О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror682.graniru.info/Politics/Russia/m.140192.html

статья Российское правотворчество

Борис Вишневский, 18.08.2008
Борис Вишневский. Фото с сайта kamsha.ru
Борис Вишневский. Фото с сайта kamsha.ru
Реклама

"Власти Южной Осетии не пустят обратно грузинских беженцев, которых покинули свои села в зоне грузино-осетинского конфликта из-за начала военных действий, сообщил президент непризнанной республики Эдуард Кокойты в интервью "Коммерсанту".

"Мы не намерены туда больше кого-то запускать. Более 18 тысяч осетинских беженцев из Грузии сейчас находятся в Северной Осетии. Нам их нужно возвращать в Южную Осетию", - заявил Кокойты. На вопрос о грузинских анклавах в Южной Осетии, действительно ли, что они фактически уничтожены, президент непризнанной республики ответил: "Мы там практически выровняли все. Установили границу Южной Осетии... А что, надо допустить, чтобы нас оттуда обстреливали? Опять стреляли нам в спину и издевались над нашим народом?"

Вообще-то именно это и называется "этническими чистками", в которых Кокойты простодушно признается и в проведении которых Путин, Медведев, Лавров и другие обвиняют Грузию по принципу "нападение – лучшая защита". При этом г-на Кокойты президент Медведев торжественно принимает в Кремле, обещая "гарантировать" статус Южной Осетии. Впрочем, чему удивляться? Кто там у нас в друзьях? Махмуд Ахмадинеджад и ХАМАС? Но если лидеров ХАМАСа, которые, как и иранский президент, публично призывают к "решению еврейского вопроса", радушно принимали в Москве - чем хуже Кокойты, решающий "грузинский вопрос"?

"К уголовным делам по фактам массовых убийств и геноцида в Южной Осетии могут добавиться статьи о военных преступлениях и преступлениях против человечества, передает ИТАР-ТАСС, ссылаясь на заявление председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина, возглавляющего работу российских следователей в Цхинвали. По словам Бастрыкина, сейчас проводится работа по исследованию и документации фактов применения грузинской стороной по мирному населению недопустимых систем вооружений, в частности, систем залпового огня, которые, по международным договорам, не могут применяться в городах с мирным населением".

Помнится, эти международные договоры появились задолго до войны в Чечне. Еще в Гаагской конвенции 1907 года говорилось, что "воспрещается атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения". И в Женевской конвенции 1949 года (с дополнительными протоколами 1977 года) "О защите гражданского населения во время войны" все сказано о недопустимости подобных действий.

Все мы знаем, как Россия "соблюдала" в Чечне эту конвенцию. И соответствующие факты давно уже исследованы и документированы независимыми журналистами, а кое-что - даже Европейским судом по правам человека. Хочется спросить у главы Следственного комитета: когда будут возбуждены дела против тех, кто виновен в этих преступлениях? Когда будут хотя бы вызваны на допрос - не говоря уже о возбуждении дел - в Следственный комитет бывший верховный главнокомандующий Путин вместе с Героем России генералом Шамановым, генералом Хрулевым и другими нынешними "миротворцами"?

Понятно, что куда легче и приятнее в служебном плане заниматься обоснованием "геноцида", якобы устроенного Грузией в Южной Осетии. Но, во-первых, это слово имеет вполне четкую юридическое определение – в соответствии с Конвенцией по предупреждению и наказанию преступления геноцида, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года, под геноцидом понимаются "действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую", а именно а) убийство членов такой группы; b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Ни одному из этих признаков совершенное 8-12 августа в Южной Осетии - обстрел и штурм Цхинвали, боевые действия в городе и его окрестностях - как представляется, не соответствует. Можно и, наверное, необходимо вести речь о нарушении Грузией упомянутой выше Женевской конвенции 1949 года, но не о геноциде. Тем не менее российские официальные лица раз за разом говорят именно о геноциде, совершая намеренную подмену понятий.

Между тем все больше и больше сомнений возникает в достоверности данных о потерях среди гражданского населения Южной Осетии. Установившаяся в российских проправительственных СМИ цифра (2000 человек) не подкреплена ничем кроме заявлений официальных лиц.

На данный момент международная правозащитная организация Human Rights Watch, опираясь на данные российских медиков, установила факт гибели лишь 50-60 человек и ранения около 500 человек. О шести тысячах раненых - а примерно столько их должно быть, если верить данным о 2000 погибших, - ничего не известно, их лишь несколько сотен, причем многие из них не гражданские, а военные. Возможно, эти подсчеты неточны и реальные потери значительно выше. Но российская сторона не предъявляет никаких доказательств и не сообщает о своей методике подсчета

Бесспорно, даже и десятки погибших мирных граждан – это трагедия. Но поскольку страшные цифры потерь с первых же дней конфликта служили главным пропагандистским обоснованием военных действий со стороны России, не может не возникнуть вопрос: что если речь идет о намеренной дезинформации с целью возбуждения ненависти у российского населения в отношении Грузии и оправдания пребывания российской армии на грузинской территории?

Кстати, а какой, собственно, "миротворческий мандат", о котором нам все время твердят, сегодня имеет Россия?

Сочинские (Дагомысские) соглашения 1992 года перечеркнуты, поскольку они изначально исключали "возможность вовлечения Вооруженных сил Российской Федерации в конфликт". Перечеркнуто и утвержденное этим соглашением "Положение об основных принципах деятельности воинских контингентов и военных наблюдателей, предназначенных для нормализации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта", согласно которому миротворцы должны были пресекать деятельность "любых неконтролируемых сторонами вооруженных формирований" и немедленно урегулировать групповые конфликты, в том числе вооруженные. Миротворцы имели право преследовать, задерживать, а в случае оказания вооруженного сопротивления уничтожать вооруженные банды и формирования, не выполняющие требования режима чрезвычайного положения в зоне конфликта, а преследование и ведение боевых действий за пределами зоны конфликта могло осуществляться только после обязательного уведомления местных правоохранительных органов. Наконец, миротворцы имели право вести боевые действия, используя исключительно имеющиеся у них на вооружении средства, и в соответствии с приказом командующего. Понятно, что все эти положения также были нарушены.

По существу аннулирует соглашение и отказ России от предписанной им структуры миротворческого контингента – российской, североосетинской и грузинской части, а именно - заявление российских властей, о том, что грузинские миротворцы не будут допущены в Южную Осетию.

Далее, нарушен Федеральный закон от 23 июня 1995 г. N 93-ФЗ "О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности", по которому решение о направлении за пределы территории России воинских формирований Вооруженных сил для участия в миротворческой деятельности принимается президентом РФ на основании постановления Совета Федерации. Данный вопрос, как известно, в Совете Федерации не обсуждался.

Наконец, мандата ООН на миротворческие действия в Южной Осетии у России нет и никогда не было. Не говоря уже о "миротворческой деятельности" на остальной территории Грузии: в Сенаки, Поти, Гори, Боржоми, Зугдиди.

Таким образом, когда Дмитрий Медведев заявляет, что "Россия, как гарант безопасности на Кавказе и в регионе, примет то решение, которое будет отражать недвусмысленным образом волю этих двух кавказских народов" и "не просто будет принимать эту волю, но и будет руководствоваться в своей внешней политике этой волей и гарантировать ее исполнение на территории Южной Осетии и Абхазии в соответствии с тем миротворческим мандатом, который у нас есть", он не опирается ни на какие юридические нормы, ибо никакого "миротворческого мандата" уже не существует. Не говоря уже о том, что статусом "гаранта безопасности на Кавказе и в регионе" российское руководство наделило себя само. Никакими международными нормами или двусторонними договорами это не установлено.

Снова, снова – громом среди праздности,
Комом в горле, пулею в стволе:
- Граждане, Отечество в опасности!
Граждане, Отечество в опасности!
Наши танки на чужой земле!

Как сегодня написано.

Борис Вишневский, 18.08.2008

Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей