О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Папина Победа

Лев Рубинштейн, 05.05.2010
Лев Рубинштейн. Фото Граней.Ру
Лев Рубинштейн. Фото Граней.Ру
Реклама

Это, может быть, помнят те, кто постарше. Была такая в середине 50-х годов то ли "крокодильская" карикатура, то ли картина "холст-масло" с остросатирическим сюжетом. Сюжет был такой. Стоит посреди столицы автомобиль "Победа", очень престижный и крутой по тем временам. А рядом, облокотившись на автомобиль и самоуверенно скалясь всеми своими ста двадцатью семью зубами, стоит такой - в поперек себя шире буклированном пиджачке, с заморской сигареткой в нерабочих пальчиках, с пышным "коком" на голове, на ногах "корочки на микропорочке". Одним словом, стиляга, золотая молодежь, тунеядец, маменькин сынок, трутень, "чувак", плесень на здоровом организме нашей славной трудовой и учащейся молодежи. Художественное это произведение называлось "Папина "Победа".

Юмор там заключался в каламбурном мерцании двух значений слова "победа". Название машины, конечно же. А второй смысл в том, что стилягин папаша - чья "Победа" - относится к фронтовому поколению. Воевал он, значит, воевал, кровь проливал на всех фронтах, победил фашиста, вернулся, понимаешь, потом растил-лелеял свое любимое чадо, потом и "Победу" приобрел на свои трудовые - и вон чего в результате получилось. Тьфу, от людей стыдно! Такая вот, значит, "победа". Э-эх!

А еще мне вспоминается такая словесная игра времен моего детства. Берется какое-нибудь слово, и от него отсекается первая буква. Получается другое слово, которое тоже что-нибудь значит. От него тоже отсекается первая буква. Опять получается слово. И так далее. Следующий этап игры заключался в том, чтобы сочинить небольшой рассказ с использованием этих постепенно укорачивающихся слов.

Помню, что очень подходящим для этого дела оказалось слово "победа". И рассказ получался примерно такой: "Нами была одержана победа. Но мы остались без обеда. С нами приключилась беда. У нас пропала еда. Ты ее украл?" - "Да!".

В детстве я радостно осознавал лишь чисто формальное изящество этой, так сказать, новеллы. Ее глубинный экзистенциальный драматизм дошел до моего понимания лишь спустя многие годы. Так бывает с искусством: художник решает вроде бы чисто формальную задачу, а получается в результате такое, что самому становится страшно.

Это я все к тому, что "победа", которую мы опять собираемся пышно, натужно и весьма истерично праздновать, - это слово-ловушка.

Да, это была великая и жертвенная победа. И отрицать это было бы и безнравственно, и безвкусно. Слово "победа" было оправданным и насущным в период войны как заклинание, как звезда на горизонте нескончаемых мытарств и страданий. "Наше дело правое - мы победим". Все правильно - победить необходимо. Без этого смерть.

Вроде бы все правильно. В битве должен кто-то победить. По всем формальным признакам победили мы. Ура.

Но тут-то все только и начинается. И возникает столько вопросов, что не остается ничего лучшего, чем отмахнуться от всех сразу. Для чего победа? Кто от этой нашей победы выиграл? Кому она пошла на пользу, а кому во вред? Что с ней делать? Как жить дальше? Как сделать так, чтобы больше не приходилось побеждать с ТАКИМИ жертвами? Да и вообще: не будет войн - отпадет и потребность в победах.

Культ победы, как и любой культ, вреден и опасен. Но дело-то в том, что государство, подобное сталинскому или нынешнему российскому, только на этом культе и держится.

"Победа" - это ключевое слово в той этической системе, которую исповедует наша власть и идейно обслуживающий ее персонал. Без "побед" им никак. А без войн не бывает и побед.

"Победителей не судят". "Победитель получает все". "Историю пишут победители". Эти звонкие, соблазнительные и при этом глубоко архаичные формулы звучат в контексте реалий и ценностей современного мира мало того что не очень уместно, но и просто аморально. А у нас - в самый раз.

Вот мы и застряли в той самой победе. Вот мы и буксуем в ней, как полуторка в мокрой глине.

Современный цивилизованный мир тоже отмечает этот праздник. Но празднует он не "победу", а наступление мира. Мир пошел вперед. И для него в результате оказалось самым важным не то, кто кого победил. Самым главным и насущным оказалось усвоение уроков этой страшной войны. Важно не то, КТО победил, а кто и что ВЫИГРАЛ. Оказалось, что выиграл в том числе и немецкий народ, убийственным и самоубийственным своим опытом избавленный от смертоносных иллюзий исторической исключительности и национального мессианства.

А мы, как заколдованные, уже которое десятилетие все не можем выйти на свежий воздух из душного кинозала, сомнамбулически уставясь в экран, на котором, кажется, навсегда зависло слово "победа".

Поэтому спустя столько лет эта тема не перестает быть столь болезненно саднящей. А государство и общество неизменно уподобляются ребенку, который не дает зажить болячке на локте, вновь и вновь сладострастно сдирая не до конца засохшую защитную корочку. И поэтому война у нас никогда и не кончается.

Победа - это еще не мир. Победа - это всего лишь финал войны. Это всего лишь часть войны, хотя и заключительная ее часть. Апофеоз. Помните картину "Апофеоз войны"? Вспомнили? Вот и я том же. А сверху там, если помните, вороны. Конечно, вороны - а кто же еще.

Лев Рубинштейн, 05.05.2010


Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей