О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

Блог: Свободное место

Здесь размещают свои сообщения члены клуба "Граней.Ру".
Список членов клуба →


:

Записки из зала суда

Vip Артём Лоскутов (в блоге Свободное место) 27.01.2010

326

Привет, я Артём Лоскутов, больше восьми месяцев назад сотрудники Центра Э при ГУВД Новосибирской области подбросили мне 11 грамм марихуаны в ответ на отказ приходить на "беседы", суд отправил меня в СИЗО, и в течение месяца моего там пребывания произошло много весьма хороших вещей, я говорю об акциях поддержки и информационном шуме. Из СИЗО меня выпустили, но я продолжаю судиться, чтобы вновь туда не попасть, т.к. обвинения в "хранении без цели сбыта" с меня не сняты до сих пор. На судах я пишу текстовые заметки, эдакие "трансляции", расширяя круг зрителей "Дзержинского правосудия" (это наш локальный аналог далёкого "Басманного" правосудия/суда)

[1 | 2 | 3 | 4 | 5 + 5.5 | 6 | 7] — насчитал 7.5 трансляций, кстати. Судов было больше, заседаний 10 уже по делу, не считая кассаций, арестов, предварительных слушаний и т.д.


14:02. После перерыва заседание суда продолжается. Прокурор считает, что вопрос об отводе (прошлое заседание кончилось заявлением отвода судье) неоднократно обсуждался и поэтому он теперь снова не видит оснований для отвода и против удовлетворения ходатайства. Судья удалилась в совещательную комнату.


14:09. Вернулась судья. Заявление об отводе отклонено. Не установлено обстоятельств, позволяющих полагать, что судья прямо или косвенно заинтересована в исходе дела. Типа.


14:12. Приобщили детализацию любиного мобильника за 15 мая. Она была со мной в момент задержания и потом мы созванивались, всё такое. Защита просила детализацию с указанием базовых станций. Их нету, адвокат заявляет ходатайство о повторном запросе детализации, т.к. суд удовлетворил в прошлый раз ходатайство о запросе детализации именно с базовыми станциями. Для установления нашего местонахождения в момент задержания и потом, потому что противоречия в показаниях и так далее.


14:17. Оп, ну прокурор снова против, просит отказать.


14:17. Суд постановил: отказать.


14:18. Свидетель Барсукова, любина сестра, допрашивается. По обстоятельствам переезда, меня ж повязали буквально за 10 минут до встречи с ней, мы вещи должны были выносить там из съёмной квартиры и всё такое. Рассказывает о событиях 15 мая, дня задержания. Говорит что звонила в половину седьмого, типа мы шли по Ипподромской и корректировали время, ко скольки ей с мужем подъезжать помогать там с переездом. В начале восьмого они приехали, меня на месте не оказалось, Люба ревёт, Артёма похитили, тосё. Пояснила обстоятельства похищения: подъехала машина, скрутили Артёма, запихнули в машину и уехали. Предложила позвонить в милицию, Люба ответила, что уже звонила. Вопрос адвоката: Люба склонна к фантазированию? Нет, не склонна. Т.е. к словам о похищении неизвестными все отнеслись серьёзно. Потом вещи увезли к Любиным родителям, остальной вечер Люба куда-то звонила, о дальнейшей судьбе Артёма информации новой не появлялось. Такое, допрос закончили. Мне вручили копию постановления об отводе.


14:45. Адвокат ходатайствует о допросе мужа любиной сестры, он в коридоре. Зашёл.


14:47. В перевозе вещей участие принимал, был с Барсуковой. В общем и целом он подтверждает показания, данные ранее.


14:56. Адвокат напоминает о возвращении к ходатайству о приобщении на этот раз детализации уже моих телефонов с указанием базовых станций. Может быть, хоть это поможет открыть глаза суду на количество времени, которое я провёл во дворике на проспекте Дзержинского, ожидая привоза эшниками своих понятых. Что я ждал там не 15 минут, как они все утверждают, а полтора часа. И что Эшный начальник Миллер с утра 15 мая мне звонил и требовал явиться "на беседу", угрожал задержаниями и так далее. Судья и прокурор делают вид, что не понимают, зачем это всё надо. С сентября ещё.


15:04. Демиденко разжёвывает судье ответ из МТС про возможность по базовым станциям установить маршрут передвижения абонента и всё такое. Я напоминаю про Миллера, звонок которого мы можем обнаружить в данной детализации.


15:07. А прокурор конечно против, чотам.


15:09. Судья зачитывает запрос в МТС и их ответ про возможность установить маршрут и примерное время нахождения на этой территории.


15:11. Судья отклонила ходатайство. Адвокат просит прочитать мнение прокурора по этому ходатайству, которое у него было в декабре. Он тогда не возражал, а щас возражает. Тогда удовлетворение ходатайства отложили до того момента, пока дам показания.


15:15. Адвокат заявляет ходатайство о почерковедческой экспертизе подписи Елагина. Это, напомню, тоже Эшный начальник, за которого кто-то расписался в рапорте о подкидывании травы, на основании которого было возбуждено дело. Суд удаляется в совещательную комнату совещаться по поводу ходатайств.


15:25. Маша, Алина и Женя обсуждают, как прокурор мог бы выглядеть в латексном костюме. Дескать он такой педант, листики все складывает ровненько, тосё, наверняка он приверженник идей БДСМ, приходит домой и садомазоштуками занимается. Предлагаю нарисовать комикс. Не забыть.


15:30. Прокурор между тем полистывает (педантично) какой-то глянец, деанонимизировать его пока не удаётся, но эротичных картинок мы не разглядели. Танки вот какие-то вижу. Кстати, сегодня у Леопольда фон Захер-Мазоха день рождения.


15:42. В удовлетворении ходатайств отказать. Демиденко заявляет новые.


15:47. Ходатайства о детализации с базовыми станциями телефонов понятых. Чтобы установить, когда они пришли и когда ушли, и когда допрашивались в РУВД. Напомню, по их показаниям в РУВД они не допрашивались, но в деле есть протокол их допроса, датированный 15 мая и временем 2 часа сколько-то там минут. То есть ночью, НАКАНУНЕ моего задержания. По обстоятельствам задержания, ну. Прокурор полагает, что надо отклонять и противоречий нет.


15:51. Судья: оценку показаниям понятых суд даст в совещательной комнате, в удовлетворении ходатайств отказать.


15:58. Выдал тираду про презумпцию невиновности, про вынужденность доказывания своей невиновности, про то что судья даже в этом сюрреалистичном праве (доказывать свою невиновность) мне отказывает, что объективно установить обстоятельства поможет только детализация телефонов понятых (как и видеозапись с камеры наблюдения, на которой понятых в указанное ими время не было, которую судья отказалась приобщать), что ходатайствую о запросе детализации в который уже раз. Адвокат поддерживает, щас прокурора послушаем.


16:06. Судья (очень тихо): в удовлетворении ходатайств отказать, объявляется перерыв до 3 февраля 14:00.


Развилки истории: запретный мультсериал

Vip Дина Годер (в блоге Свободное место) 27.01.2010

33

История России могла пойти по-другому. Ключевые моменты: Александр Невский; декабристы; первая русская революция. Дискуссия с участием Ирины Карацубы и Никиты Соколова, соавторов книги "Развилки родной истории". Показ мультфильмов-дискуссий "Открытие России". 31 января в 14.00 в культурном центре "Актовый зал" по адресу: м. Бауманская, Переведеновский переулок, 18, проходная №1, ПROEKT_FAБRИКА. (Схема проезда)

Большой фестиваль мультфильмов устраивает День Истории и представляет цикл мультфильмов-дискуссий "ОТКРЫТИЕ РОССИИ". Этот проект студии "Пилот-ТВ" снят со знаменитыми героями передачи "Тушите свет" - Хрюном Моржовым и Степаном Капустой. Это двенадцать примерно пятнадцатиминутных серий, снятых в технологии motion capture в 2005 году по книге историков И. Карацубы, И. Курукина, Н. Соколова "Развилки родной истории" (во втором коммерческом издании книга называется "Выбирая свою историю"). В фильмах, снятых по сценарию Ростислава Кривицкого и Владимира Неклюдова (режиссер-постановщик Родион Соловьев), исторические развилки разыгрываются как телевизионные ток-шоу с ведущими - Хрюном и Степаном, участниками - от Рюрика до Столыпина и активно спорящей публикой, состоящей из отечественных политиков от Ленина и Сталина до Явлинского и Путина.

В отличие от предыдущих наших программ, здесь главное действующее лицо - не анимация, а сама наша история, которая до сих пор остается предметом жарких дискуссий. Тут анимация - лишь средство, дающее возможность сделать эти дискуссии игровыми, яркими, гротескными, пародийными, фантастическими. Но поскольку классическая анимация - искусство кропотливое и долгое, то здесь технология motion capture выступала как "анимация быстрого реагирования", как быстрая газетная карикатура, успевающая откликаться на сиюминутные политические игры.

Впрочем, прошло пять лет с тех пор, как анимационный цикл "Открытие России" был закончен, а телевидение так и не решилось его показать.

Мы покажем три серии: "Александр Невский", "Декабристы", "Первая русская революция".

Предуведомление создателей цикла: "Говорят, история не знает сослагательного наклонения? Полная и к тому же злонамеренная чушь! Знатные историки Хрюн Моржов и Степан Капуста этим самым наклонением отлично владеют. А что было бы, если бы декабристы могли договориться друг с другом? А если бы Александр Невский сменил восточную ориентацию на западную? А если бы Иван Грозный не стал шибко грозным? А если бы Петр Великий... Обсудить варианты родной истории, которые могли бы быть, но не получились, ее развилки, тупики, возможности чрезвычайно полезно. Только этот мысленный эксперимент позволяет увидеть старину во всей ее живой сложности. Присоединяйтесь, господа! Если кому-то эксперименты наших любимых зверских телезвезд покажутся чересчур смелыми и далеко ушедшими от фактов, милости просим заглядывать в книжку, от которой Хрюн со Степаном и завелись, сочиненную профессиональными историками в тональности более академической. Ей-богу, звери не сильно передергивают".


Карательная психиатрия возвращается

Vip Елена Санникова (в блоге Свободное место) 27.01.2010

35

Верховный суд оставил в силе решение отправить Юлию Приведенную в институт им.Сербского на стационарную экспертизу.


Впрочем, появление сюжета психушки в ее деле — возможно, явление закономерное. Поскольку сам суд над ней, длящийся уже полтора года — это и есть психушка в стенах суда. Или Кафка, если сказать точнее.


Судья Вьюнов, бывший военный прокурор, искренне желающий осудить Юлию, так и не сумел найти в деле ни одной зацепки для фабрикации приговора. Меняющиеся один за другим прокуроры так и не привели в зал суда ни одного свидетеля обвинения. Переходить же к допросам свидетелей защиты, которые как раз есть, судья Вьюнов отказался, и в качестве выхода из тупика направил Юлию на психиатрическую экспертизу — она ведь редактировала газету с сомнительным названием "Теория счастья"...


Институт судебной психиатрии им.Сербского прославился в свое время диагностикой инакомыслия как невменяемости. С тех пор изменилось очень многое в стране и мире — но, очевидно, не в институте им.Сербского. Амбулаторную экспертизу по решению суда Юлия Приведенная прошла в мае минувшего года. В ходе беседы с удивлением услышала от своего эксперта, кандидата медицинских наук Ахмеровой, что Жанна д Арк, оказывается, страдала психическими расстройствами, Пушкин был отягощен психической наследственностью, а Альберт Эйнштейн уж определенно — ненормальный. Эксперт Ахмерова недоумевала: и зачем тебе все это надо? (Зачем, мол, живешь, не как все, и думаешь не о том, зачем тебе эта "теория счастья"...)



После того как Юлия Приведенная провела полный день в беседах с Ахмеровой и ее коллегами, те составили экспертное заключение, которое было оглашено позже в зале суда. Содержательной частью этого документа оказался... пересказ показаний отца Юлии Приведенной десятилетней давности — единственное, что нашли психиатры о подсудимой в увесистых томах ее уголовного дела. В качестве вывода сообщалось, что эксперты не могут дать заключение о вменяемости Юлии без стационарной экспертизы.



Судья Вьюнов тут же вынес решение о направлении Юлии на стационар в институт им.Сербского. Адвокат Трепашкин обжаловал такое решение, и Верховный суд тогда встал на сторону адвоката. Но не потому, что это абсурд — направлять на судмедэкспертизу человека, который не совершил ничего противоправного, против которого не выдвинуто пока ни одного конкретного обвинения. Нет, Верховный суд удовлетворил жалобу адвоката потому, что в зале суда не был допрошен отец Юлии Приведенной, на показаниях которого основана экспертиза.



Анатолий Иванович Приведенный допрашивался без малого десять лет назад по делу друзей Юлии. В нынешнее дело Юлии перекочевала ксерокопия того давнего допроса. Когда Юлия зачитывала отцу текст этого протокола по телефону, он удивлялся — мол, ничего подобного не говорил. Многократные ходатайства Юлии вызвать в суд отца судья Вьюнов оставлял без удовлетворения, и только после решения Верховного суда вызвал, наконец, Анатолия Приведенного в суд, а заодно и эксперта института им.Сербского Ахмерову.



К несчастью, отец Юлии приехать к назначенному заседанию с Украины не смог, прислал справку о переломе ноги и просьбу допросить его неделю спустя. Допросили эксперта-психиатра Ахмерову, которая, не смущаясь, сообщила, что сомневается в адекватности Юлии, поскольку та увлекается идеями Пифагора, пишет стихи, думает о других, а не о себе, разделяет "бредовые идеи" Юрия Давыдова, а во время амбулаторной экспертизы понятие "справедливость" изобразила в виде формулы. Судья Вьюнов заинтересовался формулой, и по его просьбе Юлия в зале суда изобразила на листе бумаге понятие "справедливость" и отдала ему. Приобщил ли судья столь актуальный материал к уголовному делу, неизвестно, но после допроса Ахмеровой он категорически отказался дожидаться приезда отца Юлии и огласил его старые показания в зале суда. В этих показаниях, собственно, ничего особенного не содержалось: отец сетовал, что его дочь после вступления в организацию ПОРТОС перестала пользоваться косметикой, стала спать на жесткой кровати, резко прореагировала на просьбу родителей вернуться из Харькова, где она училась в ВУЗе, а потом и вовсе переехала в Москву. Остальная часть показаний касалась его работы на базе ПОРТОС в Подмосковье, куда его пригласила дочь летом 1999-го, и Юля в ней уже практически не упоминается.



Эксперт Ахмерова сообщила, что внимательно изучила материалы дела Юлии. На вопрос адвоката, разобралась ли она в том, какое отношение имеют эти материалы к самой Юлии, психиатр ответила, что это вне ее компетенции.


В завершение заседания судья Вьюнов вынес повторное решение о направлении Юлии Приведенной на стационар в институт им.Сербского.


Кассационную жалобу на это решение и рассмотрел 14 января Верховный суд РФ. Степенно-важная коллегия из судей Каменева, Иванова и Кочина выслушала Юлию Приведенную и адвоката Трепашкина, которые представили судьям положительные характеристики из 20 общественных организаций, заключения двух независимых психиатров-экспертов высшей аттестационной категории об адекватности и вменяемости Юлии, справку о болезни Приведенного, оправдывающую его неявку на суд 18 ноября и его нотариально заверенное заявление о том, что он не давал тех показаний, на которых основано заключение амбулаторной экспертизы.



Присутствующих в зале немало удивили слова одного из судей, который сказал Юлии, что институт им. Сербского — это всего лишь больница, многие стремятся туда попасть, чтобы нервы подлечить, и зачем же этого избегать. (Интересное открытие, что в учреждении судебной экспертизы лечат нервы).



Михаил Трепашкин говорил о том, что нет никаких оснований для обвинения Юлии — ни одного факта, ни одного свидетельства, суд за полтора года не предъявил ей ничего конкретного — так на каком же основании проводить судебную экспертизу?



Выслушав все это, коллегия Верховного суда невозмутимо оставила в силе решение Московского областного суда.



Вспомним, что база объединения ПОРТОС в Люберецком районе Подмосковья была разгромлена 7 декабря 2000 года бойцами РУБОП. Четверо ее организаторов - Т. Ломакина, И. Дергузова, Ю. Давыдов и Е. Привалов были обвинены в создании незаконного вооруженного формирования и осуждены - Ломакина и Дергузова к тюремному заключению, Давыдов и Привалов к принудительному лечению в психиатрической больнице. В те же годы Юлия Приведенная стала появляться на общественных и правозащитных мероприятиях, выступая в защиту своих товарищей. Со временем все они вышли на свободу и, казалось, дело ПОРТОС забыто.



Но в мае 2008 года неожиданно арестовали саму Юлию Приведенную — без постановления об аресте и предъявления обвинения. Затем буквально состряпали уголовное дело, склеенное из копий материалов дел ее товарищей, в которых она практически не упоминается.



Впрочем, из изолятора временного содержания, где Юля провела лето 2008 года, ее решением суда все-таки вытащили. Но вот уже полтора года над ней длится суд, которому нет пока конца и края.



Судья Акимушкина уже возвращала дело в прокуратуру на доследование — но Верховный суд по ходатайству прокуратуры отменил решение и вернул дело в суд. С тех пор судебное следствие по делу стоит на месте: ни одного доказательства вины подсудимой, ни одного сколько-нибудь внятно сформулированного факта. Статья обвинения между тем серьезная — руководство незаконным вооруженным формированием.



"Как можно руководить чем-либо, не имея никого в подчинении?" — недоумевает адвокат.



Дело ПОРТОСа 10 лет назад изобиловало процессуальными нарушениями, фабриковалось грубо — но друзьям Юлии хоть что-то тогда вменялось. Дело же самой Приведенной — это кипа томов, состоящих из плохих ксерокопий судебно-следственных дел вдрузей Юлии, в которых в которых сама она практически не упоминается, и множество бумаг, не имеющих вообще никакого отношения ни к Юле, ни к сути обвинения.



Очередное заседание Московского областного суда по делу Юлии Приведенной назначено на 1 февраля. На нем судья Вьюнов может лишить Юлию Приведенную свободы, отправив ее в институт им. Сербского.


Тревожит, что в институте им.Сербского были уже признаны невменяемыми Юрий Давыдов и Евгений Привалов, товарищи Юлии по объединению ПОРТОС. Принудительное лечение серьезно подорвало здоровье Юрия Давыдова: 24 сентября минувшего года он скоропостижно скончался.


Эксперты института им.Сербского в свое время навлекли скандал на своих коллег-соотечественников, когда их исключили из Всемирной психиатрической ассоциации за регулярное использование судебной психиатрии в политических целях в Советском Союзе. Тогда, в конце 70-х, количество подобных диагнозов заметно убавилось, практика отправки инакомыслящих в психушки поутихла.

Неужели сегодня она возрождается?



Грани-ТВ: Юлия Приведенная, карательная психиатрия, политзеки


Великие россияне и злостный век

Vip Даниил Дондурей (в блоге Свободное место) 26.01.2010

32

Хочется назвать Пушкина, Петра Первого, Александра Второго. Из ученых это Менделеев, из музыкантов – Чайковский, писатели – Толстой, Чехов. А кто достоин называться великим в XX веке – сложно сказать, такой злостный век, что все малы масштабом, потому что критерии очень высокие.

Гигантские заслуги перед страной у Ельцина и Горбачева, у Гайдара, но великие ли они? Скорее достойны быть кандидатами. Были большие художники в России – архитектор Мельников, Малевич с "Черным квадратом", но и они вряд ли велики. Никто в XX веке не достигал уровня да Винчи, Пушкина или Моцарта. Вроде бы российская история XX века оказала на мир большое влияние – великая русская утопия, но как-то коллективно оказала, не было настолько ярких гениев. Александр Второй отменил крепостное право – этого уже достаточно, Ельцин – отменил советскую власть, но сам он тоже не великий – он вовремя проявил гигантскую дальновидность, это безусловно. Чем ближе, тем тяжелее присуждать титул величия, время селекционирует.


Кого из россиян считать великим?

Vip Андрей Битов (в блоге Свободное место) 26.01.2010

30

Великим я бы прежде всего назвал Солженицына, потому что он в одиночку, как борец, сражался с существовавшим режимом. "ГУЛАГ" – самое значительное и мощное произведение, которое когда-нибудь назовут античным памятником. Было ли его наследие по достоинству оценено современниками? Сложный вопрос, работа писателя никогда в полной мере не ценится живущими в одно с ним время. А возвеличивание автора, в свою очередь, не влияет на степень его понимания людьми.


О великих

Vip Сергей Гандлевский (в блоге Свободное место) 26.01.2010

38

Величие исторических фигур можно оценивать по-разному. Если великими считать людей, способствовавших великим общественным потрясениям, тогда не обойтись и без Сталина и Ивана Грозного. Если же величие мерить раскрепощением людей, что мне близко, тогда и имена другие.

Для многих соотечественников величие – это величие государственное. В России, как правило, такое величие и сочувствие к человеку – вещи взаимоисключающие: чем сильнее государство, тем беззащитнее его гражданин или подданный (см. "Медный всадник"). На мой взгляд, велики Александр II, отменивший крепостное право, Хрущев, который покончил с террором, Горбачев и Ельцин, покончившие с советской властью, и другие, такие как Солженицын, Сахаров и Гайдар.


Арт-марафон на даче Муромцева

Vip Кирилл Болдырев (в блоге Свободное место) 26.01.2010

28

Игорь Смирнов, друг дома:
День начался с беготни. Необходимо было: ходить за водой, помогать с расстановкой мебели, разжигать огонь в бочках, дабы замерзшие могли отогреться, не отходя далеко от выступающих. Для той же цели в течение всего дня мне приходилось топить печи. Это сильно отвлекало от действия на сцене, которое, впрочем, так или иначе отыгрывало обратно все внимание своей грандиозностью.


Никогда не приходилось слышать о зимних опенейрах. Оно и понятно. Кому вздумается идти на природу наслаждаться живой музыкой в мороз? Сие действие представляется гораздо менее приятным, чем его летний собрат. А какой музыкант станет играть на морозе в -20!? Самому холодно, пальцев не чувствуешь уже после первой песни, инструмент расстраивается и, хорошо, если не портится. Но, тем не менее, 23 января этого года подобное мероприятие было проведено. Пришли и гости, и музыканты. И шли не за деньги, не из-за желания приятно провести время. Шли за идею, шли оказать поддержку жильцам и тому самому сгоревшему дому на Пятой Радиальной.


Начался арт-марафон весьма неожиданно. Еще во время подготовки после небольшого вступительного слова выступил Илья Небослов. Песни были прекрасны, но, увы, мало кто успел собраться и смог воистину оценить выступление.


Люд согревался как мог. Кто горячими напитками, кто танцами, кто бегал от едкого дыма у бочек с огнем, кто предавался интересным беседам в натопленных бане и бытовке, но большинство весьма успешно совмещали всё вышеперечисленное. Музыканты пели чудесные песни, говорили теплые слова поддержки. Их лица просматривались сквозь пар, что они выдыхали, а их руки безумно мерзли, несмотря на все старание тридцати двух киловатной тепловой пушки, которую жильцы дома предусмотрительно поставили у сцены, дабы музыкантам было несколько теплее, чем ОЧЕНЬ холодно.



Мероприятие продолжалось несколько часов, но даже после его официального завершения вовсе не закончилось. Оно просто сместилось. Из оставшихся музыкантов, волонтеров и просто гостей образовалась очень теплая компания, осевшая в бане. Гитара ходила по кругу, звучали теплые слова, и совершенно не хотелось покидать сие замечательное место.


Хочу высказать огромную благодарность всем музыкантам и другим творческим людям, пришедшим выразить поддержку со сцены, Архнадзору за прекрасную организацию мероприятия, волонтерам, участвовавшим в организации и, конечно же, семье Болдыревых, без которых не было бы ни этого, ни других проводившихся там замечательных мероприятий. Я верю, что дом будет спасен и этот оазис культурной жизни продолжит, несмотря ни на что, свое существование. Дело с такой поддержкой просто не может быть проиграно.


Даня Котелевский, житель дома:

Сказать, что это было здорово - это ничего не сказать.



На замороженных углях, при минус 25, люди доказывают, что всё гениально легко, душевно, радужно и очень просто.


Когда видишь таких людей в наше смутное и лихое время, сердце начинает колотиться и отогреваться, несмотря на бесчинство властей и многодневные скитания при сверхминусовой температуре над углями собственного жилища.


Это были не просто хорошие люди, музыканты, поэты, авторы, литераторы, мультипликаторы, блогеры... это были герои, и они были настоящие.


Энергия, излучаемая концертом, поддерживает нас и сейчас.


До сих пор не отпускает песня "Сидим и поем" Алексея Проджека. Отличная песня.
Спасибо Корешкам, Ване Митину, Кириллу Огурцову, Калугину, всем тем, кого не запомнил по названию, но запомнил душой. Ребята, вы - сила, сила, которая растет и растет в правильном и нужном русле. Вам нет равных. Я не видел людей, способных так реагировать на подобные проблемы. И безумно рад, что с вами познакомился, увидел и выслушал ваше творчество, ваши взгляды. Теперь я точно знаю, что мы, жильцы дачи Муромцева, не пропадем.

Грани-ТВ: Арт-десант в Царицыне


Кадыров против "Мемориала": выступление ответчика в Мосгорсуде

Vip Олег Орлов (в блоге Свободное место) 26.01.2010

27





Выступление ответчика Олега Орлова в Московском городском суде 21 января 2010 года в ходе рассмотрения кассационных жалоб по гражданскому делу по иску Рамзана Кадырова к Правозащитному Центру "Мемориал" и Олегу Орлову



Уважаемый суд,



Решение Тверского районного суда от 6 октября 2009 г. о частичном удовлетворении иска Р.Кадырова к ПЦ "Мемориал" и ко мне о защите его чести, достоинства, деловой репутации, публикации опровержения, компенсации морального вреда грубо нарушает мои права.


Во-первых, в решении Тверского суда существенным образом искажаются мои слова и мои доводы, которые я приводил в ходе заседания суда.


Привожу цитату из этого решения:
"Доводы ответчика Орлова О.П. о том, что, употребляя в тексте слово "убийца", он говорит о вине Кадырова в политическом и социальном смысле, а не в правовом смысле". Конец цитаты.


Но я никогда ничего подобного не утверждал. Выступая в суде, я говорил совсем другое.


Обращаю внимание на то, что текст моего выступления приобщен к материалам дела. Я утверждал иное – что слово "виновен" (а отнюдь не слово "убийца") было употреблено мной не в уголовно-правовом, а в политическом и социальном смыслах.


В доказательство же правомерности употребления мной в отношении Рамзана Кадырова слова "убийца" я приводил совсем иные доводы, доказательства, материалы. Эти материалы тоже приобщены к материалам дела.


Мне представляется, что уже одно такое искажение моих слов и доводов в решении Тверского суда дают все основания для отмены этого решения.


Во-вторых, мои слова "Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской Республики" являются не сообщением о факте, а есть выражение моего мнения, убеждения, это оценка деятельности Кадырова на протяжении ряда лет.


Я не утверждал о причастности Р. Кадырова к убийству Наташи Эстемировой. Но я говорил о вине. А это разные вещи. Я говорил о его политической ответственности и вине.


Именно в этом смысле, а не в уголовно-правовом я употребил слово "виновен".
Моё мнение о политической вине Рамзана Кадырова основывается на долгой работе нашей организации в Чеченской Республике.


В ходе судебного заседания по нашему ходатайству к материалам дела были приобщены записи и расшифровки публичных заявлений по телевидению Рамзана Кадырова, его "правой руки" Адама Делимханова". В них правозащитники и эксперты, которые критикуют власти Чеченской Республики, прямо приравнивались к террористам и бандитам. И факт этих выступлений на суде никем не был опровергнут.


Мне представляется очевидным, что если высшее должностное лицо Чеченской Республики и люди из его ближайшего окружения публично выступают по телевидению с подобными заявлениями.
Если они при этом одновременно утверждают, что террористов и бандитов следует подвергать бессудным казням, а после этого правозащитников убивают, то прямую политическую вину за убийство правозащитников несут власти, в том числе лично Рамзан Кадыров. Таково моё мнение, моё убеждение.


Статья 29 п. 3 Конституции РФ гарантирует свободу мнений, запрещает принуждать к отказу от мнений и убеждений. Мнения и убеждения граждан не могут быть предметом рассмотрения в судах Российской Федерации.
Никто не может быть принужден государством (судом) к отказу от мнения и высказыванию чужих убеждений.


Между тем, решением Тверского районного суда принуждают Правозащитный центр "Мемориал", руководителем которого я являюсь, опровергнуть мои слова, выражающие мои убеждения. Таким образом, налицо противоречие решения Тверского районного суда нормам Конституции России.
Это решение Тверского районного суда также противоречит статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 9 и 10).


Тверской суд в своём решении необоснованно приписывает мне утверждение о прямой непосредственной причастности Рамзана Кадырова к совершению преступных деяний в отношении Натальи Эстемировой.


Между тем, мои слова "Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить начальству" указывают на обратное. Эти слова как раз и показывают, что я не утверждал, что Рамзан Кадыров непосредственно причастен к организации похищения и убийства Натальи Эстемировой. Нам неизвестно, кто именно отдал приказ.


Вместе с тем, я считаю, и говорил об этом, что версия (именно версия!) о подобной прямой причастности должна быть рассмотрена и расследована, невзирая на то, насколько эта версия может быть неприятна и неприемлема для властей.


Но Тверской суд удивительным образом в своём решении просто игнорирует это обстоятельство, вообще не давая оценку этим моим словам. Но при этом в резулятивной части решения абсолютно непонятно по каким основаниям суд обязывает опровергнуть и эти слова.
Вполне очевидно, что тем самым суд нарушил требование обоснованности судебного решения.


Суд необоснованно отверг массу доказательств того, что Р.Кадыров виновен в создании в республике атмосферы беззакония и безнаказанности, в систематическом нарушении правоохранительными органами Чеченской Республики норм законности, в создании атмосферы враждебности вокруг правозащитников. Эти доказательства имеют значение для обоснования политической вины Р.Кадырова за убийство правозащитницы.
Но суд без каких-либо обоснований утверждает, что они "к предмету исследования заявленных исковых требований не относятся".
Тем самым суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, что привело к неправильному разрешению дела. А это является основанием для отмены принятого решения.


Другое моё утверждение "Рамзан Кадыров сделал невозможной работу правозащитников в Республике" опять же не содержат сведений, не соответствующих действительности, а являются мнением, экспертной оценкой.
Тверской суд в своем решении устанавливает, что представленные ответчиками доводы и свидетельства не доказывают того, что в Чеченской Республике отсутствуют возможности ведения правозащитной работы, что там Р.Кадыров запретил такую деятельность.
Но я не утверждал, что Р.Кадыров формально запрещал ведение правозащитной работы в Чеченской Республике. Мои слова есть оценка крайне отрицательного влияния Р.Кадырова на реальную возможности ведения правозащитной деятельности по защите жизни, свободы, личной безопасности от посягательств правоохранительных органов Чеченской Республики. Обоснованность такого мнения была доказана в судебном заседании показаниями свидетелей шести свидетелей со стороны ответчиков и двух со стороны истца.


Но Тверской суд отверг все представленные сведения. При этом Тверской суд опять же вообще никак не обосновывает такое своё решение.
Тем самым суд нарушил требование обоснованности судебного решения.


При этом в своём решении Тверской суд принимает во внимание формальную цифру, сообщённую представителем аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР о том, что в Чечне действуют более 20-30 правозащитных организаций.


Однако главный вопрос, который ставила сторона Ответчиков, – в каких невозможных условиях они существуют и можно ли в этих условиях работать – суд вообще не счел нужным рассматривать.


Тем самым суд нарушил принципы состязательности и равенства сторон, установленные ст. 12 ГПК РФ.


Между тем, в ходе судебного заседания были представлены факты, показывающие, что правозащитники сталкиваются с угрозами, и не находят защиты со стороны органов власти.
Местные правозащитные организации поставлены в условия, когда они не могут даже открыто говорить о нарушениях прав человека со стороны республиканских правоохранительных органов.
Более того, происходят вопиющие случаи, когда представители власти распространяют заявления якобы от имени руководителей республиканских неправительственных правозащитных организаций даже не ставя этих руководителей в известность об этом.


Таким образом, выводы суда, изложенные в его решении, не соответствуют обстоятельствам дела, что является основанием для отмены решения (ст.362 ГПК РФ).


Остальные доводы и доказательства того, что решение Тверского суда незаконно, необоснованно и подлежит отмене, подробно изложены в кассационной жалобе.


Прошу отменить решение Тверского районного суда г. Москвы и отказать Р.А.Кадырову в его исковых требованиях.


Модернизация: вперед к феодализму

Vip Иван Стариков (в блоге Свободное место) 26.01.2010

24

С тревогой наблюдаю за чудовищным актом государственного террора и вандализма, происходящего на наших глазах. Прекрасно представляю, где расположен поселок "Речник", т.к. практически каждый день езжу на работу мимо этого поселения.


Мне абсолютно очевидно, что желание снести дома и освободить очень привлекательный участок земли в непосредственной близости к Москва-реке не имеет никакого отношения к заявлениям московских властей, что все это делается на благо горожан, в целях расширения особо охраняемого парка "Москворецкий". В связи с этим невольно вспоминаю Жванецкого, он всегда точен и беспощаден в диагнозах: "Что дадут - не верю и не поверю некогда, что отберут последнее - верю сразу и во веки веков". Через пару лет на этом месте будет элитный поселок московской бюрократии и приближенного бизнеса. Вот в это верю сразу и во веки веков. Один такой поселок, с романтичным названием "Остров Фантазия" (стоимостью аренды не менее 15 тыс. долларов в месяц за маленький коттеджик), построенный гораздо позже, не вызывает никаких вопросов ни с точки зрения природо- и водоохранных зон, ни с точки зрения оформления документов - я вас уверяю, все в порядке. Эта земля обеспечивает непрерывный поток конвертируемой валюты в карманы бедных бюрократов партии власти. Деньги, как известно, любят тишину, а большие гробовую, каковую и хранят московские власти вокруг поселка, который для них является профильным активом. Находящийся рядом "Речник", построенный 50 лет назад, не приносит прибыли и поэтому этот непрофильный актив вместе с "этими людишками" нужно снести.


Впрочем, если отрешиться от эмоций и показать анатомию этого преступления и беспредела, то она выглядит следующим образом.


Одной из главных заслуг нынешней российской власти считается принятие Земельного кодекса Российской Федерации. Путь этого важнейшего краеугольного документа, цель которого защитить и упорядочить отношения собственности главного национального ресурса - земли, - для граждан был тернист и занял 8 лет. Я был депутатом, когда проект Земельного Кодекса впервые был внесен в Государственную Думу в 1994 году, а когда кодекс был окончательно принят в 2002 году, то опять голосовал за него, уже как член Совета Федерации.


Одной из главных парадигм этого документа для цивилизованного современного государства является единство земельного и имущественного комплекса, то есть подход, в соответствии с которым судьба земельного участка следует за судьбой объекта недвижимости. Так что построенные в середине 50-х и в последующие годы объекты недвижимости, которые сегодня крушат бульдозерами, неотделимы от земельных участков. Но это по закону.


Марк Твен как-то заметил: "Земля - этот тот товар, который больше не производится".


Теперь "следите за руками" московских властей. Для того чтобы оформить право собственности на земельные участки, владельцам домов необходимо было провести межевание участка, согласовать его границы, собрать правоустанавливающие документы, сформировать землеустроительное дело, на основании чего получить кадастровый план, поставить участок на государственный кадастровый учет, затем провести государственную регистрацию права собственности на этот участок. У людей не было никакого шанса получить права собственности. Практически на всех стадиях этого процесса владелец участка должен был обращаться к подконтрольным московской мэрии чиновникам. Чиновники, я убежден, получили прямое, безусловно устное, указание не допустить оформления этих участков в собственность простых граждан, так как интересы чиновников Москвы (принцев крови) несоизмеримо выше судеб жалких людишек, выбрасываемых в результате ночных погромов на 30-градусный мороз.


В отсутствие гражданского контроля когорта верхних феодалов с лакеями-вассалами в дрессированной городской думе тихо заменили Земельный Кодекс, торжественно подписанный еще Президентом Путиным, феодальным институтом условного держания прав собственности.


Россия, вперед к феодализму!


Антивертикальная реформа

Vip Ольга Курносова (в блоге Свободное место) 25.01.2010

22

Повышение зарплат, всевозможные тесты и сокращение численности сотрудников милиции к переменам не приведут. Преступлений, совершаемых людьми в погонах, возможно, станет меньше – но это уже математика. Новый дядя Степа заменит Евсюкова только в условиях, когда федералы откажутся от функций контроля над местной милицией. И пусть оставят себе, например, службу безопасности президента, а родине - службу внешней разведки, полностью ликвидировав ФСБ.

Но вернусь к милиции. По большому счету такие службы, как милиция общественной безопасности (МОБ ГУВД), сегодня заточены под ущемление гражданских свобод. Большинство о таких службах и не знает, меньшинство сталкивается с ним регулярно на митингах и пикетах. Населению такие службы не нужны и вредны.

Нужно оставить патрульно-постовую службу (ППС). По сути, данная служба должна быть неким муниципальным охранным предприятием, обеспечивающим безопасность граждан. Задача – приехать вовремя на звонок или на крик о помощи. И только. Критерий оценки успешности работы – скорость приезда. Никаких «крышеваний» ларьков, никаких выкупов за иммигрантов – только дежурство. Численность – необходимое количество патрульных машин на район. Финансирование из муниципалитета (с расширенными полномочиями, а не такого сиротского как сейчас). Подчинение – аналогично – муниципальной власти.

В районных отделах остается только дознание (нынешний уголовный розыск) во главе с избираемым населением начальником. Подчиняется данный орган исключительно закону, действия контролируются прокуратурой.

Здесь действительно есть одна проблема. Вскоре может случиться так, что работать начальниками в такой милиции будет просто некому. По двум причинам: служебное несоответствие нынешнего состава и боязнь выборов, то есть населения. Но тогда их место могут занять юристы или просто образованные уважаемые в городе граждане. Взаимный контроль такого органа и муниципалитета создаст тяжелые условия для развития коррупции. При этом участие одних и тех же людей в выборах глав районной милиции и окружной муниципальной власти создаст здоровую конкуренцию – своеобразную гарантию прозрачности.

Такая простая реформа, конечно, абсолютно антивертикальна. Ведь вдруг окажется, что кто-то где-то не хочет разгонять митинги и одиночные пикеты, начнет сажать за взятки чиновников администрации и вообще... слишком неуправляемая сверху получается конфигурация.


О Бандере - Герое Украины

Vip Роман Лейбов (в блоге Свободное место) 25.01.2010

20

Я в недоумении. Я не очень хорошо знаком с историей Второй мировой войны на Украине, потому что я ее изучал в советское время. Но, насколько я знаю, в Словакии решение Ющенко вызвало исключительное недоумение, у граждан этой страны есть причины для этого. Ну и, конечно, есть люди, которые участвовали во Второй мировой войне, они тоже шокированы. Этот жест с точки зрения Ющенко понятен, ему нужно было поставить точку в выстраивании новой украинской истории эффектно, и ему это удалось.


Я думаю, что любой поклонник Пушкина, читая сообщение о том, что митрополит Филарет (то, что он митрополит, придает делу дополнительный обертон) награжден орденом Мазепы, тоже ощутил бы некий когнитивный диссонанс. А с точки зрения украинцев орден Мазепы - это совершенно нормальная вещь.


Не знаю, настало ли время для того, чтобы Бандеру наградить орденом Мазепы...


Бандера и чувства

Vip Игорь Иртеньев (в блоге Свободное место) 25.01.2010

21

Меня это решение шокировало, как, думаю, и большинство людей моего возраста. Я знаю не из материалов советской пропаганды биографию Бандеры, заслуживающего чего угодно, но только не героизации. Он занимался терактами в Польше в начале Второй мировой войны, имел контакты с германским командованием еще до начала Отечественной войны, какое-то время он сотрудничал с нацистами.


Я не разделяю политику нашего руководства по отношению к Украине, но есть вещи, через которые переступить нельзя. Я понимаю, есть, наверное, такая вещь, как национальные чувства, но я как сын фронтовика эти чувства разделить не могу.


Проходите вперед

Vip Лев Рубинштейн (в блоге Свободное место) 25.01.2010

12

Ага, "Свободное место". Понятно.

"Проходите, пожалуйста, впереди есть свободные места". - "Н-да? Пройти-то мы пройдем, а вот обратно-то выйдем? То-то и оно. Нет, мы уж тут постоим, сзади, поближе к запасному выходу. Береженого бог бережет. Знаем мы эти свободные места".

Правильно, занимать свободные места рискованно. Свобода - это вообще риск прежде всего. И не обязательно риск быть схваченным за шкирку в самом буквальном смысле этого слова. Это риск оказаться смешным, оказаться непонятым, оказаться одиноким. Свобода вообще дело не коллективное. Потому что границы ее каждый устанавливает сам. И границы падений и воспарений у каждого свои. Собственно, к расстановке персональных пограничных столбов в результате и сводится весь совокупный интеллектуальный и чувственный опыт каждого из нас.

О ней, о свободе, надо говорить, как бы ни были размыты ее очертания. И не так говорить, как говорят о ней тюремные обитатели, понимающие ее лишь как расположение своего физического тела по наружную сторону колючки. А говорить именно как свободные люди, не экономящие на душевных и интеллектуальных усилиях в трудоемком процессе твердого и настойчивого отстаивания своего "свободного места".




Свобода Сознаний

Vip Всеволод Чернозуб (в блоге Свободное место) 24.01.2010

21431

Привет!

Помните присказку "Как Новый год встретишь..."? Наверняка. Я смотрю на календарь, скоро закончится январь, вспоминаю присказку и вечер 31-го декабря на Площади Свободы (официально – Триумфальная). Тогда мы с приятелями пришли с ёлкой, мандаринами и легким алкоголем, чинно-мирно-конституционно собраться и отметить Новый год. Ёлку у Маяковского поставили, а вино и мандарины вкушали уже в празднично прибранном вонючей тряпкой Красносельском ОВД. В начале одиннадцатого, по приказу главы ГУВД, задержанных выперли из отделения – моя коллекция протоколов осталась без пополнения.

После освобождения мы вновь поехали на Триумфальную и реализовали первоначальный коварный замысел. На площади еще оставались несколько автобусов. Один мент, вынырнувший из теплого гудящего пазика покурить, с минуту изучал нашу компанию. Страж крамолы не обнаружил - залез обратно, и автобус уехал.

Тема свободы собраний обещает стать одной из центральных в 2010 году. Экономический кризис, политическая неопределенность в преддверии электорального цикла 2011/2012, общая усталость населения от властного беспредела – дают гражданам немало поводов для собраний.

Январь начался с сообщений о возможном уголовном преследовании за перекрытие дорог. Неделю назад в Госдуму внесли поправки в ФЗ №54 "О собраниях...", требующие подачи уведомления при одиночном пикетировании и собраниях. Решил устроить самосожжение? С друзьями во дворе козла забить? Иди в префектуру.

На идиотизм властей я бы не обращал внимания: сюрпризом от режима можно назвать полезную инициативу, вредные идут потоком. Цепляют участившиеся комментарии от политизированных блогеров. Мол, вы, участвуя в несогласованных акциях, создаете плохую картинку. Посмотрит человек на акцию 31-го числа в защиту свободы собраний, а там ОМОН, войска, всех крутят-винтят, и забоится выйти на акцию в защиту родного сквера.

Доходит до обвинений в умышленном провокаторстве.

Подобные размышления – проблема для свободы собраний посерьезнее зарвавшихся чиновников и распустившихся милиционеров. Формируется и внедряется холопский, подданнический стиль мышления. Человек, настаивающий на естественных и законных правах, вызывает гнев начальников жизни и оказывается виноватым. Происходит подмена смысла, нарушителем становится не президент, губернатор, мэр или главный милиционер, а жаждущий свободы и справедливости гражданин. Что же он нарушает? Законы, нормы приличия? Нет, он нарушает навязываемую парадигму "Власть – священна". Логика, свойственная загнанному и забитому жизнью мигранту из Средней Азии, а не гражданину претендующей на мировую значимость страны.

В такой ситуации борьба за свободу собраний обретает новый смысл. Дополнительный к отстаиванию права на публичный протест для политической оппозиции, гражданских движений и автомобилистов из посёлка "Речник".

Борьба за свободу собраний становится борьбой за Свободу Сознаний. Важно не скатиться до массовой шизофрении, восстановить психическую и этическую чистоту мышления. А дальше дело пойдет, уверен.

Приходите 31 января, в 18.00, к памятнику Маяковскому. Постоим за свободу собраний и сознаний.


Письмо Медведеву: Вы дали установку убивать

Vip Светлана Ганнушкина (в блоге Свободное место) 24.01.2010

10

11.01.2010 г.
Президенту Российской Федерации г-ну Медведеву Д.А.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Террористические акты стали почти повседневностью нашей жизни. Они превратились в способ ведения диалога оппозиции с государственными структурами на местах, выяснения отношений в бизнесе, способ расправы с правозащитниками и журналистами, мести сотрудникам правоохранительных органов – облеченным властью и носящим оружие на законных основаниях – за бессудные расправы, которые могут быть также отнесены к разряду преступлений террористического характера. Вам хорошо известно, какие утраты понесло гражданское общество за последний год. Среди погибших много наших товарищей и самых близких нам людей, поэтому каждый из нас понимает, как важно бороться с терроризмом во всех его выражениях. Обеспечение безопасности населения есть одна из важнейших функций государства, в исполнении которой каждый из нас лично заинтересован.

Однако, борясь с терроризмом даже самыми жесткими методами, представители государства не должны уподобляться террористам. Они не могут исходить из принципа коллективной ответственности, их действия не должны быть похожи на месть.

Оставляя выбор тактики профессионалам, высшие государственные лица формулируют принципы стратегии в области борьбы с таким чудовищным явлением современности как терроризм.

С глубоким сожалением я вынуждена констатировать, что Ваши высказывания, дающие стратегические установки в этой области, вызывают у меня большую тревогу.

Так, 27 июня 2009 г., выступая на заседании Совета безопасности, Вы потребовали от силовых структур "не церемониться с бандитами" и попросили докладывать Вам, сколько боевиков на Северном Кавказе уничтожено за последнее время.

Тогда нам показалась, что эти слова сказаны Вами в минуту гнева после покушения на Президента Ингушетии Юнусбека Евкурова, с именем которого связывались надежды народа Ингушетии, зажатого между двумя источниками насилия, между властью и подпольем, выйти тупика. Драматичность момента не давала возможности вступить в дискуссию о методах борьбы с терроризмом.

Можно было ожидать, что в дальнейшем от Вас последуют более четкие и ясные установки и руководства к действиям, лежащим исключительно в правовом поле. Но вот 8 января нового 2010 г. на встрече с директором ФСБ Александром Бортниковым Вы снова даете ту же установку: "В том, что касается бандитов, наша политика остается прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жестко и делать это систематически, то есть регулярно, потому что, к сожалению, бандподполье еще существует. Нужно методично действовать "по всей поляне", если где-то появился след, значит, нужно искать их и уничтожать".

Уничтожать людей регулярно, жестко, систематически и методично за последние годы научились многие. Однако ни для кого не тайна, что отчетность такого рода весьма просто организуется, и наши доблестные правоохранительные органы имеют в этом огромный опыт. Они не привыкли церемониться не только с бандитами и с добропорядочными гражданами, но и с самим законом. Если для статистики нужны трупы – будут трупы, за этим дело не станет. Остается только открытым вопрос: уменьшится ли от этого численность вооруженного подполья. Возможно, новые жертвы фальсификации послужат рекрутированию в сопротивление новых участников?

Население теперь все реже обращается за помощью к правозащитникам и в правоохранительные органы. Ни те, ни другие не могут им помочь, поэтому люди теряют веру в правовое решение своих проблем. Это и есть следствие политики уничтожения без суда и следствия.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Ниже я привожу историю последних месяцев жизни одного жителя Чеченской Республики, которому мы не смогли помочь. Наша организация с конца июля 2009г. неоднократно пыталась добиться серьезного расследования обстоятельств задержания, а по сути похищения, жителя г. Аргун Чеченской республики Алихана Султановича Маркуева, 1988 года рождения.

Алихан Маркуев в июле 2007 г. стал участником незаконных вооруженных формирований, которые через год покинул, добровольно заявил в Аргунский ОВД о явке с повинной и в 2008г. официально прошел процедуру амнистии. После этого он открыто прожил год у себя в семье, занимаясь ремонтом дома.

Несмотря на это, 5 ноября 2008 года против Маркуева было возбуждено уголовное дело по статьям УК РФ: 222 (приобретение и хранение оружия) и 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). Кроме того, Маркуев был объявлен в розыск, хотя он не скрывался от следствия и передал следователю СУ по ЧР Якубу Никаеву, который вел его дело, номер своего телефона. Для защиты интересов Алихана Маркуева был приглашен адвокат, работающий в ПЦ "Мемориал".

28 июля 2009 года Алихан Маркуев неожиданно был увезен из дома сотрудниками Аргунского ОВД. Адвокат позвонил следователю Никаеву, который сообщил ему, что дело в отношении Алихана приостановлено, а о его задержании ему ничего не известно. После этого сообщения родственники обратились в ОВД г.Аргун. Однако начальник ОВД и глава администрации г. Аргун посоветовали им прекратить попытки выяснения судьбы А.Маркуева, иначе против них будут приняты методы силового воздействия. Тогда родственники отправились в аппарат уполномоченного по правам человека в ЧР. Их принял сотрудник по имени Зелимхан, который отказался взять заявление и посоветовал им обратиться в прокуратуру.

В тот же день адвокат пришел за объяснением в ОВД. К нему вышел сотрудник, представившийся начальником уголовного розыска, и заявил дословно следующее: "Ты защищаешь "черта" и, если не хочешь иметь большие проблемы, то близко не подходи к ОВД, нет у нас никакого Маркуева".

На следующий день, опираясь на информацию чеченских коллег, я направила факсом и почтой запросы на имя заместителя министра ВД ЧР А.Б.Янишевского и прокурора ЧР М.М.Савчина с просьбой принять меры к выяснению места нахождения Алихана Султановича Маркуева и способствовать допуску к нему адвоката.

Помимо этого, я позвонила по телефону в Чеченскую Республику переговорила о происшедшем с обоими адресатами наших запросов. Мне обещали принять меры к тому, чтобы в отношении Алихана Маркуева не совершалось противозаконных действий.

2 августа 2009 года в ночное время в Аргунский ОВД вызвали родственников Алихана Маркуева. Родственники немедленно приехали на собственной легковой машине. Начальник уголовного розыска под расписку передал им задержанного 28 июля 2009 года Алихана. Алихан вместе с родственниками сел в машину, и они поехали домой. Не успели они проехать и половины пути, как дорогу им перегородили машины, в которых сидели вооруженные люди в маскарадных масках. Они выскочили из машин, затолкали в одну из них Алихана, отобрали у его родственников ключи от их машины и уехали.

Лишенные возможности преследовать похитителей, родственники не смогли проследить, куда увезли Алихана. Но позже им удалось найти свидетеля того, что машины похитителей заехали во двор Аргунского ОВД.

Мы снова немедленно направили запросы в правоохранительные органы Чеченской Республики. Переписка продолжалась до октября 2009г., но никаких положительных результатов не дала. Мы получили ответы о возбуждении уголовного дела по факту похищения человека, о проводимых проверках и об их результатах, которые, как это обычно бывает, состояли в том, что сообщенные нами сведения не подтвердились.

Алихан Маркуев исчез бесследно. При этом его родственники и адвокат продолжали получать угрозы и советы не интересоваться больше его судьбой. 19 октября 2009г. к нам в приемную Комитета "Гражданское содействие" в Москве позвонил неизвестный и сообщил, что, по его сведениям, Алихан Маркуев и еще трое пропавших жителей Чечни находятся в Гудермесе в одном из мест содержания лиц, задержанных органами внутренних дел. Им было названо имя еще одного задержанного – пятнадцатилетнего Расухана Ризвановича Эльпиева. Звонивший утверждал, что предполагается переодеть их в камуфляж, убить и выдать за уничтоженных во время спецоперации членов НВФ.

По словам звонившего, это было бы уже сделано, если бы не шум, поднятый вокруг Алихана Маркуева.

Эта информация требовала, по нашему мнению, принятия срочных оперативных мер реагирования. Мы немедленно направили факсом информацию об этом звонке в Прокуратуру и МВД ЧР. Ответ из Прокуратуры пришел невероятно быстро, он был датирован 22 октября. Это означает, что на оперативную проверку сообщенных сведений ушло не более 2-х дней. Разумеется, "сведения не подтвердились".

К сожалению, дальше события развивались по сценарию, описанному нашим неизвестным информатором. 27 ноября 2009 года на окраине села Сержень-Юрт был найден труп мужчины с огнестрельными ранениями. Рядом с убитым лежал автомат. На опознание трупа были приглашены родственники Алихана Маркуева, им было сказано, что Алихан погиб во время спецоперации, при этом сотрудники органов внутренних дел уже знали, чей труп перед ними. Родственники опознали в убитом Алихана, тело было выдано для захоронения. Похороны прошли в селе Автуры.

Похоронную церемонию проводили в спешке – видимо, угрозы родственникам Алихана не прекратились и после его убийства. Гибель Алихана Султановича Маркуева – не исключительное, а обычное событие на Северном Кавказе. Нам известен целый ряд аналогичных похищений, когда родственники отказывались от обращения в правоохранительные органы и предания происшедшего гласности. Ими руководил страх за остальных членов семьи, за свою жизнь. А сколько таких событий остается вне нашего поля зрения?

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мне представляется, что в деле Алихана Султановича Маркуева еще рано ставить точку: оно должно быть тщательно расследовано, убийцы разоблачены и привлечены к ответственности. В этом я прошу Вашего содействия. Все обстоятельства этого дела не оставляют сомнений в том, что Алихан Маркуев был похищен и убит сотрудниками силовых структур. Более того, его убийство было использовано для того, чтобы отчитаться в очередной победе над вооруженным подпольем. Такое преступление, совершенное представителями государства, стоит в одном ряду с самыми опасными террористическими актами, потому что разрушает общество, подрывая веру в закон. Большая доля ответственности за то, что подобные убийства приобрели повседневный характер, ложится на высшее руководство страны. Уже в который раз первое лицо государства дает силовым структурам ясный сигнал, что о соблюдении закона можно не беспокоиться и следует отчитываться числом уничтоженных, не утруждая себя разъяснениями, как без суда и следствия можно правого отличить от виноватого. Нам надо отдавать себе отчет: пока правоохранительные органы не перестанут ежедневно пренебрегать законом, и пока население не перестанет видеть в них постоянный источник опасности, ни на Северном Кавказе, ни во всей России не наступит стабильность.

С уважением,
Председатель Комитета "Гражданское содействие", член Правления Общества "Мемориал", член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека
Ганнушкина Светлана Алексеевна


Некоторые впечатления о прошедшей 19 января в Москве акции

Vip Олег Орлов (в блоге Свободное место) 23.01.2010

27

Коротко я бы сказал так: непрофессиональные и провокационные действия милиции привели к беспорядкам в центре Москвы.



Безусловно, имели место нарушения норм законодательства об уличных массовых акциях и со стороны участников пикетов. Но мне представляется, что они не дают никакого оправдания неадекватному применению силы со стороны сотрудников ОМОН, применению спецсредств, массовым задержаниям.



Началось всё на Петровском бульваре. Там собралось много людей (явно несколько сотен, может быть, тысяча), большей частью молодые люди из различных группировок "Антифа".


У них были очень большие баннеры, растяжки. В руках у многих людей были фотографии убитых (Маркелов, Бабурова, Политковкая, Эстемирова), часть из которых изготовили мемориальцы.


Когда кончилось время пикета и милиция разрешила движение с одного пикета на другой, милицейские чины в мегафоны объявили, что движение разрешается только группами по 50 человек и со свёрнутыми плакатами. Говорят было даже сказано: "Необходимо убрать наглядную агитацию". Но очевидно, что фотографии убитых свернуть или убрать было невозможно.


Милицейская цепь расступилась и пропустила первую партию. Но туда сразу же устремилась толпа, и прошли человек 200-300. Причем с развёрнутыми баннерами и растяжками.


Это, вполне очевидно, являлось попыткой провести не разрешенное шествие. Группа двинулась вперёд по бульвару. В ходе этого продвижения кто-то дважды зажигал файеры. Это тоже нарушение.


Но в конце Петровского бульвара у Трубной площади людей остановили новые милицейские цепи. Тут стоял и ОМОН. Снова в мегафон раздались призывы свернуть плакаты. Молодые люди что-то в ответ скандировали. Но никаких попыток прорыва не было. Более того, на моих глазах они стали сворачивать баннеры и растяжки. И тут в толпу вклинился ОМОН. Людей валили на землю, били, тащили, задерживали. Причём задерживали не только тех, кто держал плакаты или что-то скандировал - так были задержаны Сергей Кривенко, Алик Мнацаканян, рядом со мной пытались схватить мемориальца Мишу Мазо (возможно, только за то, что он держал в руке портрет кого-то из убитых).


Всего так были задержаны 23 ил 24 человека, которых доставили в Тверской ОВД. Возможно, что были и ещё задержанные (были сведения, что и в Басманное ОВД кого-то доставляли, не уверен в точности этих сведений).


Мне представляется, что никакой необходимости подобных действий со стороны милиции не было. Группа, если и провела маленький несанкционированный марш, то исключительно по бульвару, никому при этом никак не мешая. Она была блокирована, и выйти на Трубную площадь у неё возможности не было. Попыток прорыва не было. И самое главное - люди начали сворачивать плакаты и т. п. Впрочем, милицейские начальники могли рассматривать подобные действия как своеобразное наказание, что абсолютно не законно.


В конце концов тех, кого не задержали, пропустили идти по тротуарам в сторону Чистопрудного бульвара. Затем пропустили и остальную, блокированную на Петровском бульваре, часть пикетчиков.


В 20 часов у памятника Грибоедову на Чистопрудном бульваре начался второй пикет. Сначала всё было абсолютно мирно. Тут были и люди, пришедшие с Петровского бульвара, и подошедшие сюда из метро. Место было обнесено металлическими ограждениями, пропускали через "рамки". Участники поставили у памятника портреты убитых, зажгли свечи, развернули плакаты. Пришедшие Явлинский, Ковалёв давали интервью. Лев Пономарёв прогнал за пределы ограждения какую-то сумасшедшую даму с провокационным плакатом. Всё было абсолютно мирно. Правда, в какой-то момент кто-то опять зажег файер (за пределами ограждения), но этим всё и ограничилось.


Всего собралось несколько сотен человек (может быть, до тысячи).


Потом у памятника в руках у кого-то появился мегафон и начались выступления. Я не знаю, кто выступал. Но выступление(я) было(и) абсолютно мирными и цивилизованными - про то, что растёт ксенофобия и этому надо противостоять, что фашисты убивают и приезжих, и тех, кто противостоит фашистам, что власти не борются с фашистскими организациями. Повторяю - всё было абсолютно мирно.


Конечно, мегафон на пикете - это формальное нарушение норм законодательства. Но, во-первых, милицейские начальники обещали организаторам акций, что не будут протестовать против не сильных звукоусиливающих устройств на втором пикете. Во-вторых, звук был, действительно не сильный и ни кому не мешал - его с трудом было слышно на краю толпы. В-третьих, если даже и придираться к такому нарушению, то можно было обратиться к организаторам пикета, которые открыто стояли тут же (милицейские начальники были в постоянном контакте с Пономарёвым) и потребовать от них прекратить нарушения; ещё более правильным было бы уже после окончания акции обратить на это внимание организаторов (вплоть до применения к ним санкций). В любом случае, в силу мирного характера акции, в силу отсутствия призывов экстремистского характера, в силу того, что громкость выступления никому не могла ничем мешать - прерывать выступление силой не было никакой необходимости.


Но произошла дикость. Группа милиционеров, подойдя сзади, из-за памятника, набросилась на выступающего, у него стали вырывать мегафон и попытались его задержать. Это спровоцировало окружающих людей, те начали отбивать человека у милиционеров. К милиционерам подошла подмога. Началась схватка, в ходе которой милиционеры получили сильный отпор.


Далее началась свалка. Толпа ринулась на милиционеров, те применили слезоточивый газ. В какой-то момент милиционеров стали теснить с помощью металлических заграждений. Затем ринулся ОМОН, толпа побежала. Потом молодёжь начала кидать в милицию то, что было под рукой - слава Богу, что это были только куски снега.


Было задержано 18 человек. Я видел, как толпа отбивала одного из задержанных - милиционеру крепко досталось.


В какой-то момент раздались звуки, похожие на выстрелы. Одни говорили, что милиционеры стреляли в воздух; другие, что это рвались какие-то петарды; третьи связывали эти звуки с применением газа. Не знаю, но я слышал эти звуки.


В общем, чёрте что!


Милиционеры, получив сильный отпор, не рискнули, по-видимому, зачищать место пикета, хотя часть людей, от греха подальше, ушла с места событий. В конце концов, когда закончилось время, милицейский начальник заявил в мегафон, что время истекло, надо покинуть это место, в противном случае будет применена сила.


Тут же в мегафон выступил Лев Пономарёв, который сказал, что ему генерал милиции Козлов обещал, что если сейчас все спокойно разойдутся, то 18 задержанных будут освобождены без составления протоколов. Молодёжь требовала большего - освобождения всех задержанных. Но Пономарёв и с ним ещё какой-то незнакомый мне лидер неформальной молодёжи уговорили людей разойтись.


В самом деле, после того, как основная часть людей ушла в метро, 18 задержанных были отпущены. Правда, остались ещё 4 человека, которых задержали за то, что они зажигали файеры (не знаю, при каких обстоятельствах). Пономарёв уехал в милицию, где ему должны предъявить претензии по поводу нарушений со стороны организаторов пикетов.


Позже, после составления протоколов, были отпущены из Тверского ОВД и 23 или 24 задержанных на Петровском бульваре. Мнацаканяну написали, что он, несмотря на требования милиции, держал в руке плакат и скандировал: "Долой власть чекистов!".


Вот такие события.


Смириться или идти в партизаны

Vip Василий Мельниченко (в блоге Свободное место) 21.01.2010

14

Как оценить то, что произошло 19 января? Здесь, наверное, не оценить, а "заценить" можно. Потому что это лицо власти. Что бы там они теперь ни говорили – что ошиблись, что соблюдали закон – это действия государства. И это действия, которые перечеркивают все: и "Россию вперед!", и "Россию назад!", и модернизацию, и многое другое.

В какой-то мере они делают это и по глупости своей. Потому что им представлялось, видимо, что будут оппозиционные какие-то силы. Но ведь те лозунги, которые были на акции, не направлены были на свержение государства и вообще против власти направлены не были. Это общемировой был лозунг: "Антифа!". На этот раз государство вообще должно было идти вместе с гражданами. Те же омоновцы, милиционеры – должны были встать в эти ряды и вместе скандировать: "Убийствам – нет!", ни заказным, ни политическим, никаким уголовным преступлениям.

А дальше... Я лично давно свое мнение сказал. Есть два пути: или смириться со всем, что происходит, или идти в партизаны. Другого Россия никогда не имела. Третьего не дано, оно даже и не получится. Или смириться, как было тысячелетиями, или – в партизаны, как было, наверное, годами – маленькими вспышками гражданской активности.


Акция памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой в Москве

Vip Галина Кожевникова (в блоге Свободное место) 21.01.2010

350

Репортаж Центра "СОВА"

19 января 2010 года, в годовщину трагической гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, в Москве прошла антифашистская акция, посвященная их памяти.

Ее организаторам – "Комитету 19 января" – неполитическому неформальному объединению общественных активистов, поддержанным многими деятелями культуры и искусства, – по формальным основаниям не удалось согласовать с московскими властями массовое шествие по Бульварному кольцу, и в результате были согласованы два пикета – в начальной и конечной точках предполагаемого шествия и было дано устное согласие на организованный проход – но не шествие – между этими точками.

К началу акции на Петровском бульваре собралось около 700 человек – представителей молодежных неформальных антифашистских объединений, левых организаций, правозащитников, общественных активистов, просто москвичей, вышедших выразить свой протест против неонацистского террора в России. (700 – это результат примерного подсчета в период движения по бульвару.)

Участники акции развернули несколько больших транспарантов, главными из которых стали баннеры с именами погибших от рук неонацистских группировок в последние годы и баннер с символикой Комитета и антифашистской цитатой из В.Маяковского, и не подчинились требованиями милиции разделиться на группы «по 50 человек» (впрочем, было очевидно, что объявление это было слышно только в начале колонны) и свернуть баннеры перед началом шествия.

Движение началось примерно в 19-30. Первыми по бульвару пошли несколько десятков активистов, стоявших уже за милицейской цепью, построенной перед колонной.

Второй прошла (вернее, прорвалась через небольшое милицейское оцепление) колона примерно в 200-250 человек с развернутыми баннерами. Те, кто шли в этой колонне, скандировали антифашистские лозунги. В колонне было брошено несколько файеров, однако сделали это сами участники шествия или кто-то другой, было непонятно.

Затем прошла колонна примерно в 400 человек. Здесь люди несли в основном только портреты погибших людей – Станислава Маркелова, Анастасии Бабуровой, Анны Политковской, Натальи Эстемировой и других.

У выхода с бульвара на Трубную площадь строй ОМОНа начал задерживать первых же подошедших к нему людей из первой группы. По свидетельству Сергея Кривенко, члена Президентского совета по правам человека, задерживали их ОМОНовцы вежливо, но безо всякой причины. Тут к цепи ОМОНа подошла колонна, несшая транспаранты, и люди в ее первых рядах также были задержаны, причем уже с применением силы. Принцип задержаний был непонятен: по одним свидетельствам, задержания тех, кто шел во главе второй колонны, начались до того, как начали сворачивать плакаты, по другим – уже после этого. В этот момент был распылен – неизвестно кем – какой-то газ.

Всего в районе Трубной площади (где было наибольшее количество милиции, ОМОНа и автозаков) было задержано около 30 человек, которых препроводили в Тверское ОВД и отпустили через 3,5 часа, после составления административных протоколов. Всех их в ближайшие дни ожидает суд.

После небольшой паузы ОМОН расступился, и участники пикета двинулись дальше по направлению к Чистопрудному бульвару. Людей вновь пропускали группами, однако милицейского сопровождения практически не было. Первая часть колонны вообще шла без сопровождения милиции (лишь один ОМОНовец стоял у перехода на Рождественский бульвар, объясняя, что там идут ремонтные работы и в этом месте на бульвар пройти нельзя, и это так и было). Остальных участников шествия сопровождали лишь небольшие группы милиционеров, следивших, чтобы участники акции не выходили на проезжую часть.

Примерно к 20-00 основная масса участников пришла к Чистопрудному бульвару. Всего в мероприятии у памятника Грибоедову приняли участие около тысячи человек, хотя внутрь заготовленного ограждения поместились далеко не все. Помимо тех, кто шел от Петровского бульвара, были присоединившиеся по пути и приехавшие прямо к метро «Чистые пруды».

Люди расположились на площади у памятника, начались выступления организаторов, которые для этого использовали мегафон.

На пикете, в отличие от митинга, не допускается использование звукоусилительной техники, но надо отметить, что мегафон, использованный организаторами, был настолько слаб, что основная масса находившихся на площади людей вообще не догадывалась о том, что идут выступления. Люди мирно стояли на площади. Время от времени различные группы участников начинали скандировать антифашистские лозунги.

Выступление уже второго оратора было без объяснения причин прервано сотрудниками милиции, которые просто вырвали у него из рук текст Манифеста «Комитета 19 января» и попытались его задержать. Это ничем не мотивированное поведение сотрудников милиции и спровоцировало дальнейшие беспорядки.

Участники акции стали скандировать «Позор!», часть молодых участников, растянув антифашистские транспаранты, прорвала милицейское оцепление и попыталась продолжить шествие по Чистопрудному бульвару. Остановить людей удалось только метров через 200. Слышались звуки, похожие на выстрелы, кто-то пустил газ. В милиционеров полетели куски заледеневшего снежного наста. Бульвар перекрыл ОМОН.

ОМОН, впрочем, не атаковал демонстрантов, а только сдерживал их натиск, задерживали некоторых участников. В этой ситуации обе стороны применяли насилие, и нам трудно оценить, насколько масштабным было превышение необходимого применения силы со стороны милиции. Мы видели, что некоторые задержанные были отбиты у милиционеров, некоторые – отпущена самими правоохранителями после того, как были вытащены из давки. Через несколько минут была предпринята вторая попытка прорыва оцепления - манифестанты принесли решетки ограждения, подкатили мусорные контейтеры.

Надо отметить, что с самого начала силового противостояния на бульваре часть демонстрантов, в том числе и из молодых активистов, призывала товарищей не применять силу, в том числе – не бросаться настом. В этот момент уговоры этих людей и, в первую очередь, Льва Пономарева, возымели наконец действие: натиск обеих противостоящих сторон ослаб, люди начали возвращаться к памятнику. Между организаторами и руководством милиции было достигнуто соглашение, что задержанные на этом бульваре (они оставались в автобусе, 18 человек), будут отпущены, если участники акции разойдутся. И это соглашение было выполнено. Люди возложили цветы, зажгли свечи у фотографий Маркелова и Бабуровой, расположенных у постамента скульптуры и разошлись.

Тем не менее, люди разошлись, и акция была завершена. В переулках около Чистопрудного бульвара было зафиксировано несколько нападений неонацистов на расходящихся участников мероприятия, однако серьезно никто не пострадал.

Коротко резюмируя эти события, можно сказать:

В-первых, и это самое важное, эта акция несмотря на организационные проблемы и холод стала самым массовым неполитическим антифашистским мероприятием, начиная с 2005 года.

Во-вторых, власти достигли допустимого – в рамках сложившейся практики запретов - компромисса с организаторами, но действия милиции на месте спровоцировали беспорядки. Хотя, видимо, у милиции на месте была установка не прибегать к жестким мерам, так что столкновения не перерастали в попытку разгона.


19 января: кто приказал устроить беспорядки?

Vip Светлана Ганнушкина (в блоге Свободное место) 20.01.2010

10

Я только что вернулась с пикета. Невозможно понять, для чего надо было превращать траурные пикеты и организованное передвижение людей по бульварам в свалку...

Спокойно прошло только возложение цветов на месте убийства. Все, что было потом, можно назвать прямым оскорблением памяти убитых и унижением тех, кто пришел ее почтить.

На Петровский бульвар пускали через узкий проход, оставленный для участников первого пикета. К нему вела вдоль тротуара нескончаемая очередь пришедших, которая медленно двигалась мимо нескольких сотрудников милиции, изображавших осмотр каждого входящего. Рамки не было. Если бы трое пропускающих действительно осматривали каждого, то это происходило бы до поздней ночи. Но и имитация заняла столько времени, что первый пикет фактически был сорван.

Ступив наконец на бульвар, участники бросались догонять ушедших вперед. Но не тут-то было: в середине бульвара нас встречала шеренга бравых ребят в форме и с палками, которая преграждала путь очередной группе и "выдерживала" ее некоторое время. Оказавшись лицом к лицу с румяным милиционером, я спросила:

– Что, не пускаете?

– Пускаем порциями, – пояснил он.

Смысл этого стал мне ясен, когда я услышала грубый крик в мегафон:

– Сворачиваем транспаранты! Уходим на тротуар!

Поскольку у милиции транспарантов не было, я поняла, что это обращение от первого лица относится к участникам пикетов. А весь этот абсурд, в котором принимало участие несколько сотен сотрудников МВД, устраивается для того, чтобы не было видимости шествия.

Суета и толчея при переходе с широкого бульвара на тротуар, помехи движению машин и пешеходов никого не волновали. Главное, чтобы шествия не было!

Вдоль всего движения искусственно созданной толпы с двух сторон стоял ОМОН, каски и забрала украшали головы рыцарей в почти средневековых доспехах.

Так мы добрались до Чистых прудов, где стояли две рамы, через которые можно было попасть к памятнику Грибоедову.

Там, видимо, милиции была поставлена задача не допустить митинга. И не допустили. Орали в мегафоны всяческие запреты, не пропускали в глубь бульвара, вырвали у пытавшегося выступать из рук микрофон. Запахло газом. Кто его запустил, не знаю, но это были газовые шашки, а не баллончики. У тех, кто был ближе к месту их запуска начался нехороший кашель, одежда пропахла у всех.

В 21.00 раздалась команда расходиться. Члены ОНК поехали освобождать задержанных.

Что это было? Зачем милиции понадобилось устраивать массовые беспорядки? Кто дал распоряжение сорвать траурную церемонию и превратить ее в бедлам?

Участники пикета скандировали: "Фашизм не пройдет!" Так ли это? Горько на душе.


Правозащитники — партизаны в войне с коррупцией

Vip Василий Мельниченко (в блоге Свободное место) 20.01.2010

14

Партизан — Участник борьбы, ведущейся с врагом на оккупированной территории отрядами широких народных масс.
(«Толковый словарь русского языка» Т.Ф.Ефремова)

Права человека во всем мире и особенно в России всегда требовали защиты. Потому что это такая человеческая особенность: власть имущие всегда пытались нарушить права своих граждан. И Декларация прав человека не была провозглашена просто так, общество нуждалось в защите прав. Человеческое развитие подошло к тому, что понадобился вот такой регламент человеческих отношений. Хотя в обществе до этого и без деклараций всегда были какие-то нормы поведения, они возникали стихийно еще в древнем мире. Иисус Христос, который две тысячи лет пришел к людям, был вполне официальный правозащитник. И учил он людей, как они должны себя вести, в этом учении были и права и обязанности. Поэтому и я к правам человека отношусь трепетно, как к вере в возможные хорошие времена. Когда бы мы соблюдали права человека, когда бы мы строили свою жизнь на этом принципе, тогда и общество наше стало бы намного лучше, и экономика приличнее. То есть не отбирали бы мы имущество друг у друга и люди не убивали бы других людей — это уже большое дело.

Как относиться к правозащитникам? Этот вопрос не совсем легкий. Кого понимать под словом «правозащитник». Потому что если верить прокурору России, то главные «правозащитники» — это прокуратура, он совершенно четко дал это понять. Теоретически это так. В уставе прокуратуры записано, что она должна осуществлять надзор за соблюдением законов, в том числе и надзор за соблюдением прав человека. Но если бы это так и было, то, наверное, и правозащитные организации так не плодились бы. Ведь правозащитные организации не откуда-то «сверху» пришли, это как раз и есть гражданское общество или часть этого гражданского общества, которое стихийно рождается. Вот смотришь, сегодня приехали люди из какой-то Исети, черти откуда, никто и не знает где эта Исеть находится, хотя Исетский район достаточно большой, занимает 4-5 тысяч квадратных километров, там живет 60-70 тысяч человек. И люди приезжают и говорят: «Мы будем как-то самоорганизовываться, чтобы защищать права свои и своих соседей. Потому что невозможно, потому что беспредел! У вас тут в Москве хорошо, у вас есть и президент и прокурор, и комитет по защите прав, и уполномоченный по правам человека, и МВД, и чего только нет, чтобы права здесь абсолютно не нарушались!» А у нас, в моем Камышловском районе или в том же Исетском, единственный прокурор — медведь, закон — тайга. Поэтому если у нас граждане не будут самоорганизовываться, они потихонечку будут вымирать. Так сегодня и обстоит дело с правовыми вопросами. Права человека не соблюдаются и не защищаются. И все эти заявления президента — как воздушная волна прошла, причем слабая такая — никого не задели эти слова. Ни милицию, ни прокуратуру, ни полпредов, они как будто не слышали зов президента.

Почему я так говорю, да потому что даже там где существуют самые дикие нарушения прав человека на свободу передвижения, на частную собственность, даже на жизнь — на все вопросы, которые считаются основными, ничего не меняется. И пусть будет хоть тысяча указаний президента, если не будет указано, кто должен исправлять, никто ничего не будет делать. Потому что нельзя исправить то, что в корне не правильно. Поэтому права человека в России желают быть в лучшем положении. И это невзирая на сотни правозащитных организации (хотел бы сказать «тысячи», но такого количества у нас пока к сожалению нет), никакой погоды это не делает. Да озвучиваем, да составляем отчеты, даже идем и представляем в судах — нет результата. Вот что печально: мы есть — результата нет. Более того, профессия «правозащитник» сегодня встала в одном ряду с самыми опасными профессиями, пожалуй с такими как горные спасатели. Слишком много стало убийств, слишком участились случаи преследования со стороны властей, слишком много наездов со стороны милиции, чиновников, слишком много бардака в России. И этот бардак устраивает большинство нынешних чиновников. Пока в России не закончатся родственники у чиновников, вот этот самый бардак, в том числе с правами человека, с экономическими правами, просто не закончится, так как нет к этому никаких предпосылок.

Я вам приведу вот такой пример по своему району. Живу я в селе Галкинское, Камышловского района, Свердловской области. Камышловский район, это две тысячи квадратных километров территории. Это 56 тысяч человек населения. Так вот на эти 56 тысяч в городе Камышлове расположились много всяких структур: милиция, приставы судебные, суд мировой, федеральный суд, следственный комитет, налоговая инспекция и еще чего-то много-много-много. Все они призваны служить только человеку, только своим гражданам. Так вот таких 600 человек, бюджет на их содержание тратится 360 миллионов рублей (по 2008 году). Это больше чем тратится на развитие сельского хозяйства района (а район у нас сельский), на содержание образования и здравоохранения. А теперь задайте вопрос о кризисе, и я отвечу, что кризис в такой ситуации не может не быть, не может не возникнуть, ни исчезнуть. Мы не в состоянии прокормить ораву бездельников. А мы еще не считаем, что сегодня 20% молодых людей в охранниках. А это тоже добавка к бездельникам, к тем же тремстам милиционеров района.

Если взять наш район, становится понятно, почему такая безработица, почему существует такой антагонизм между низами и властью. Но и власть у нас не особо богатая, потому что на 600 человек не хватает уже крышевания наркотиков, проституции, бизнеса. У них уже пошла внутренняя конкуренция: кто и что будет крышевать. И в такой обстановке ни на какие права никто не будет обращать внимания, решения судов не будут исполняться. Зато будут преследоваться нормальные офицеры той же милиции или прокуратуры, которые посмели пойти против гнилой системы. Как только такой человек пойдет против, он будет либо «малой кровью» отстранен, либо, если проявит честь и достоинство, будет посажен по сфабрикованному делу. И не счесть тому подтверждений. Мы вместе с другими организациями, в том числе с ООД «За Права Человека» Льва Александровича, очень много сил положили на защиту участкового Ивана Савина, участкового Парасунько Михаила, которые не то что посмели выступить, они хотя бы не стали подписывать те документы, которое готовило начальство. Документы о том, что в районе все хорошо, все прекрасно и банкротства, которые творятся — это нормально. Офицеры сказали: «Нет, ничего нормального нет! Арбитражный управляющий действует очень плохо, власти не соблюдают ни какие законы, искусственно банкротят хозяйство, они распродают все без всякого учета! И этому есть подтверждение, тому, что вся территория в тысячи квадратных километров разорена именем Российской Федерации! Разорена арбитражными управляющими, назначенными арбитражным судом и действовавшим от имени арбитражного суда». Вы можете представить себе масштабы трагедии? Государство разорило свою территорию, лишило тысячи работников рабочих мест. А наказанными оказались люди, выступившие на стороне защиты граждан.

Я нарисую картину. Выезжаем мы с Камышлова, и первым у нас когда-то был совхоз «Пригородный» — 180 коров, 600 свиней, 75 рабочих мест, хозяйство одно из лучших в районе, даже к началу двухтысячных хозяйство было на первом месте. Да, были долги, правда мизерные — несколько миллионов рублей, но потенциал был оценен в сто миллионов. И это хозяйство продали за 400 тысяч рублей. Это миф, такого быть не может, это подделка, фальсификация документов! И хозяйства нынче нет, ни одной головы скота, ни одного рабочего места. Проезжаем еще 6 километров — «Бутырское» хозяйство, аналогичная ситуация, только даже строений не осталось. Бывший военсовхоз «Калина» — красивейший поселок, мощнейшее хозяйство — до нуля! Совхоз «Галкинский» — до нуля разорили. И всё именем Российской Федерации арбитражными управляющими. Едем дальше, все та же ситуация. Более 1200 рабочих мест было уничтожено. Люди были лишены какой-либо перспективы на жизнь. А теперь скажите, можно ли к этой территории применить термин «права человека»? Право человека на жизнь? Нет такого права для этих человеков.

А посмотрите, что делает милиция и прокуратура. Видя нарушения, получая обращения граждан, делает вид, что этого нет. И не надо проводить ни каких особых следствий, это все происходит прямо на глазах. Но они пишут, что все в порядке, что нарушений не выявлено. Не могут эти миллионы рублей растаять и не попасть в руки проверяющих государственных чиновников. Значит оно там! Вот вам и низовая коррупция. Так вот такую коррупцию никакие указы президента, никакие анти-коррупционные комитеты и правозащитные организации победить не смогут. Это такая гидра крепкая, что голос правозащитника там утонет, и над ним только будут все смеяться. И такую коррупцию можно победить в России только атомной бомбой, другого метода нет.

У меня есть опыт руководства. С 1989 года я руковожу крупным объектом сельского хозяйства. Наше хозяйство было самым сильным в области, про него писали, что это «победивший коммунизм в отдельно взятом селе». Мы были самодостаточными, жили без государственной поддержки, без кредитов. Сами строили дороги, жилье, сами обновляли производство. Наша экономика была сильной, потому что мы производили качественную конкурентоспособную продукцию. И нас разорили в 1998 году не одни бандиты, которым мы отказывались за «крышу» платить, а там помогали разорять прокуроры и чиновники с двух районов. Как только у кого-то бизнес разовьется, его тут же отбирают, банкротят и распродают. Я в начале приводил пример: на 14 населенных пунктов, на тысячи квадратных километров совершенно уничтожена экономика, а там живет 5000 человек. Значит все, нас больше нет. И сейчас нет денег, чтобы все восстановить. Все сделано для того, чтобы людей просто уничтожить. И какие там могут быть после этого права человека?

К сожалению, не могу сказать, что вот если мы все граждане возьмемся за руки и победим. Во-первых — не возьмемся. И практика работы общественных организаций показала, насколько пассивным стало общество в деле защиты своих прав, в деле защиты своего дома, семьи. Да и чего мы (общество) ждали? Три миллиона пошли в охранники, два миллиона – в милицию, полмиллиона пошли в прокуратуру – все здоровые, крепкие мужики, возможно даже грамотные, что сложно сказать судя по их постановлениям, но возможно они просто маскируются. И они сидят целые дни парят яйца. И к ночи они импотенты! Вот не удивительно, что в России есть капитал в триста тысяч рублей на ребенка. И не удивительно, что российские мужики отказались с бабой спать бесплатно, только за триста тысяч вот эти. И рождаемость конечно падает.

И вы что думаете, эти люди пойдут защищать свои права? Им нужны эти права? Этим охранникам, которые целыми днями сидят на одном месте и решают: «пропустить — не пропустить!» Им никаких прав не надо, все уже зашорено. Беда! Это все молодые люди. И, когда их начинают увольнять, они уже не приспособлены ни на что. Они работать уже не могут, производить полезную продукцию уже не способны.

В такой ситуации можно громко заявить, в том числе и докричаться до президента, что не побороть ни коррупцию, не защитить ни какие права человека. Потому что мы не способны что-либо производить, Россия не способна выдать мировому сообществу полезную продукцию. Нечего даже обменять на новую технологию, некому — все в охранниках.

Конечно, может быть есть у государства какие-либо оправдания того, что они до сих пор содержат большое количество людей в тюрьмах, что у нас так много зон и тюрем. Ведь если копнуть историю России, то самые важные наши научные достижения были в тюрьмах.

Но чтобы всколыхнуть народ — не знаю как. Сужу я обо всей ситуации по своему району. Я не знаю, может быть где-то есть такой район, где все прекрасно и хорошо: появляются изобретения, выдают на-гора самую лучшую в мире продукцию. Но я сужу по своему району и могу сказать точно, что у меня нет спасенья ни для чего, ни для кого. Мы медленно, а может быть уже и не так и медленно, вымираем. Популяция россиян теряется, причем уже на генетическом уровне. И этому конечно главная причина — засилье силовых органов. И если сейчас президент не обратит внимание на этот крик, если не начнет реформу силовых структур, никаких кризисов нам не преодолеть.

А многолетний международный опыт показывает нам, что нельзя кормить такое количество вооруженных людей. Они не способны защитить государство в случае реальной опасности. Даже в Великую Отечественную войну основные потери врагам нанесли люди, защищавшие свои дома и земли — партизаны, а не вооруженные до зубов силовые органы. Как раз регулярные войска и наилучшим образом экипированные войска НКВД уходили, отступали, отдавая врагу миллионы квадратных километров своей территории. Не понимаю такого — не мужики значит были. И только партизаны, ударив в спину, помогли нашей красной армии победить врага. Вопрос на сегодняшний день: «если государство не может нас защитить, где записываться в партизаны?»

Если мы срочно ничего не придумаем, то население наше очень скоро вымрет. Больше не будет на этой огромной территории русоволосых и голубоглазых. И никакие Китай, Америка, Европа нам не угроза. Наша угроза — собственная власть: собственная милиция, собственная ФСИН, собственная прокуратура, собственные суды. Все, что создано нами же самими. Это и есть наша основная угроза, которая плевала и плюет на наши с вами права, которая считает нас за быдло, которая только может «понтоваться» и не хочет с нами сотрудничать.

И все эти наши обращения в Думу, Совет Федерации, президенту и прочие остаются пустой фикцией. А российская история нам подтвердит, что надежда умрет под следствием: заведут уголовное дело и сдохнет живой правозащитник — любое правозащитное движение в любой день могут прикрыть. И Россияне не способны отозваться на права человека, потому что они даже не рабы. Рабы во все времена поднимали восстания, чтобы взять свою свободу. А холопы всегда хотели себе хорошего барина. Барин у нас уже есть, а если бы нефть стала 200 долларов за баррель, то у нас был бы уже свой «живой русский бог» и мы ходили бы даже к нему молиться. Мы готовы к такому признанию. Тот, кто будет давать нам жрать и не заставлять нас работать, будет самый лучший для нас человек на свете. И имя этого человека мы знаем — Владимир Владимирович Путин.

Сейчас вот деньги кончились, их нет, мы не можем получить деньги на те программы, которые объявило государство: на развитие образования, медицины, сельского хозяйства. Они лопаются на корню. По причине непроходимой глупости. У меня по высказываниям в правительстве, складывается впечатление, что они там все невменяемые. Был такой министр Гордеев и он заявил, что «Россия скоро будет кормить один миллиард человек». Нас 140 миллионов, и министр это прекрасно знал, что мы не можем прокормить даже свои сто сорок миллионов, 50% продовольствия все равно закупаем. Может ли человек в здравом уме такое говорить?

Товарищ Скрынник Елена Борисовна, его сменщик, сказала: «Через три года мы обеспечим себя своим молоком и мясом». Хотя я только что рисовал картину: было 2900 крупного рогатого скота — нуль, было 7500 свиней — нуль. Было, было, было, и нет ничего на огромной территории. Так это кто собирается работать? Это каким образом госпожа министр собирается обеспечить «своим» молоком и мясом всю страну? Я думаю, что эти все заявления от недопонимания самой ситуации. Это все от зашоренности глаз: от Куршавелей, от Сочей, от больших зарплат.

Мы вроде бы как хотели поговорить на тему прав человека, а говорим о насущных проблемах выживания, которые отнюдь не способствуют развитию гражданского общества и становлению тотальной власти прав человека. Вот чего бы нам хотелось, но, увы!

На меня 29 уголовных дел завели за последние четыре года. Лишь потому, что об этом пишу, что об этом говорю. За то, что говорю, что все кто званием выше майора (будь то налоговая служба, милиция, прокуратура) хоть что-либо да крышует. Кому не хватает наркотиков, самопальной водки, проституции, игорного бизнеса, начинают открывать охранные предприятия и крышевать магазины. Гребут «бабло», едят его. И куда не пойди по стране — везде стоны людские раздаются. И как докричаться до президента?

А ведь мы были у него, в прошлом году крестьянским ходом к кремлю пришли. Все нас принимали до уровня Миронова, все нам обещали помогать. А после этого убивают Стаса Маркелова, Наталью Эстемирову и тысячи людей с менее звучными фамилиями: журналистов, правозащитников. Убивают, сажают по сфабрикованным делам — и это все именем Российской Федерации.

Конечно, нужно дружить со всеми государствами, но я бы предложил обратить особое внимание на те, которые своим трудом достигли всего: европейские страны, США. Но может быть там во власти виднее и нужно дружить с такими странами как Нигерия, и закапывать там в трубопроводы миллиарды долларов. Но пока мы не научимся уважать себя, никто нас уважать не будет. И если мы не вложим эти миллиарды в собственных людей, в собственную экономику — эта огромная территория просто обезлюдит.

И конечно это не исправляется за один день, но хотя бы что-то начать нужно. Потому что уже я серьезно задумываюсь не бросить ли все это, а, взявшись с теми, кто хоть что-то еще понимает, настрогать быстренько новое поколение. Может быть вообще запретить женщинам рожать от русских мужиков, потому что стыдно после себя такой ужас оставлять, может найти нацию здоровую духом и от нее родить?

А наши президент, депутаты Государственной думы, премьер и правительство бьются за счастье народа, чтобы это счастье никогда народу не досталось. Это мое мнение. Я не вижу результатов работы президента, премьера, депутатов Думы и Совета Федерации. Я считаю, что они работают плохо, некомпетентно и бестолково. Я считаю, что они зря проедают деньги.



Реклама

Выбор читателей