О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Обманная весна

Валерия Новодворская, 05.05.2005
Валерия Новодворская. Фото с сайта www.orc.ru
Валерия Новодворская. Фото с сайта www.orc.ru
Реклама

Это хемингуэевский термин. Призрачная весна, весна-ловушка. Распускаются почки, прилетают птицы. Тепло. Солнечно. И тут оно как вернется, как выскочит из-за угла. Зима, непогода, снег. И гибнут молодые листочки, гибнут надежды согреться, освободиться из ледяного плена, перестать страдать. У Анны Ахматовой это тоже есть: "...Жестокая, студеная весна// Налившиеся почки убивает.// И ранней смерти так ужасен вид,// Что не могу на Божий мир глядеть я.// Во мне печаль, которой царь Давид// По-царски одарил тысячелетья". Хемингуэй пишет, что это самое печальное зрелище в мире. "Но когда холодные дожди льют не переставая и убивают весну, кажется, будто ни за что загублена молодая жизнь".

Обманная весна 1945 года стала для России и ее колоний, скрывавшихся под кличкой "СССР", именно таким испытанием. Измученная, истерзанная страна жаждала отдыха и ласки. Военнопленные из гитлеровских лагерей хотели вернуться домой, чтоб кормили и не убивали. Узники советских лагерей смерти, "истребительно-трудовых", хотели того же: любви, тепла, человеческого участия, возвращения домой. Ничего этого ни те, ни другие не получили.

Весна 45-го была самым странным временем года в истории. Она наступила только для Америки и Западной Европы. Солдаты вернулись домой, оккупация Франции, Норвегии, Дании, Италии кончилась. Даже для Германии наступила весна - не надо было больше бояться гестапо и бомбежек. Точнее, для Западной Германии наступила. Но для стран Балтии, Восточной Европы, Восточной Германии, Восточного Берлина и СССР продолжалась жестокая, смертельная, безысходная зима. Советские военнопленные, те, что имели глупость поверить сталинским посулам и вернуться в советскую зону, эшелонами отправлялись в сибирские концлагеря. Окруженцы, узники Бухенвальда, угнанные в Германию на работы хлопцы и девчата - все шли в телячьи вагоны.

Узникам ГУЛАГа, 58-й статье, "политикам", или "фашистам", как смели называть их уголовники из "социально близких", не объявляли амнистии ни в 45-м, ни в 48-м, когда начался новый виток репрессий, когда в застенки пошли уже по новым статьям: за восхваление американской техники (тех студебеккеров, на которых воевали), за восхваление американской демократии (это после встречи с союзниками на Эльбе). Сталину не нужны были больше ни братья, ни сестры. Он торопился отомстить народу, который держал его судьбу в своих руках четыре долгих года, который пачками, поленницами, сотнями тысяч, не жалея, бросали в топку войны, воюя не умением, которого не было у бездарных советских военачальников, а числом солдат или безоружных ополченцев. В живых все-таки кое-кто остался, и Сталин неуклонно сокращал это число.

Победы не было ни для крымских татар, ни для чеченцев, вознагражденных за свой героизм на фронте поголовной депортацией. Победы не было для Западной Украины, которая пошла в ГУЛАГ эшелонами, не исключая и 16-летних ребят ("бандеровцам в лес молоко носили").

Не настала победа и для народов Балтии, которые тоже пошли в Сибирь. И чему удивляться сегодня, что латышский легион защищался от Красной армии в немецкой форме? Да они рога и копыта надели бы и хвосты привязали, если бы дьявол дал им оружие для защиты от такого страшного врага, как советская власть. Да и нам ли укорять за мундиры бойцов дивизии "Галичина" и латышский легион? Чем, интересно, немецкая форма была хуже советской? Против фашизма приходилось воевать в форме альтернативного фашизма. Кому уж как не повезло.

Не было никакой победы для Пряслиных, героев эпоса Федора Абрамова, которые продолжали валить лес у себя под Архангельском, голодные, обираемые уполномоченными. Не было победы для фронтовиков типа Сергея Вохминцева, героя "Тишины" Юрия Бондарева, столкнувшихся в мирной Москве с Лубянкой.

Не было победы для Восточной Европы, попавшей под советский сапог.

Так для кого она была? И что мы собираемся отмечать 9 мая? 8 мая человечество отметит день окончания Второй мировой войны. День победы над фашизмом. Путин и его чекисты будут бряцать литаврами (кинув ветеранам жалкую подачку, да еще и приравняв их к штурмовикам, воюющим в Чечне, и к колонизаторам, воевавшим в Афганистане). Ведь никаких иных достижений за 60 лет у коммунистов и чекистов не накопилось, а наши достижения 1991-93 годов они отняли и похоронили.

9 мая Путин укроется в тени сталинской шинели и ему покажется, что оттуда не так виден итог для всей послевоенной России: 60 лет поражения.

На Красную площадь приедут наследники и продолжатели участников ялтинского сговора: Буш, Блэр и Ширак. В 1945-м их страны скормили Сталину Восточную Европу, Балтию, миллион выданных беженцев. Сегодня они отдают Путину Чечню.

Не приедут жертвы. Литва, Эстония... 9 мая, глядя на триумфального Путина верхом на Т-34, мое поколение и те, кто младше нас, кто никогда не будет воевать на стороне советской армии, должны вспомнить слова фронтовика Булата Окуджавы: "А все-таки жаль: иногда над победами нашими встают пьедесталы, которые выше побед".

И даже, как выясняется, вместо побед. И уже второй пьедестал.

Валерия Новодворская, 05.05.2005


Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей