О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

новость Отказные решения по жалобе политзека Асташина на отправку в Норильск отменены

11.07.2017
Иван Асташин. Фото с ФБ-страницы Владимира Акименкова
Иван Асташин. Фото с ФБ-страницы Владимира Акименкова
Реклама

Кассационная инстанция Мосгорсуда отменила отказ в удовлетворении жалобы Ивана Асташина, фигуранта дела Автономной боевой террористической организации, на этапирование в Норильск, а также апелляционное определение по жалобе на этот отказ. О решении, вынесенном еще 29 июня, сейчас сообщила "Граням" мать политзека Ольга Асташина.

Жалоба Асташина возвращена на новое рассмотрение в Замоскворецкий райсуд Москвы.

"Появилась слабая надежда, что его все же этапируют поближе к дому", - заметила мать политзека.

Интересы Асташина в заседании представлял адвокат Игорь Поповский.

Кассационная жалоба на предыдущее решение Замоскворецкого райсуда и апелляционное представление Мосгорсуда была направлена еще 31 июля 2014 года. Таким образом, рассмотрели ее лишь почти три года спустя.

Часть 1 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса (места отбывания лишения свободы) устанавливает общее правило, согласно которому заключенные должны отбывать сроки в тех регионах, где они жили или же где были осуждены. В то же время часть 4 этой же статьи приводит список категорий граждан, на которых это правило не распространяется. В их числе - лица, осужденные, как и Асташин, по "террористической" 205-й статье УК.

Между тем сухопутное сообщение между Москвой и Норильском отсутствует, что затрудняет контакты политзека с семьей. Таким образом, отправка Асташина в Норильск нарушает статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции. В этой связи политзек в августе прошлого года направил жалобу в ЕСПЧ, а в феврале нынешнего - обратился в Конституционный суд с требованием признать часть 4 статьи 73 УИК не соответствующей Основному закону.

Также, рассказала Ольга Асташина, 29 июня была рассмотрена еще одна жалоба политзека - в Красноярском крайсуде. С 1 января 2017-го в России начали применять такой вид наказания, как исправительные работы. Он с самого начала предусматривался Уголовным кодексом, однако до начала нынешнего года исправительных центров для осужденных к такому наказанию не существовало. Между тем две из норм УК, по которым осужден Асташин - часть 2 статьи 167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога) и часть 1 статьи 222 (незаконный оборот боеприпасов) - наряду с заключением в колонию предусматривают исправработы.

В этой связи политзек обратился в Норильский горсуд с ходатайством о смягчении приговора, однако проиграл разбирательство. В Красноярском крайсуде 29-го числа рассматривалась апелляционная жалоба на отказ. Тем не менее и в этот раз решение было вынесено не в пользу политзека.

Эти разбирательства проводились без защитника. Красноярский адвокат Наталья Алексеева консультировала политзека по телефону, но в судах не участвовала.

Для участия в процессах Асташина вывозят из норильской ИК-15 строгого режима в СИЗО-4, расположенный в том же городе. Как рассказал "Граням" общественный активист Владимир Акименков, по возвращении после судов в колонию Асташин сообщил, что по сравнению с маем 2016 года, когда его предыдущий раз вывозили в СИЗО-4, условия в этом изоляторе серьезно ухудшились.

Самому Асташину не разрешали звонить, ссылаясь на то, что он "плохо себя ведет", и игнорировали его заявления. Также ему отказали в заверении доверенностей на имя адвоката Поповского. Наконец, за время пребывания в СИЗО политзеку объявили три выговора: один за то, что он днем присел на койку, второй - за то, что днем прилег на нее, третий - за то, что из-за жары снял робу и тем самым "нарушил форму одежды". Теперь у Асташина в сумме семь взысканий - предыдущие четыре он получил в ноябре прошлого - начале нынешнего года в ИК-15.

Кроме того, сообщил политзек, в СИЗО-4 появились пресс-хаты - еще в прошлом году их не было. Во многих камерах теперь есть "директора", подписавшие соглашение с фсиновцами о сотрудничестве; их набирают в основном из числа уже осужденных, а не подследственных. "Директора" следят за соблюдением режима, а также добывают оперативную информацию, применяя как моральное, так и физическое давление.

В целом, заключил Асташин, СИЗО-4 все больше напоминает пыточную ИК-17 строгого режима в Красноярске, где политзек содержался до перевода в апреле 2014 года в норильскую колонию.

Асташину 25 лет, он уроженец столицы. Прозвище - Паук. До ареста учился в Российском химико-технологическом университете.

В ночь на 20 декабря 2009 года, в канун "дня работника органов безопасности", Асташин с четырьмя товарищами провел акцию "С днем чекиста, ублюдки!", бросив бутылку с коктейлем Молотова в здание отдела ФСБ по Юго-Западному округу столицы. В результате поджога никто не пострадал, а материальный ущерб оказался незначительным. При этом сам Асташин непосредственно в акции не участвовал, а вел ее видеосъемку.

Кроме того, 11 февраля 2010 года Асташин попытался взорвать самодельной бомбой автомобиль Lexus, припаркованный на Солнцевском проспекте Москвы. Однако мощности бомбы хватило лишь на то, чтобы у машины отлетел бампер.

Силовики начали фабриковать дело о терроризме. В него наряду с акциями Асташина вошли вылазки, проведенные в 2009-2010 годах подмосковной группой Богдана Голонкова, который и придумал название "Автономная боевая террористическая организация". Эта группа совершила ряд поджогов опорных пунктов милиции, а также торговых точек, принадлежащих кавказцам. В ходе акций Голонкова и товарищей тоже никто не пострадал. При этом члены групп Асташина и Голонкова до открытия дела знакомы между собой не были.

28 декабря 2010-го Асташин был задержан. Помимо прочего ему вменили подготовку ко взрыву столичной ТЭЦ-11, который, как утверждалось, планировалось совершить на Новый год.

На следствии фигуранты дела несколько раз меняли показания. Сам Асташин в итоге признал вину частично - только по эпизодам акции "С днем чекиста, ублюдки!" и поджога Lexus.

Приговор по делу АБТО вынесла 12 апреля 2012 года коллегия Мосгорсуда в составе Павла Мелехина (председательствущий), Татьяны Соловьевой и Сергея Иванова. Изо всех 10 фигурантов Асташин, объявленный лидером группировки, получил максимальный срок - 13 лет строгого режима с ограничением свободы после выхода из колонии.

23 июля 2012 года Верховный суд смягчил Асташину приговор до 12 с половиной лет, а 11 декабря 2013 года президиум ВС снизил политзеку срок до 9 лет 9 месяцев и снял с него дополнительное наказание - ограничение свободы по выходе из колонии. Асташин освобождается 22 сентября 2020 года.

В окончательном варианте судебного решения политзек признан виновным по пункту "а" части 2 статьи 205 (теракт, совершенный организованной группой; восемь эпизодов), части 1 статьи 30 - части 1 статьи 205 (приготовление к теракту), части 1 статьи 223 (незаконное изготовление боеприпасов), а также части 2 статьи 167 и части 1 статьи 222 УК.

28 июня 2013 года Мосгорсуд запретил АБТО, объявив ее террористической организацией.

В ноябре 2015 года художник Петр Павленский на суде по выбору ему меры пресечения за акцию "Угроза" упомянул дело АБТО, сравнив акцию Асташина и его товарищей со своей.

В начале 2016-го Асташину было выделено 100 тысяч рублей в рамках проекта поддержки политзаключенных "Помощь Ходорковского и Навального", реализуемого "Открытой Россией". 20 тысяч рублей из этой суммы политзек распорядился передать приморским партизанам.

11.07.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей