О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья На верность бутерброду

Валерия Новодворская, 10.09.2009
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Умер Сергей Михалков. Что ж, все мы смертны. Немногие порядочные люди могут похвастаться таким долголетием, которое выпало на долю этому бездарному приспособленцу. Пушкин погиб в 37 лет... Не могу понять, почему о покойниках принято говорить aut bene, aut nihil. Разные бывают покойники. Гитлер, Гиммлер, Геринг, Сталин, Берия, Ежов... Все мы, и живые, и мертвые, подчинены одному нравственному закону, который Сергей Михалков, слуга всем господам, нарушал до смертного часа. И смерть в своей постели, не на соломе, не в камере, едва ли может служить оправданием. Молодой Михалков вскочил на подножку этого красного трамвая и катался на нем до конца, даже в наши дни, когда в третий раз писал гимн на ту же барабанную музыку, теми же скудными, скаредными, бездушными словами.

Сергей Михалков - это феномен. Когда-то Иуда Искариот (тоже, кстати, покойник) только один раз в жизни получил 30 сребреников за жизнь Иисуса, который воскрес. А Сергей Михалков ухитрился получить 90! Три раза: при Сталине - 30, при Брежневе - 30 и последнюю тридцатку при Путине! А сколько ему причиталось от советской власти за жизнь Пастернака (который, кстати, не воскрес из мертвых, а умер, затравленный, в отчаянии, - навсегда)? Как бездарный гимнописец глумился над великим и добрым поэтом, который никому не сделал зла! "Некий злак, который звался Пастернак..."

Он не пропустил никого: ни Даниэля, ни Синявского, ни Солженицына, осудив всех, включая ни в чем не провинившегося писателя Константина Буковского - из-за сына-антисоветчика Владимира. Сталина в 60-е годы уже не было, но он продолжал жить по его подлым законам. Отец должен отвечать за сына. Уже было безопасно, за молчание уже не сажали, но он не мог молчать: зарабатывал следующие 30 сребреников.

Он был не только подл, но и зол. Предавая Россию, совесть, дворянскую честь, вечные истины, он не щадил и людей. Владимир Буковский остался один свидетельствовать против него, другие его жертвы, честные и порядочные люди (плюс великий Солженицын) предстали перед Всевышним раньше него.

Были ли у него какие-нибудь убеждения? Я думаю, что нет. Он вовсе не был твердокаменным большевиком, иначе не написал в 1995-м: "Рухнул "Союз нерушимый", похоронив под своими обломками, казалось бы, незыблемые структуры партийно-государственного аппарата с его равнодушной к судьбе человека правоохранительной и карательной системой, прогнившей экономикой, "развитым социализмом" и призрачными коммунистическими идеалами". Что это было, прозрение? Нет! Конъюнктурка! Ельцинский период! Придет Путин - и он опять напишет гимн.

А вот что писал этот великий поэт в начале 60-х, когда уже никто не стоял над ним с ружьем и с кандалами: "Чистый лист бумаги снова на столе передо мной, я пишу на нем три слова: слава партии родной". И снова: "Коммунизм"! Нам это слово светит ярче маяка. "Будь готов! - Всегда готовы!" С нами ленинский ЦК!"

Да, автор воистину велик, в нем чувствуется то Данте, то Шекспир. То есть убеждений нет, есть мимикрия, приспособленчество. Бесстыжая, голая подлость. Хозобслуга режимов: сталинизма, застоя, путинской реставрации.

Вы, конечно, вправе спросить: а что он сделал лично мне? Почему я его так ненавижу? Во-первых, я всегда ненавидела политических подонков, как Ланцелот - драконов. Помните, что он говорил на эту тему? "Ну не люблю я их". Вот и я тоже - подонков не перевариваю. А потом, г-н Михалков лично меня ограбил. Он украл у меня, вступив в преступное сообщество с г-ном Путиным, мое государство, то есть мой гимн "Патриотическая песнь" Михаила Глинки. В неустановленном месте, в установленных целях, за очередные 30 сребреников. И если михалковский гимн олицетворяет наше государство, то мне такое государство не нужно, и я опять бомж, как в СССР. В смысле "безродный космополит".

И на кого теперь подавать иск? На наследника, г-на Никиту Михалкова? Его, кстати, тоже загубило его происхождение. Великий актер, большой режиссер кончил очень плохо: лживыми "12-ю", лакейским фильмом "55" и изгнанием из киносоюза Виктора Матизена (не считая замордованного Марлена Хуциева). Кровь, господа, кровь. Гены. И кто теперь будет смотреть гениальную экранизацию "Несколько дней из жизни Ильи Ильича Обломова"? После таких-то деньков из жизни Никиты Сергеевича Михалкова? Надо было ему в свое время поступить с отцовским наследием как советовал Тенгиз Абуладзе в фильме "Покаяние".

Так что зря г-н Михалков писал: "Нас вырастил Сталин на верность народу". Сталин их, совписов, действительно вырастил. На верность бутерброду - желательно с икрой.

И самое печальное в михалковской кончине - это его похороны и показная, заказная скорбь телеканалов. Его хоронили как классика. И даже Виктор Шендерович, действительно великий сатирик, вдруг посмертно обнаружил у "гимнюка" талант. Да еще большой. Я лично отыскала три безвредных (на четверочку) стихотворения. Дело было вечером, делать было нечего. Мораль вполне советская. И тут еще кота с собой взяли. Лучше, чем ЦК.

Но единственный "шедевр" - это про неверующего Фому и крокодила. Это надо было раньше читать, в 1999 году. В начале путинской эры. Мы вас предупреждали, а вы не верили. Помните, дорогие члены покойного СПС? "Путина - в Кремль, Кириенко - в мэрию!" Так, да? "Уже крокодил у Фомы за спиной, уже крокодил поперхнулся Фомой, из пасти у зверя видна голова, до берега ветер доносит слова: "Неправда! Не ве..." Аллигатор вздохнул и, сытый, в зеленую воду нырнул". Не маловато ли для классика?

А насчет дяди Степы не надо. Кто сейчас станет восхищаться ментом? Дядя Степа наших дней - мздоимец и палач. Из тех, что забивают до смерти безвинных людей в участках, а потом, чтобы замести следы, топят их в реке или сжигают заживо. Да, Алексей Николаевич Толстой тоже продавался. Но "Золотой ключик" - это останется, это здорово. А Гайдар - тоже не антисоветчик, но пока есть дети, они будут его читать. И Катаева - тоже. Это большая литература. Останутся Маршак и Чуковский. А вот Михалков останется в другом качестве: с салфеткой, подносом и гимном наперевес.

Возможно, я плохая христианка, но я хочу, чтобы после смерти злодеев и лакеев ждал ад. Я не настаиваю на сере и огне, на средневековых пытках. Я просто хочу, чтобы хотя бы там, где есть праведный и неподкупный судья, таких, как Сергей Михалков, выгнали из-за стола президиума, подвергли остракизму и не подавали им руки. Люди этого не смогли. Уповаю теперь на ангелов. Или, на худой конец, на чертей.

Валерия Новодворская, 10.09.2009


Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей