О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Сцилла не мягче Харибды

Валерия Новодворская, 18.10.2010
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Наш просвещенный и инновационный век незаметно въехал то ли на "мерсе", то ли на осляти, то ли на верблюде в эпоху религиозных войн. После крестового похода мы в Европе столкнулись с полумесячным контрнаступлением. Крестовый поход мы видели своими собственными глазами: последней в арьергарде за отступившей инквизицией плетется РПЦ с ее аутодафе для художников, галеристов, иноверцев, чеченцев и таджикских девочек, которых наши патриархи не желают защищать. То есть с полумесячным контрнаступлением столкнулись, конечно, не мы, а европейцы, и они не поняли, что надо пройти между Сциллой и Харибдой. Сциллой гонений на религиозные меньшинства и Харибдой предательства европейских ценностей, главной из которых всегда была свобода. Европейцы приложились к Харибде. Вызывайте МЧС, но только не Сергея Шойгу. Для таких кораблекрушений "Единая Россия" не годится. А мы столкнулись с мечетью в Текстильщиках и влипли в Сциллу.

Впрочем, если бы католики, протестанты, кришнаиты или дзен-буддисты надумали построить себе что-нибудь этакое вместо пресловутой мечети, мы бы тоже наверняка им отказали. РПЦ повернулась бы к ним "своею азиатской рожей". При всем нашем (процентов на 30) стремлении в Европу 50% населения стремится в "совок", а 20% – неведомо куда, в какую-то страну "с особым путем развития"; поэтому мы и болеем пока своим азиатским гриппом. А полумесячное контрнаступление нам не угрожает потому, что мы бедны и с нас нечего взять. Поэтому давайте сначала поможем Европе, нашей Мекке, ведь ее поражение – это поражение нашей мечты, нашего святого Грааля. А потом уже займемся нашими скорбными делами.

В Голландии, легализовавшей даже легкие наркотики, свобода слова может оказаться вне закона. Там совершается попытка запретить религиозно-политические дискуссии. Это падение, моральное и юридическое. Герта Вилдерса судят за то, что ему не нравится Коран и кажется опасным политическое и гражданское измерение ислама. Коран мне тоже не нравится, так же как и "Ригведа", и доктрины кришнаитов, конфуцианцев, иеговистов и хаббардистов. Мне это не близко - и Герту Вилдерсу, видимо, тоже. Да и Голландии заодно. Голландия – это же не пустырь, на котором можно устроить маленький исламистский концлагерь для женщин, вотчину талибов, Ахмадинежада и "Хизбаллы". Голландия – это страна, сбросившая еще в XVI веке иго испанской монархии. Это страна насмешника и диссидента Тиля Уленшпигеля. Для того ли она боролась с инквизицией, чтобы жить по законам стражей исламской революции?

Герт Вилдерс не предлагает сжигать или запрещать Коран, что было бы форменным идиотизмом и отсутствием культуры (жечь книги нельзя, это варварство; даже жечь Mein Kampf – это тот же фашизм, что и у штурмовиков, а уж жечь Коран – или слабоумие, или инквизиция). Он предлагает обязать выходцев из тоталитарных государств Востока жить в его Голландии и вообще в Европе согласно Декларации прав человека и Пакту о гражданских и политических правах. Следуя конституции страны проживания (все конституции Европы выдержаны в стиле этих документов и написаны по их канве), а не шариату, ибо шариат – политическая система бесправия и угнетения (для женщин, диссидентов, атеистов и иноверцев). Если исламисты со мной не согласны, пусть снимут с женщин черные мешки и остановят систему женской сегрегации, пусть перестанут устраивать кошачьи концерты по поводу книг Салмана Рушди или карикатур в датских газетах. Пусть отменят хиджабы и побивание каменьями, пусть примут и полюбят Израиль и США и проклянут шахидов, взрывающих дискотеки, и тех безумцев, кто летел на башни-близнецы. Пусть позволят опровергать свои истины и узаконят атеизм. Тогда Герт Вилдерс будет виноват, а пока он прав.

Другое дело доктор Тило Саррацин. Он посмел высказаться против работящих, безобидных и высокоинтеллектуальных евреев. Пусть не обижается теперь, если его перепутают с доктором Менгеле. Пепел Освенцима еще не остыл.

А в нашей Московии совсем не те проблемы. Около нас не покорыстуешься, мы и своих-то бедняг не кормим, не то что чужих. И наши мигранты – полезные и безропотные работники, которых шпыняют нацисты и менты, а теперь еще и обыватели. Когда у Галины Старовойтовой спросили, что надо делать с национальными меньшинствами, она ответила, что их надо любить.

Англия многое дала индусам, Франция пыталась дать свою культуру и технику странам Магриба, США спасли Японию, пол-Кореи, Косово, спасают Ирак и Афганистан, пытались спасти Кубу и Вьетнам. Отвечать на это джихадом – несправедливость. А мы, горе-колонизаторы, что мы дали даже в XIX веке Кавказу и Средней Азии? Что грузинам, армянам, таджикам и узбекам дала тесная средневековая клетка СССР? Место под нарами в столыпинском вагоне? Статуи Ленина и Сталина? Мы отвечаем за тех, кого приручили – или просто посадили на цепь в нашем зверинце. Пусть спокойно работают, им нечего есть дома из-за нас, из-за советского стажа. Барашков резать надо, конечно, в сарае, чтобы никто не видел этого ужасного зрелища. Но мечеть им, тихим и забитым, нужна. Пусть молятся за себя и за нас.

Я знаю одно местечко в Москве, где мечеть москвичам не помешает, где не надо будет рубить деревья, ликвидировать пляжи и сносить бульвары. Надо просто снести Мавзолей, убрать красные звезды с кремлевских башен и ликвидировать могилы убийц типа Сталина и Войкова у кремлевской стены. И вместо всего этого построить мечеть. Пусть каждый добрый христианин, атеист или демократ внесет свою лепту на строительство. Я тоже готова дать свои 50 баксов. Раз уж мы не хотим использовать эти башни и эту площадь для нужд своей культуры и христианской религии. Нам эта площадь, похоже, не нужна. У нас там стоит языческое капище злодея Ленина и сверкает символика красных бандитов. Мечеть вместо Мавзолея, минареты вместо красных звезд – это будет для нас шаг вперед… И везде, где стоят памятники Ленину и где христиане не удосужились вместо них поставить часовни, пусть мусульмане поставят свои мечети. Пополам с католиками, протестантами и буддистами, которым тоже хочется что-то построить и которым не выделяют места для храмов под неласковым солнцем Москвы. Как сказал бы французский писатель Жорж Бернанос, под солнцем Сатаны.

Валерия Новодворская, 18.10.2010

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей