О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror697.graniru.info/blogs/free/entries/242307.html

в блоге Бредовое дело

Vip Дарья Костромина (в блоге Свободное место) 26.06.2015

12461
Реклама

Чем пристало заниматься высоким государственным структурам? Помните, в 2013 году следователь СКР по особо важным делам допрашивал Ксению Собчак про оральный секс и про Мизулину? По особо важным, Карл! - сказали бы сейчас. А впрочем, нет, сейчас бы уже не сказали, сейчас уже привыкли.

Теперь вот ФСБ предстоит расследовать, хуйло ли Путин и обидно ли ему от этого. Когда-то я удивлялась, видя оперативников ФСБ на небольших акциях активистов. Федеральная же служба безопасности, а занимается тем, что фотографирует, как, скажем, Екатерина Мальдон встала в пикет или как Ирину Калмыкову в автозак понесли.

Или вот чем, например, должен заниматься военный суд? Делами военных, это понятно, здесь могут быть любые мелочи. Но вдобавок военный суд рассматривает и преступления любых лиц, связанные с терроризмом. А это дела повышенной серьезности, особо значимые для государства. Например, как Александр Кольченко караулил на улице, пока кто-то ночью забрасывал бутылку с зажигательной смесью в окно «Единой России», от чего обгорел целый подоконник. Куда уж тут серьезнее?

Но есть куда. 1 апреля вынесли приговор жителю Старой Руссы Антону Изокайтису. Судил его Московский окружной военный суд, который ради такого важного дела устроил выездное заседание в Великом Новгороде. Изокайтис был признан виновным в публичном оправдании терактов в Волгограде (ч. 1 ст. 205.2) и в возбуждении ненависти к русским (ч. 1 ст. 282) и получил два с половиной года колонии-поселения. Приговор он обжаловал, апелляцию рассматривают не где-нибудь, а в Верховном суде. Так у меня появилась возможность посетить заседание и узнать о деле «террорюги» больше.

Итак, в Новый год сотрудники полиции привели в отдел пьяного и поместили в камеру для административно задержанных. Как следует из приговора, пьяный буянил и матерился - три часа непрерывно. С 8 до 11 утра, там специально уточняется. Герой Венички Ерофеева после фразы «И немедленно выпил» произнес полторы страницы чистейшего мата, но выкинул эту часть текста, чтобы ее девушки не читали. А Изокайтис превзошел классика, при этом свидетель Кузнецова В.А., по всей видимости, сотрудница полиции (точно понять из приговора трудно), не только не прикрыла женские ушки, но и включила аудиозапись на мобильном телефоне. Мне хочется верить в людей, и я-таки полагаю, что не для экстремистских галочек она это сделала, а чисто поржать с друзьями.

Если бы, впрочем, там был только мат, может, и продолжения бы не было, но Изокайтис, если верить показаниям свидетелей, нес агрессивный бред о том, как он ненавидит русских, чему-де особенно способствует его литовская фамилия, как он оправдывает насилие в отношении них, в том числе и в ходе Второй мировой войны, и теракты в Волгограде, которые случились за два дня до того.

Прочесть или прослушать аудиозаписи я не могу - они находятся в материалах дела. Единственная цитата в приговоре: «Я вас ненавижу, ненавижу...» - открывает простор для фантазии.

История умалчивает о том, что же произошло в 11 утра 1 января: то ли он уснул, то ли его из отдела вышвырнули, то ли - Роскомнадзор, закрой уши! - отмудохали, что плохо, но распространено. Но потом появилось уголовное дело, да сразу по трем статьям: изначально в комплект входила еще и ч. 1 ст. 280 (публичные призывы к экстремизму).

Каждая из этих статей - 205.2, 280, 282 - предполагает публичность, а аудиторией дебошира были ровно восемь человек, из которых шестеро полицейские. Никаких данных о том, что, выйдя из ненавистной ему ментовки, Изокайтис продолжил пропагандировать насилие и национальную дискриминацию, нет. И потом (лично я за абсолютную свободу слова, но попробуем понять логику цензурных ограничений), общественная опасность таких преступлений определяется не тем, кто и что говорит, а тем, кто и как слушает. Вдохновляются ли слушатели совершать теракты, помогать террористам, ненавидеть национальные группы. А тут в основном одна полиция - ей-то полагается быть устойчивой к противоправной пропаганде. Нет разве?

Статью 280 суд снял, мотивировав это как раз тем, что присутствующие не были предрасположены к тому, чтобы внять призывам к экстремизму. Так почему же нельзя было ту же логику применить и к оценке прочего пьяного бреда обвиняемого?

Изокайтис, сообщается в приговоре, признал вину частично. В то же время говорится, будто бы он написал явку с повинной, которая способствовала раскрытию преступления. В одном месте указано, что он признал, что ненавидит русских, а в другом - что мотивом его действий (по его словам) было несогласие с помещением в камеру для административно задержанных и желание спровоцировать конфликт с полицейскими, читай обратить на себя внимание. В этой части показания были сочтены надуманными: нет, говорит нам Московский окружной военный суд, перед нами большой преступник, умышленно унижающий русских, а дебоширом он только притворяется, чтобы избежать ответственности.

Собственных адвокатов у Изокайтиса не было. На процессе его интересы представляли два назначенных защитника, которые, как известно, бесплатны, поэтому щедрое государство вычло у осужденного еще и 13,7 тыс. руб. за их услуги.

Сейчас Изокайтис он находится под подпиской о невыезде. Поскольку его приговорили к сроку в колонии-поселении, он должен отправиться туда только после вступления приговора в силу, то есть после апелляции.

Апелляцию 25 июня начал рассматривать, повторюсь, Верховный суд. Изокайтис предварительно заявил, что не может приехать в Москву ввиду материальных затруднений и просит наладить ему видеосвязь в Старорусском районном суде. Наладили, а он не пришел. Приставы 25 июня его не нашли, а бабушка Изокайтиса им сказала, что он ушел в семь утра неизвестно куда, намерения участвовать в заседании не имел.

Разбирательство, как ни странно, отложили до 30 июня. Появится ли осужденный к этому времени, никто не знает. В розыск он пока не объявлен, разве что приставам поручено и дальше ходить по месту его жительства. Но если вы хотите увидеть деградацию понятий государственной важности, обязательно приходите к 10.00 в зал №6024. То есть приходите пораньше: Верховный суд - это очень важное место, и там зверский пропускной режим. Значит, приходите вы в это важное место, появляется подтянутая коллегия-тройка - и слушается дело о том, как кто-то три часа матерился и нес пургу в обезьяннике. Так ведь нарочно не придумаешь.


Материалы по теме

Комментарии
3113

"Нэдоработка товарыща Путина! У нас с Лаврэнтыеэм он би ныкуда нэ ушэл!"

User nanoscience, 28.06.2015 05:04 (#)
3460

Дарья, Ваши колонки очень хорошие. Мне нравятся. Так держать! А какой факультет Вы закончили и в чем специализировались? Я Вам скажу, что мало откликов от местных, я думаю, люди Вас уважают, и не хотят вклиниваться, чтобы не мешать.. А правозащитники не особенно светятся в блогах, тем более в колонках. Так что, это хороший признак чистоты. Вы мне интересны, как автор.

(комментарий удалён)
User philosioph, 28.06.2015 16:32 (#)
23378

Следователь, наврное, была неопытной девушкой, а ей так хотелось знать все детали в подробностях. Чтобы при случае самой не оконфузиться. Хе-хе.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей