов. Однако, видимо, струсили или растерялись, потому что на митинге 22 октября предложили гражданам пассивное поведение. Это плохо.

Эдуард Лимонов, 24.10.2011


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей