О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror707.graniru.info/opinion/abarinov/m.207734.html

статья Контрабандиты

Владимир Абаринов, 23.10.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Когда арестованный активист оппозиции Леонид Развозжаев, пользуясь минутным контактом с прессой, говорит, что его выкрали и пытали, нельзя не верить ему, даже если ролик снят журналистом презренной LifeNews. И нет никаких оснований верить Следственному комитету, который заявляет, что он сам явился с повинной.

Версию похищения подтверждает киевский офис Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. По словам советника УВКБ ООН Александры Маковской, Леонид Развозжаев исчез посреди процедуры оформления бумаг и сотрудники офиса обратились в милицию.

Об отсутствии у Развозжаева телесных повреждений сообщил после свидания с заключенным "общественный наблюдатель" Антон Цветков, чья репутация, мягко говоря, сомнительна.

Впрочем, повреждения, возможно, и в самом деле отсутствуют. В учреждении, которое похитило Развозжаева, умеют не оставлять следов. Теперь, даже если Развозжаев перед камерами заявит, что его не похищали и не пытали, мы будем вправе сослаться на прецедент Николая Крестинского, который на открытом процессе "антисоветского правотроцкистского блока" в марте 1938 года посмел не признать себя виновным, но ровно на следующий день заявил, что сделал это "под влиянием минутного острого чувства ложного стыда, вызванного обстановкой скамьи подсудимых и тяжелым впечатлением от оглашения обвинительного акта".

Вопрос теперь лишь в одном: знали ли власти Украины об операции похищения? Киев пока отмалчивается, и понятно почему: если знали и, стало быть, содействовали, то допустили вопиющее беззаконие; если не знали, то что они вообще знают? Именно поэтому похищение Развозжаева на встрече Януковича с Путиным не обсуждалось, совместной пресс-конференции не было, а пресс-секретарь президента России даже не знает такой фамилии.

В Конвенции о статусе беженцев ясно сказано: "Договаривающиеся государства не будут никоим образом высылать или возвращать беженцев на границу страны, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений" (ст. 32 п. 1).

Украина сделала или допустила именно это. Тем самым нарушив свои международные обязательства. Ранее Россия уже пыталась добиться от Украины экстрадиции нацболов Михаила Гангана и Алексея Макарова, художника Дениса Солопова. Без особых проблем Украина предоставила убежище активисткам "Другой России" Ольге Кудриной и Анне Плосконосовой, журналисту Александру Косвинцеву. Теперь похвальной традиции, видимо, пришел конец.

Что касается Лубянки, то у нее давняя традиция похищения за рубежом политических оппонентов режима, находящихся под защитой международного права. В 30-е годы прошлого века исполнителем таких спецопераций была Особая группа при главе ОГПУ-НКВД под руководством Якова Серебрянского - "группа Яши". В январе 1930 года она среди бела дня на парижской улице похитила главу Русского общевоинского союза генерала Кутепова. Его то ли обманом заманили, то ли силой усадили в автомобиль. Насчет дальнейшей судьбы генерала существуют различные версии. Как утверждают теперь в ФСБ, генерала то ли усыпили хлороформом, то ли сделали ему инъекцию морфия и в бессознательном состоянии доставили в Марсель на борт советского парохода. Но слабое сердце генерала не выдержало наркоза, и пленник скончался чуть ли не на рейде Новороссийска. По другой версии, Кутепов оказал сопротивление в машине и был убит.

Спустя семь лет "группа Яши" готовила в Париже похищение сына Троцкого Льва Седова. Его планировалось точно так же, как Кутепова, захватить на улице и переправить в СССР морем или по воздуху (в распоряжении Серебрянского был самолет), однако Седов умер после операции аппендицита. Не исключено, что к его смерти в клинике причастны агенты Серебрянского.

Тем временем группа под руководством заместителя начальника Иностранного отдела ГУГБ НКВД Сергея Шпигельгласа успешно осуществила операцию похищения преемника Кутепова генерала Миллера. Под глубоким наркозом его упаковали в ящик и погрузили под видом дипломатического багажа на советский теплоход "Мария Ульянова", дожидавшийся в Гавре. Когда премьер-министр Франции Эдуар Даладье потребовал вернуть судно, угрожая выслать в погоню за "Ульяновой" военный корабль, советский посол в Париже Яков Суриц невозмутимо ответил, что Миллера на судне нет. Вероятно, Даладье понял это как угрозу убийством Миллера. Во всяком случае, он отказался от мысли о погоне. Судьба Миллера опять-таки неизвестна. Если он не умер при транспортировке ящика из Парижа в Гавр и не скончался на борту "Ульяновой", то, вероятнее всего, был доставлен в Москву, содержался во внутренней тюрьме НКВД и был расстрелян в 1939 году.

Оба генерала были беженцами, людьми без гражданства. Их правовой статус определялся нансеновскими паспортами - удостоверениями личности, которые выдавал комиссар Лиги Наций по делам беженцев Фритьоф Нансен.

В декабре 1975 года генерал КГБ Олег Калугин, возглавлявший в Первом главке КГБ управление "К" (внешняя контрразведка), руководил операцией похищения двойного агента Артамонова-Шадрина. Офицер советского военно-морского флота Николай Артамонов оказался на Западе в июне 1959 года. Он приплыл на лодке в Швецию из Польши. С ним была его польская подруга Эва Гола. За океаном Артамонов, ставший Николасом Шадриным, после проверки стал работать в управлении разведки ВМС США. Советским агентам удалось перевербовать его, показав ему письма и фотографии оставшихся в Советском Союзе жены и сына и обещая прощение. Со временем, однако, Москва перестала доверять Шадрину. Было принято решение доставить его в Советский Союз для интенсивных допросов. Артамонову была назначена в Австрии встреча с новым куратором. В Вене сотрудники резидентуры КГБ то ли заманили, то ли затолкали его в машину, где сделали инъекцию седативного препарата, да, видно, не рассчитали дозу - Артамонов скончался на месте. Тем не менее, по словам Калугина, глава ПГУ Владимир Крючков был в восторге. Он предложил Калугину на выбор два ордена - Октябрьской революции и Боевого Красного знамени. Калугин выбрал последний.

Как видим, Лубянка своим испытанным приемам не изменяет.

У меня только один вопрос к Илье Пономареву, помощником которого работает Леонид Развозжаев и который голосовал за новую редакцию закона о госизмене и шпионаже, а потом неуклюже оправдывался: теперь он понял, зачем понадобились эти поправки? Ведь не для борьбы же со шпионами, в самом деле!

Владимир Абаринов, 23.10.2012



новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей