О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Ирангейт Путина

Валерия Новодворская, 06.09.2010
Валерия Новодворская. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Валерия Новодворская. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

Российские каратели рубились в двух жестоких, грязных и несправедливых войнах за то, чтобы Чечня осталась субъектом Российской Федерации. В конце концов в одной могиле похоронили независимость Ичкерии и российскую Конституцию. И какова же награда за потерянное лицо, потерянные человеческие жизни, потерянное будущее и потерянные громадные деньги? Субъектом чего является Чечня? По-моему, субъектом Ирана, если не считать, конечно, проспекта Путина и голосования за стражей исламской - нет, простите, чекистской - революции. Конечно, тщеславные индюки из "Единой России" мало походят на стервятников-фундаменталистов из иранского инквизиторского корпуса, но политическое самодовольство и служебное рвение, неприятие конкуренции и свободных выборов, обращенность в прошлое и ненависть к США их объединяют.

Чечня не просто потеряла лучших своих мужчин и юношей, стариков, женщин, 40 тысяч убитых и искалеченных детей (которые, кажется, волнуют только правозащитников российских и иностранных типа Андре Глюксмана и Ванессы Редгрейв); она потеряла надежду на тот западный путь развития, на ту теплую, умную, человечную и современную свободу, которую ей возвестил Джохар Дудаев, чеченский Ататюрк. Только вот жестокости Ататюрка не было у Джохара, и армянский (или русский, или любой другой) геноцид он бы счел вещью невозможной, потому что примером для себя почитал не Аллаха или Магомета, о которых имел самое смутное представление, потому что был абсолютным атеистом, сколько доброго шейха Мансура и героя чеченцев вольнодумца Байсангура, а из своих современников - историка-либерала Юрия Афанасьева.

Чеченцы всегда считались нерадивыми мусульманами, у фанатиков они не котировались. Знаменитый Шамиль (еще не Басаев, но такой же оголтелый фундаменталист) силой и казнями обращал чеченцев в ислам. Вообще-то он сильно смахивал на Рамзана Кадырова и на его почтенного отца. Это собирательный образ, ибо сражаться с империей Кадырову-младшему не пришлось - он быстро переквалифицировался в коллаборациониста и сатрапа. Такой же фанатик, такой же изменник делу своего народа. Жаль, что Шамилю из XIX века никто не заказывал голоса за белого царя: у него тоже 99,9% проголосовали бы "за". И отпусти его белый царь домой, под присмотр российских войск, он наверняка назвал бы его именем пару проспектов в Грозном.

В Чечне российская Конституция не действует в особо извращенной форме: там отменено светское государство и явочным порядком введен шариат. Господи, я помню другую, веселую, молодую, европейскую Чечню, где никто кроме самых древних стариков не знал, как носить чалму, и древний танец "зикр" танцевали тоже старики - для туристов; помню Джохара в его вечном котелке и французском костюме; вернисажи его жены Аллы, очень талантливой художницы; девушек в мини-юбках с декольте, с модными прическами; поэтов, художников и депутатов Европы, прилетавших в Грозный порадоваться чеченской свободе; прекрасную ичкерийскую Конституцию и щедрый на дискуссии парламент; и ни одного террориста, ни одного ваххабита. Тогда Шамиль Басаев читал "Плейбой" и мечтал о компьютеризации Чечни. Мой друг Хамад Курбанов, московский англоязычный чеченец, умница, эрудит, бизнесмен (его русская жена Оля и сын живут где-то в России), погибший вместе с Джохаром от одной российской ракеты, всегда говорил мне: "Не дай Бог Чечне стать Ираном, тогда уж лучше нам не надо такой независимости".

Россия не просто растерзала Чечню - она ее растоптала и вбомбила не в каменный век, а в теократию. Когда я впервые услышала: "Чечня - субъект Аллаха", - я поняла, что фанатик Мовлади Удугов побеждает европейца Ахмеда Закаева; а Ваха Арсанов заставлял актрис играть Джульетту в платочках еще при бессильном справиться с ваххабитами Аслане Масхадове. Порка и публичные казни - это мы увидели еще до второй войны: Россия лишила Масхадова денег, все деньги были у исламистов. Чечню не отпустили в свободное плавание в Европу с европейским и харизматическим лидером Джохаром Дудаевым, который так мало требовал от России и так много ей обещал: общая армия, общие границы, общая экономика, общая валюта. Не обещал он только портретов, голосов и проспектов имени Ельцина. Впрочем, дай Ельцин независимость и помоги деньгами на первых порах, его именем чеченцы назвали бы улицу добровольно. Эти гордые, свободные и образованные чеченцы эмигрировали или были убиты. Последней оказалась Наташа Эстемирова. В Чечне не осталось волков, а только гиены, шакалы и овцы. Тиран Кадыров, его янычары и порабощенный народ.

Впрочем, памятник карателю Ермолову ставят в Пятигорске преждевременно: в Грозном взорвали поочередно 16 таких памятников, как бы и 17-й к ним не присоединился.

На улицах Чечни оскорбляют, избивают, обрызгивают краской, а теперь еще и похищают женщин без платков и в коротких юбках. Иран пришел, но не вместе с независимостью, а вместо нее, с помощью христианнейшего президента Путина.

Кадыров не хочет зваться президентом? Да, конечно, какой он президент! Он сатрап у нашего всероссийского Ксеркса. У него и камеры пыток свои, и зинданы (все как у первого Шамиля), и живых людей бросают львам из личного зверинца, как в древнем Риме.

Вот в это плавание на Восток Чечню отпустили охотно. Как у нас принято говорить, "она утонула". Был и в Грузии тоже такой туземный царек с камерами пыток и со своим зверинцем. Звали его Аслан Абашидзе. Он прикармливал у себя под Батуми две российские дивизии и с помощью этих наемников делал что хотел. Он называл себя "львом Аджарии" и твердил, что его предки-князья владели Аджарией исстари. Вот он и устроил в Аджарии средневековые порядки. От этого деспота Грузию избавил президент-реформатор Михаил Саакашвили. Теперь "лев Аджарии" нашел себе приют на российских госдачах вместе с другими такими же коллаборационистами типа азербайджанского Аяза Муталибова или грузинского гэбешника Гиоргадзе. У нас же имперская помойка для всех прогоревших агентов влияния.

А будущее Чечни предсказуемо: ведь Рамзан Кадыров считает, что неверных жен невредно побивать каменьями, как это собираются сделать с той бедняжкой из Ирана, за которую вступаются правозащитники и первая леди Франции.

Из нас вышли не только очень плохие демократы, но и никудышные, неграмотные и безответственные колонизаторы. Ведь англичане, разжившись Индией, первым делом отменили варны и касты, сделали всех индусов юридически равными и запретили заживо сжигать жен на погребальных кострах мужей.

Валерия Новодворская, 06.09.2010

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей