О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror694.graniru.info/Politics/Russia/m.138313.html

статья Бабочка Чжуан Чжоу-2

Андрей Пионтковский, 30.06.2008
Андрей Пионтковский
Андрей Пионтковский
Реклама

Ежегодно Чикагский совет по международным отношениям проводит двухдневную неформальную встречу экспертов из разных стран (человек 20-30) для обсуждения ключевых проблем мировой политики. Здесь не принято делать специальных докладов. Участники в свободном режиме обмениваются мнениями по вопросам, которые сами считают нужным поставить.

Я приехал в этот раз (12-14 июня) под свежим впечатлением от доклада товарища Пань Гуана в Вашингтоне, которым я уже поделился с российским читателем. Желающие сами могут ознакомиться с аудиозаписью зтого, на мой взгляд, исторического семинара. Кстати, профессор Фред Старр, который в качестве директора проекта "Шелковый путь" Высшей школы международных исследований (SAIS) вел семинар, рассказал мне, что визит товарища Паня готовился на высоком уровне в Пекине и Вашингтоне в течение двух месяцев и его специально попросили предоставить площадку для публичного выступления Паня.

В Чикаго на этот раз были два весьма высокопоставленных китайца, такого же плана, как и Пань, только более молодого поколения.

Чикагский совет проводил свою встречу по правилам, не позволяющим атрибутировать цитаты, поэтому на этот раз я не буду называть имен.

Естественно, что, когда речь зашла об Афганистане, я спросил: а что наши китайские друзья думают о непростой обстановке в этой граничащей с Китаем стране и не исключают ли они возможности китайского военного участия в стабилизации ситуации?

Китайцы, как мне показалось, посмотрели на меня с благодарностью за этот пас и довольно долго и заинтересованно говорили на эту тему. Они пошли даже несколько дальше Пань Гуана, который, как вы помните, допускал присутствие китайских войск в Афганистане исключительно под эгидой ООН. Мои чикагские китайские собеседники говорили уже о возможности двустороннего соглашения Китай-НАТО, о чем, как они заметили, уже шел предварительный обмен мнениями в ходе визита межпарламентской делегации НАТО в Пекин. "Как же так? - ошарашенно спросил один западный эксперт. - Ведь все китайские официальные документы осуждают блоковую политику?" Ответом ему была снисходительная улыбка.

Чикагская встреча подтвердила то, что было уже ясно после семинара в SAIS. Китайцы проводят активный зондаж на предмет предложения своей помощи США в Афганистане. Как сказал в Чикаго китайский коллега в частной беседе: "Мы им предлагаем, а они пока осторожничают".

Понятно, что осторожничают. С чисто военной точки зрения американцы, конечно, нуждаются в такой помощи. Китайцы - это не европейцы, которые не воюют позже шести часов вечера и дальше чем в часе езды от ближайшего госпиталя. Но в более широком контексте принятие китайского предложения означало бы такой серьезный геополитический выбор, который уходящая через несколько месяцев администрация просто не имеет права делать.

Это предложение следующему президенту, кто бы им ни стал.

Предложение блестящее по стратегическому замыслу. Его реализация позволила бы Китаю одновременно решить целый ряд геополитических задач.

Во-первых, фактический военный союз США и Китая в Афганистане внес бы значительную определенность в структуру ключевого для Евроазии треугольника Китай-США-Россия. Россия становилась бы в нем третьим лишним, чем-то вроде ближнего зарубежья Китая.

Во-вторых. Военное присутствие Китая в Афганистане закрепило бы доминирование Китая в другой части его ближнего зарубежья - Среднеазиатском регионе с его огромными энергетическими ресурсами.

В-третьих. Существенно изменится ситуация в треугольнике Китай-Индия-Пакистан. Китайское присутствие в Афганистане освободит Пакистан от навязчивого страха окружения Индией. Именно этот страх толкает сегодня пакистанскую Межведомственную разведку на фактическую поддержку исламских радикалов в Афганистане.

В-четвертых. Если военное сотрудничество будет складываться в формате Китай-НАТО, то оно политически привяжет и Европу к стратегическому союзу с Китаем. Изоляция России станет абсолютной.

В-пятых. Не связанные условностями буржуазного гуманитарного права китайские войска зачистят интернациональные центры исламистов (лишенных поддержки Пакистана) так основательно, что внешняя подпитка синьцзянского сопротивления полностью прекратится.

Все эти пять пунктов сводятся к одной формуле - "Великая шахматная доска" по Збигневу Бжезинскому. Именно такой кондоминиум двух сверхдержав - США и "Большого Китая" - предлагал Бжезинский десять лет назад в своей знаменитой книге как модель мирового устройства в XXI веке. Тогда, на пике американского могущества и влияния, эта точка зрения казалась экзотической и маргинальной. Но китайцы умеют ждать. Они могли бы ждать и 50 лет. События, однако, развивались гораздо быстрее.

Американцы умерили свою гордыню и осознали пределы своих возможностей, столкнувшись с серьезными трудностями в Ираке и Афганистане.

Проблема Тайваня, служившая основным препятствием к американо-китайскому сближению нашла свое концептуальное решение в умах тайваньской элиты. Как замечательно предвидел писавший совсем о другом Василий Аксенов, новое поколение гоминьдановцев стало ощущать себя частью "Великого Китая" и необратимый процесс гонконгизации Тайваня уже начался.

И наконец, складывавшийся было в 2001-2002 годах американо-российский стратегический союз, перспектива которого так беспокоила Пекин, был удачно похоронен дружными усилиями российской политической "элиты".

Китайцы блестяще выбрали время и акупунктурную точку (Афганистан) для дебютного хода на "Великой шахматной доске". Сравните масштаб стратегического мышления наследников Сунь-цзы и внуков Молотова-Риббентропа.

Каким будет ответный ход американцев? Пригласят ли они китайские войска в Афганистан? Барак Обама не очень опытен во внешней политике, но непререкаемым гуру и наставником для него является все тот же Збигнев Бжезинский. 80-летнему патриарху американской внешней политики может выпасть триумфальный шанс не только увидеть своими глазами, но и, наставляя молодого президента, осуществить реализацию своей излюбленной геополитической концепции.

Все политические инстинкты Джона Маккейна будут против сделки с Китаем. Несмотря на ее краткосрочные плюсы, в долгосрочном плане она беспроигрышна для Китая и опасна для Америки. Но ситуация в Афганистане, тупой антиамериканизм Москвы и мощное китайское лобби в Вашингтоне будут подталкивать его администрацию в том же направлении.

Андрей Пионтковский, 30.06.2008

Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей